ИДВ РАН  
 
29.10.2021 г.  
«За 20 лет идеи ШОС стали востребованными». Советник директора Института Дальнего Востока В.Ф. Потапенко дал интервью журналу «Китай» Печать

2021/10/04В 2021 г. Китай и Россия совместно отмечают 20-летие создания Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Вместе с тем в этом же году исполняется 20 лет со дня подписания Китайско-российского договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве. Об успехах ШОС за 20 лет существования, об углублении сотрудничества Китая и России в рамках организации и о перспективах дальнейшего сотрудничества рассказал в эксклюзивном интервью журналу «Китай» бывший заместитель Генерального секретаря ШОС, советник директора Института Дальнего Востока РАН Владимир Потапенко.

Журнал «Китай»: На протяжении долгого времени Вы занимали руководящую должность в секретариате ШОС. Будучи опытным дипломатом, как Вы оцениваете роль ШОС в сфере защиты регионального мира на протяжении 20 лет с момента образования организации?

В. Ф. Потапенко: Конечно, ШОС и создавалась в 2001 г. для поддержания мира, стабильности и безопасности в регионе, которая в то время включала Россию, Казахстан, Таджикистан, Узбекистан, Кыргызстан и Китай. Можно сказать, что ШОС с этой задачей справилась практически сразу же. Об этом В. В. Путин говорил в 2006 г., когда отмечалось пятилетие организации: он так и сказал, что ШОС свои задачи уже выполнила, и впереди нас ждет новая работа, новые задачи. На самом деле так и произошло, потому что в то время шла борьба с терроризмом, а ШОС оказалась первой организацией, которая приняла Шанхайскую конвенцию о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом. Это было еще до того, как произошли известные события 11 сентября 2001 г. в США. Потом все это развивалось, был создан Секретариат, Региональная антитеррористическая структура в Ташкенте, и все усилия были направлены именно на это.

Это было мудрое решение руководителей шести государств – создать и развивать организацию как в сфере безопасности, борьбы с новыми вызовами и угрозами, так и в экономическом и гуманитарном треке.

Когда я уезжал, было уже 28 механизмов, переговоров, официальных диалогов, которые работали на постоянной основе в рамках ШОС. А за последний год прибавилась еще пара механизмов, включая встречу министров промышленности. Удалось создать региональную, многостороннюю, межправительственную организацию нового типа, которая сумела обеспечить безопасность и процветание развивающихся народов благодаря общим усилиям, благодаря мудрому руководству и тем решениям, которые были приняты. А решений было принято очень много. Сначала был перекос в сторону борьбы с террором, против наркотрафика, за безопасность. Проводились учения, и сейчас очень хорошо работают компетентные органы, в Ташкенте работает очень большая антитеррористическая база.

За 20 лет произошло очень много изменений. Все выросло и экономически, и финансово, но самое главное то, что у нас произошел прорыв в информационном пространстве, и сейчас продолжают прибавляться новые сферы сотрудничества и взаимодействия. Например, на треке информационной безопасности, на фоне пандемии, появилась биологическая безопасность, продовольственная безопасность. То есть дело идет к тому, что ШОС существенно расширит сферу своей деятельности, а подключение новых направлений требует некой внутренней корректировки. Сейчас государства-члены обсуждают эти вопросы и пытаются найти общие решения.

Помимо того что у нас есть региональная антитеррористическая структура в Ташкенте, сейчас по предложению российской стороны идет речь о создании универсального центра по противодействию новым вызовам и угрозам, который подразумевает разные штаб-квартиры, не только такую, как в Ташкенте, где конкретно борются с терроризмом и сепаратизмом, но и, например, можно создать центр для борьбы с наркотрафиком, скажем, в Душанбе. А центр борьбы с информационной безопасностью может быть будет в Казахстане или в Индии. Наша организация очень выросла в 2017 г., когда Индия и Пакистан официально вошли в организацию. Мы сейчас пытаемся найти новую формулировку для ШОС, потому что раньше она была региональной, а сейчас стала трансрегиональной. Помимо Центральной Азии появилась и Южная Азия. Сейчас в семью ШОС входят 18 государств: 8 государств-членов, 4 наблюдателя (в том числе Иран, а это Западная Азия), 6 государств-партнеров по диалогу, из которых Азербайджан и Армения принадлежат к Кавказскому региону, а Камбоджа – к Юго-Восточной Азии.

Получается, что организация значительно увеличилась, и я не исключаю, что на саммите в Душанбе она еще больше расширится. А почему это происходит? Потому что организация нового типа, такая как ШОС, интересна всем. Большей частью она интересна своими успехами, явной борьбой с терроризмом, экстремизмом и сепаратизмом, это очень импонирует многим нашим потенциальным партнерам. С другой стороны, у нас нет диктата, у нас все равны, независимо от того, большая страна или маленькая, большой у нее ВВП или скромный. У нас у каждого есть голос.

