ИНСТИТУТ КИТАЯ И СОВРЕМЕННОЙ АЗИИ РАН | ОСНОВАН В 1966 ГОДУ

🇨🇳 Военно-гражданская интеграция в КНР

02.06.2022

Аналитическая записка рассматривает влияние недавно утверждённых установочных документов, принятых на сессиях ВСНП и НПКС Китая (14-й пятилетний план на 2021-2025 и перспективных целей на 2035 год) на корректировку военных расходов КНР и направлений развития Народно-освободительной армии Китая.

Тема

Обороноспособность, наука

Материалы

Приоритетным направлением развития военно-гражданской интеграции (ВГИ) в КНР в рамках нового 14-го пятилетнего плана (2021–2025) объявлена необходимость совместного использования военных и гражданских научно-исследовательских объектов и одновременного проведения военных и гражданских научных исследований в космической сфере, киберпространстве, биологии, новых видах энергии, ИИ, что закреплено в разделе пятилетнего плана «Ускорение модернизации национальной обороны и вооруженных сил» в пунктах 56 и 57.

ВГИ, имеющая важнейшее значение для обеспечения обороноспособности страны и модернизации экономической системы, является приоритетом оборонных бюджетов КНР на 2021/2022 финансовый год и напрямую коррелирует с заявлением председателя КНР Си Цзиньпина, который пообещал «сделать страну великой военной державой в ближайшие десятилетия».

В 2020 году правительство КНР предприняло попытки максимально защитить НОАК и военную экономику от глобальных экономических проблем, вызванных пандемией коронавируса COVID-19, благодаря чему лишь незначительно были замедлены темпы роста военных расходов – до 6,7%. В 2021 год военные расходы Китая составляли 202 млрд долларов (номинальное увеличение на 6,8% по сравнению с бюджетом 2020 года (188 млрд долларов). В 2022 году военные расходы на оборону увеличились еще на 7,1 % до 1,451 трлн юаней (около 229 млрд долл. США). Вместе с тем многие зарубежные аналитики, в т.ч. Стокгольмский международный институт исследований проблем мира полагают, что Китай существенно занижает официальные данные о военных расходах и реальные цифры могут быть выше на 25-30% (не включаются затраты на стратегические силы, оборонные научно-технические разработки, закупки иностранного вооружения и полувоенные формирования).

Помимо объявления военных расходов, по результатам двух сессий 2021 года в рамках весенних заседаний Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП) и Народного политического консультативного совета Китая, также было объявлено о мероприятиях, связанных с модернизацией национальной обороны КНР. Для стимулирования инноваций будет создано большее количество лабораторий, специализирующихся на ИИ и квантовых вычислениях. Китай параллельно проводит исследования по применению данных технологий в военных целях, и планы на пятилетку показывают, что это направление остается приоритетным до 2026 года.

Изучение планов 14-й пятилетки позволяет утверждать, что китайские руководители сосредоточат усилия на повышении технологических возможностей в ключевых областях: искусственный интеллект (ИИ), квантовые вычисления, производство полупроводников, изучение дальнего космоса, глубоководные исследования, полярные экспедиции.

Пекин объявил, что, начиная с 2021 года будут увеличены расходы на фундаментальные военно-научные исследования на 10,6%, а расходы на НИОКР – более чем на 7% ежегодно в течение следующих пяти лет.

В 2021 году начался «третий этап реформирования» НОАК, направленный на достижение долговременной политической цели – создание армии мирового уровня к 2049 году. Согласно пятилетнему плану, перспективные цели НОАК к 2027 году (к столетию ее основания) состоят в укреплении ВС с помощью достижений науки и технологий, более тщательного подбора кадров, ускорения военной модернизации.

Идея военно-гражданской интеграции нашла отражение в Законе КНР о национальной обороне 2020 г., который содержит положения, касающиеся ВГИ: развитие оборонной науки, технологий и промышленности должно осуществляться в соответствии с принципами военно-гражданской интеграции, интеграции мирного и военного времени, приоритета военной продукции и инновационного, независимого и контролируемого развития (ст.34); государство поощряет и поддерживает инвестиции в национальную оборону гражданскими предприятиями и гражданскими лицами, имеющими соответствующие лицензии, защищает законные права и интересы инвесторов и предоставляет им преференциальную политику (ст.56). 

