俄罗斯科学院中国与现代亚洲研究所创办于1966年

Состояние дел в КНДР на фоне «вспышки лихорадки»

05.09.2022

В мае 2022 г. в КНДР было объявлено о проникновении в страну коронавируса, после чего непрофильные или ангажированные эксперты стали рассуждать о грядущем экономическом крахе и возможной смене режима. Однако уже 10 августа была провозглашена победа над пандемией. Существенное значение имеет анализ того как Северной Корее удалось добиться этого результата в кратчайшие сроки.

12 мая 2022 г. Центральное телеграфное агентство КНДР (ЦТАК) официально сообщило, что «анализ образцов, взятых 8 мая у пациентов с высокой температурой, показал наличие омикрон-штамма, который в последнее время быстро распространяется в мировом масштабе». После этого в стране был введен «чрезвычайный противоэпидемический режим», а ангажированные или непрофильные эксперты за рубежом стали писать о неминуемом крахе системы здравоохранения и экономики КНДР, если не о возможной смене режима вообще.

В сложившейся ситуации перед руководством КНДР встал целый ряд вопросов, которые нуждались в оперативном решении.

· Организовать карантинный режим внутри страны, лишив вирус возможности распространяться.

· Выполнить комплекс логистических задач, связанных со снабжением населения лекарствами, продовольствием и предметами первой необходимости в условиях карантина.

· Не допустить срыва посевной, которая приходится на май-июнь, а также замедления иных ключевых проектов, важных для развития страны.

· Обеспечить необходимый уровень координации ведомств.

· Поддерживать рвение и моральный дух населения, как предотвращая выгорание врачей, чиновников и других профессионалов, так и обеспечивая строгое соблюдение дисциплины.

Угроза сразу же получила наивысший приоритет: в течение пикового периода эпидемии (до конца мая) состоялось шесть, посвященных ей, заседаний Политбюро и Президиума политбюро ЦК ТПК, а Ким Чен Ын лично знакомился с ситуацией, в том числе посещая пхеньянские аптеки.

Для координации действий и разработки стратегии был создан Государственный чрезвычайно-противоэпидемический штаб. В течение буквально одних суток после того, как северокорейские ученые подтвердили, что сюда пришел именно коронавирус, государство перешло на функционирование в режиме чрезвычайной ситуации. Партия, армия, хозяйственные, административные, правоохранительные, общественные структуры были мобилизованы на преодоление кризиса: все территориальные единицы наглухо "отгорожены" одна от другой, полностью прекратилось всякое перемещение внутри страны.

В помощь гражданским медикам привлекли военных, а также студентов медицинских вузов, «санитарных активистов» и медработников-пенсионеров. Параллельно начали работу онлайн-курсы по приобретению практических знаний, и возможностей удаленной диагностики. Укреплялась и материально-техническая база здравоохранения.

При этом власти провели разумную «сортировку сил»: задачи, требующие меньшего уровня профессиональной компетентности (поквартирные обходы, раздача лекарств населению и др.) выполняли участковые врачи и медсестры, а специалисты более высокого, профильного уровня решали более сложные проблемы. При центральных больницах были сформированы мобильные группы быстрого реагирования.

Для решения как карантинных, так и логистических задач (снабжение лекарствами аптек, работавших 24 часа в сутки) привлекалась армия. Были приняты «специальные юридические меры» по предотвращению хищений или спекуляции лекарствами в условиях ЧС.

Для того, чтобы жители Пхеньяна могли покупать продукты и товары первой необходимости, не покидая карантинную зону, в городе были организованы дополнительные торговые точки. По стране эту роль выполняли мобильные отряды обслуживания. Они же занимались доставкой в квартиры, где находились заболевшие и доступ туда был запрещен без специальной экипировки.

Тотальный локдаун по китайскому образцу сбил лавинообразный рост заболевших, однако в отличие от подвергнутых локдауну районов КНР, власти КНДР продолжали экономическую и хозяйственную деятельность на жизненно важных для страны направлениях, в первую очередь, для успешного проведения посевной.

Информирование о динамике развития заболевания (сводки ЦТАК упоминали термин «лихорадка») осуществлялось по наиболее понятному критерию: высокая температура. Массовое ПЦР-тестирование населения не при этом применялось ввиду недостаточного количества как самих тестов, так и подготовленных лабораторий.

По словам Ким Чен Ына, сложившийся кризис стал «испытательным стендом для различения достоинства и недостатков всех систем работы нашего государства», однако победа была одержана в короткие сроки. Уже 29 июля число заболевших в день, которое 15 мая, на пике заболеваемости, составляло более 392 тыс. чел, сократилось до нуля, а 10 августа власти официально объявили о победе над вспышкой вируса, жертвой которого стали всего 74 чел.

 Признаков перегрузки системы здравоохранения или краха экономики не отмечалось даже по слухам, тиражируемым антисеверокорейскими пропагандистскими изданиями. Южнокорейская разведка также отметила, что предпосылок к дестабилизации общественно-политической ситуации в стране нет.

Тем не менее, процесс «запуска» чрезвычайной       системы функционирования государства занял несколько дней, в течение которых Ким Чен Ын открыто критиковал те или иные структуры за неготовность или отсутствие рвения или расторопности. Много внимания уделялось политико-моральному состоянию общества. Работа в этом направлении предусматривала «открытое информирование о ходе борьбы с эпидемией», широкую санитарно-просветительскую работу (включая пропаганду правильных методов лечения), а также «кампанию по мобилизации членов ТПК», которые должны были «решительно подняться на борьбу за защиту народа и всегда стать дозорным отрядом, ударным отрядом и пулестойкой стеной в сегодняшней суровой противоэпидемической войне».

Официальной причиной появления коронавируса в КНДР было объявлено, что он проник в страну с Юга на предметах, запущенных на воздушных шарах антипхеньянскими активистами. Хотя наиболее вероятное место для проникновения коронавируса – это Китай, где незадолго до того случилась вспышка в приграничных районах. Напомним, что КНДР, построив дезинфекционные доки, в январе 2022 г. начала возобновлять сухопутные торговые связи с Китаем.

Каковы прогнозы на ближайшее будущее? Учитывая постоянное появление новых штаммов и новые волны коронавируса, КНДР не будет торопиться с открытием своих границ. Скорее всего до окончания глобальной пандемии коронавируса противоэпидемический режим, установленный в КНДР, в разной степени будет сохраняться (например, сейчас его уровень - « от наивысшего до высокого»).

Если говорить о заимствовании опыта КНДР, то «победа, одержанная над «лихорадкой» в сжатые сроки», во многом является следствием особенностей авторитарной системы, которая позволяет оперативно манипулировать силами и ресурсами, характеризуется высочайшей организованностью и дисциплиной, четким, отработанным до мелочей механизмом принятия решений и доведения их до исполнителей, подкрепляется безусловным следованием приказу и высокой сознательностью граждан.

Выводы

Руководство КНДР сразу же адекватно оценило уровень угрозы и разработало эффективную стратегию с учетом специфики страны. При этом оно пользовалось поддержкой народа, дисциплинированно выполнявшего карантинные меры; ни здравоохранительная, ни экономическая системы не показали признаков «краха». Все это говорит об устойчивости существующей системы управления и ее способности давать эффективные ответы на новые комплексные вызовы.

То, что Северная Корея успешно преодолела данную проблему, важно как при оценке перспектив развития ситуации в КНР в целом, так и в контексте отношений КНДР и РФ, в рамках которых Пхеньян выступает как устойчивый и надежный союзник Москвы.