Как Вы оцениваете взаимодействие между Китаем и Россией в таких сферах, как защита региональной безопасности и содействие развитию мультилатерализма?

Это очень важная тема, потому что с самого начала государствами-основателями были КНР и РФ. Мы сейчас выходим на совершенно новый этап сотрудничества Китая и России, в том числе и в рамках многосторонних организаций. Помимо ШОС у нас есть БРИКС, было сотрудничество и в других многосторонних структурах, например, в Совещании по взаимодействию и мерам доверия в Азии, и у нас очень хорошо это получалось. Я считаю, что очень важно продолжать это сотрудничество.

Какие у Вас есть ожидания, связанные с деловым сотрудничеством между государствами-членами ШОС?

Появляются новые задачи. Пандемия, информационная безопасность, суверенный интернет, суверенная банковская система, потому что мы потихоньку переходим к виртуальной валюте, – все это нужно решать. Последние события показали, что необходимо перестраивать транспортные коридоры, транспортную инфраструктуру. Все чаще говорят о Полярном шелковом пути. Над этим тоже надо работать. Умные города – это уже давно используемый термин, а в ШОС работают и над умным сельским хозяйством. В Китае очень хорошо работает большая сельскохозяйственная база ШОC под Сианем. Есть другие интересные идеи, которые обязательно будут реализованы. Их продвигает и Узбекистан, и Киргизстан, которые предлагают построить железную дорогу к южным морям через Афганистан и Иран. Идей много, главное – их реализация, главное, чтобы не потерялся интерес к ШОС.

Очень важной темой сейчас является Афганистан. В спокойствии и безопасности в этой стране очень заинтересован Китай. У ШОС тоже данный трек присутствует: на недавних встречах министров одна из конференций была с афганцами, там было подписано Совместное заявление министров иностранных дел государств-членов ШОС по итогам встречи в формате Контактной группы «ШОС – Афганистан». Плюс уже появляются конкретные программы с Афганистаном.

У каждой страны сейчас есть свой план работы с Афганистаном. Под эгидой ШОС мы придумали контактную группу, которая раньше была не очень заметна, потому что ее уровень был рабочий, а потом было принято политическое решение вынести группу на более высокий уровень. Сейчас заместители министров иностранных дел постоянно встречаются и обговаривают этот вопрос. Я могу сказать, что в нашем Институте есть центр, который занимается вопросами безопасности Северо-Восточной Азии и ШОС, там работают в основном бывшие военные люди, бывшие генералы, полковники. Они постоянно продвигают идею создания миротворческих сил, подобных миротворческим силам ООН.

Что касается дальнейшего сотрудничества государств-участников, то у нас эта тема актуальна, встречаются министры, которые отвечают за экономику, у нас начали встречаться министры, которые отвечают за промышленность и торговлю, встречаются и министры транспорта, а недавно начали встречаться главы администраций железных дорог. Контакты есть, есть определенные договоренности, программы. Например, программа о торгово-экономическом сотрудничестве, которая недавно была обновлена и принята. Очень много внутренних, конкретных, специфических программ, различных разработок, и это очень важно.

Но найти общую тему, удовлетворяющий всех проект для 8 государств очень тяжело. Это мог бы быть космос, ведь космосом занимаются и Китай, и Россия, и Казахстан. У Индии тоже есть космическая программа, так что это тоже могло бы стать интересным направлением взаимодействия. У РФ и КНР есть двусторонние договоренности по поводу изучения и освоения Луны, а почему бы не сделать это более масштабным, общим проектом? Например, индийские наработки в области электроники очень востребованы. Более того, еще была бы интересна сфера, связанная с Полярным шелковым путем. Насколько я знаю, уже строится международная арктическая станция «Снежинка». В этом проекте также могут участвовать страны ШОС, можно было бы улучшить инфраструктуру, построить порты, пункты обеспечения в этом специфическом районе. Это была бы очень интересная тема, потому что климатические изменения неизбежны, могут произойти глобальные изменения, а к этому нужно готовиться сообща.

Интервью подготовлено Кэлици Мушабаифу и Эрмине Антаранян

Интервью опубликовано по ссылке

Обновлено 04.10.2021 14:18
 
Издания ИДВ РАН
Электронная библиотека ИДВ РАН / Scientific Digital Library of IFES RAS
————————————
Проблемы Дальнего Востока
————————————
Китай в мировой и региональной политике
China in World and Regional Politics
————————————
Японские исследования / Japanese Studies in Russia
————————————
Вьетнамские исследования
The Russian Journal of Vietnamese Studies
————————————
Восточная Азия: факты и аналитика / East Asia: Facts and Analytics
————————————
Журналы ИДВ РАН в elibrary.ru
Персональные блоги/сайты
Copyright © 2012 ИДВ РАН При полном или частичном использовании материалов сайта ссылка на источник(www.ifes-ras.ru)обязательна.