В научных кругах Китая полагают, что цель ВГИ заключается в создании интегрированной военно-гражданской системы, позволяющей осуществлять стратегическое планирование сбалансированного развития страны в зависимости от внутренних и внешних условий при рациональном использовании ресурсов. В более широком смысле речь идет о создании системы, позволяющей эффективно использовать политику, экономику, вооруженные силы, науку и технику, культуру («мягкую силу») в их органической взаимосвязи для повышения комплексной государственной мощи, включая научно-технологический, экономический и военный потенциал. В Китае сознают, что на новом историческом этапе, характеризующемся бурным развитием информационных технологий, в том числе искусственного интеллекта, открываются новые возможности для расширения и углубления военно-гражданской интеграции, прежде всего в качественном отношении, что будет способствовать повышению международной конкурентоспособности страны и усилению влияния Китая в мире. Предполагается, что военно-гражданская интеграция должна охватывать другие национальные стратегии Китая, в том числе:

  1. Национальные стратегии высшего уровня: стратегия «Выхода во вне». инициатива «Один пояс, один путь», стратегия развития на основе инноваций, стратегия подготовки научных и инженерно-технических кадров нового поколения. 

  2. Национальные стратегии достижения статуса мировой державы в критически важных сферах: передовое высокотехнологичное производство, космос, мировой океан, кибернетическое пространство, искусственный интеллект.

  3. Стратегии развития регионального уровня: скоординированное развитие зоны Пекин-Тяньцзинь-Хэбэй, развитие экономического пояса реки Янцзы, стратегия развития Запада, стратегия обновления Северо-Востока.

Политика Си Цзиньпина в данной сфере заключается в осуществлении перехода от начального этапа военно-гражданской интеграции эпохи Ху Цзиньтао (2003-2013 гг.) к этапу ее углубления на современном этапе. На сессии ВСНП КНР в марте 2015 г. Си Цзиньпин заявил о том, что военно-гражданская интеграция должна рассматриваться как национальная стратегия.

Для реализации военно-гражданской интеграции, в стране создана и находится в процессе развития система партийных, государственных и военных органов, подотчетная Центральной комиссии по развитию военно-гражданской интеграции – высшему партийному органу во главе с Си Цзиньпином, обеспечивающим единое руководство и координацию политики в сфере ВГИ. В процессе военной реформы Китая 2015-2020 гг. в структур Центрального военного совета (ЦВС) КНР создана Научно-техническая комиссия, осуществляющая координацию интегрированного развития военных и гражданских НИОКР в рамках ВГИ, а в структуре Министерства промышленности и информатизации Госсовета КНР – департамент военно-гражданской интеграции. В 2016 г. в структуре Управления стратегического планирования ЦВС КНР создано бюро военно-гражданской интеграции, взаимодействующее с Комитетом по развитию и реформам и являющееся движущей силой гражданского участия в оборонной промышленности, в то время как на Государственное управление по оборонной науке, технологиям и промышленности (ГУОНТП) возложены задачи по устранению барьеров на пути конверсии обороны.

Одновременно осуществлены меры для перевода процесса военно-гражданской интеграции на плановую основу. В годы 13-й пятилетки КНР (2016-2020 гг.) параллельно шла реализация нескольких взаимосвязанных государственных программ, имеющих непосредственное отношение к деятельности ВПК и военно-гражданской интеграции. Важнейшими из них являются: 13-й пятилетний план развития оборонной науки и технологий (13th Five-Year Defense Science-and-Technology (S&T) Plan), 13-й пятилетний специальный план развития науки и технологий и военно-гражданской интеграции (The 13th Five-Year Special Plan for Science and Technology Military–Civil Fusion). Последний находится в компетенции ЦВС КНР и имеет целью создание интегрированной системы исследований и разработок в области искусственного интеллекта, биоинженерии, квантовых технологий, передового производства, новых композитных материалов и смежных областей, с конечной целью «захватить командные высоты международной конкуренции».

В 2018 г. в КНР была принята новая стратегия ВГИ, включающая программу создания на плановой основе пилотных зон и лабораторий ВГИ, а также завершение к 2020 г. реформирования, в том числе акционирования, государственных научно-исследовательских институтов и академий оборонного профиля (за исключением учреждений фундаментальной науки). Одновременно объявлено решение о создании центров инноваций, направленных на развитие потенциала Китая в информационных технологиях, вычислительных системах, биотехнологиях, обеспечение безопасности в сфере обороны и в электронном пространстве, а также – поддержки программы «Сделано в Китае-2025», направленной на создание в гражданском секторе высокотехнологичного производственного потенциала. 

В программе «Сделано в Китае 2025» поставлена амбициозная задача превратить Китай в передовую индустриальную державу к 2025 году в качественном отношении, достичь промежуточного уровня среди мировых индустриальных держав к 2035 году и войти в число ведущих мировых индустриальных держав к 2049 году (к столетию образования КНР). Наряду с этим программой предусмотрено неуклонное сокращение зависимости производственного сектора КНР от импорта материалов и наиболее сложных высокотехнологичных компонентов; к 2025 г. уровень самообеспечения по данным статьям как гражданского, так и военного секторов производства должен достичь 70%.

В Китае полагают, что вследствие происходящей мировой революции в военном деле приоритетными для экономики и национальной обороны являются следующие области науки, технологий и производства, многие из которых имеют «двойное» (военное и гражданское) назначение:

  • мощные ракеты-носители, ядерные энергетическиеустановки, системы технического обслуживания объектов, находящихся на космических орбитах; 

  •  использование ресурсов ИСЗ как военным, так и гражданским секторами; создание спутников связи и другой коммуникационной инфраструктуры;

  • совершенствование кибер-безопасности; развитие интегрированных информационных систем космос - Земля; создание и строительство испытательных полигонов для военной электронной разведки; 

  • координация потребностей военного и гражданского секторов в глубоководных и удаленных морских и океанских испытательных полигонах; 

  • совершенствование технологий подводных измерений, передачи данных и обеспечения безопасности; расширение комплексных возможностей мониторинга в мировом океане; строительство глубоководных станций, надводных морских платформ для размещения на них объектов атомной энергетики; 

  • активное развитие строительства мощных ледоколов; полярных ледокольных, исследовательских и спасательных судов; судов предназначенных для разведки природных ресурсов в полярных регионах. 

Идеи военно-гражданской интеграции в КНР распространяются на систему подготовки научных и инженерно-технических кадров, которая реформируется с использованием как национального так и международного опыта с целью качественного улучшения человеческого капитала и подготовки научно-технических специалистов широкого профиля, равно пригодных для участия как в военных так и в гражданских научно-технических проектах, способных к овладению новейшими зарубежными технологиями и созданию на этой основе собственных технологий мирового уровня. Данная реформа охватывает все уровни подготовки кадров в Китае, включая национальные университеты и научно-исследовательские институты, военные академии, а также подготовку китайских кадров за рубежом.

 В последние годы Китай прилагает усилия для распространения стратегии ВГИ на внешнеэкономическую деятельность и международное научно-техническое сотрудничество. Так, документ № 91 (2017) Госсовета КНР содержит призыв к организациям-участникам ВГИ расширять экспорт вооружений и развивать международное сотрудничество в поддержку как инициативы «Один пояс, один путь», так и стратегии «Выхода во вне». Согласно документу организации-участники ВГИ должны:

  • содействовать экспорту атомных электростанций и оборудования для ядерных технологий, аэрокосмического и авиационного оборудования, высокотехнологичных морских судов и другого высокотехнологичного оборудования с высокой добавленной стоимостью; 

  • содействовать строительству космического информационного коридора «Один пояс, один путь» и созданию группировок спутников дистанционного зондирования территорий стран БРИКС; поощрять участие в разработке нефтяных и минеральных ресурсов за рубежом, а также участие в международных инженерных проектах;

  •  в полной мере использовать возможности международного сотрудничества по линии Национального агентства по атомной энергии и Национального космического агентства Китая и углублять международное сотрудничество в ядерной и аэрокосмической сферах.

Технологическая часть 14-го пятилетнего плана КНР имеет важное значение для России. В условиях, когда экономики США и КНР вступили в борьбу за лидерство, взаимосвязанность производственных цепочек по обе стороны Тихого океана была бы гарантией того, что технологическая глобализация продолжается и мир будет оперировать примерно одинаковыми стандартами у разных производителей. Однако политика Китая в области технологий, очерченная в новом плане, указывает, что Пекин намерен делать ставку на технологическую независимость и, насколько возможно, снижать зависимость от США.

Учитывая углубляющуюся конфронтацию с Западом, Россия будет все больше интегрироваться в китайскую технологическую орбиту. В этой ситуации для России важно сохранить возможность выбирать из китайской платформы интересующие элементы, а в остальном пользоваться своими технологиями, иметь доступ к альтернативным китайским решениям, а также обладать собственными технологическими разработками, представляющими интерес для КНР.