ИДВ РАН  
 
18.11.2018 г.  
Пивоварова Э.П. О некоторых инновациях за 40 лет экономической реформы в КНР Печать
29.10.2018 15:05

Пивоварова Э.П., г.н.с. Института Дальнего Востока РАН, д.э.н., профессор, академик РАЕН

Доклад на ХХIII Международной научной конференции «Китай, китайская цивилизация и мир. История, современность, перспективы», 24 октября 2018 г.

В отличие от большинства бывших социалистических стран, пошедших в рыночные отношения путем отрицания и разрушения всего прежнего не только практического, но и теоретического багажа, в КНР на протяжении всех лет реформы, внимательно исследуя как свой, так и зарубежный опыт, как правило, после экспериментального апробирования вводили в практику страны то, что давало положительные результаты, хотя еще до недавнего времени считалось «табу» для социалистического общества. Именно такие инновации стали «прорывами» китайских ученых в экономической теории социализма и слагаемыми «социализма с китайской спецификой», названные в современном Китае «наипервейшей движущей силой, ведущей за собой все развитие, а также стратегической опорой для создания модернизированной системы экономики».

Необходимость осуществить модернизацию народного хозяйства КНР была высказана Дэн Сяопином ещё на Всекитайском совещании по вопросам развития науки в марте 1978 г., то есть накануне хозяйственной реформы, что требовало существенного повышения качественных параметров производительных сил страны.

Однако в 1977 году государственные установки внешнеэкономической политики КНР через официальную печать звучали следующим образом: "Мы ни в коем случае не позволим иностранному капиталу разрабатывать наши внутренние природные ресурсы, …ни в коем случае не будем создавать совместно управляемые предприятия и никогда не примем иностранные займы".

Большой интерес во всем мире вызвала опубликованная в «Жэньминь жибао» 6 октября 1978 года статья в то время президента Академии общественных наук Китая Ху Цяому, озаглавленная «Необходимо следовать экономическим законам и ускорять четыре модернизации». После прочтения этой статьи напрашивался вывод о том, что после жарких летних дискуссий в научных кругах к осени 1978 г в КНР было решено принципиально по-новому подойти к определению роли техники и хозяйственного опыта капиталистических стран в развитии производительных сил страны.

Весь мир оказался свидетелем необычайно быстрой эволюции позиций китайского руководства в конце 70-х годов, когда оно, уже заявив о намерении активно черпать иностранную технику и опыт для модернизации страны, в то же время категорично отвергало возможность принятия Китаем банковских кредитов, правительственных займов, компенсационных сделок, а тем более создания совместно управляемых предприятий, но очень быстро пошло на все это, отыскивая все новые и новые формы и способы активизации контактов с внешним миром.

Прозвучавший в программной статье президента АОН Китая Ху Цяому тезис о необходимости "соединять преимущества социалистического строя с передовой наукой и техникой и опытом управления развитых капиталистических стран" стал одним из главных идейных ориентиров этого времени.

Китайская печать в этот период подчеркивала, что хотя за зарубежную технику и оборудование придется заплатить "определенную цену", однако потери будут несоизмеримы с выгодой, которую удастся получить, что если только "умело соединять" преимущества социалистической системы с передовым научно-техническим и управленческим опытом развитых капиталистических стран, совмещать все полезное из зарубежного опыта с конкретными условиями Китая, то "обязательно откроется новый путь строительства по принципу "больше, быстрее, лучше, экономнее", который поможет осуществить задачу модернизации сельского хозяйства, промышленности, обороны, науки и техники.

Когда "открытие внешнему миру" называется в КНР осуществленным в ходе реформы "прорывом" или «инновацией» в экономической теории социализма, во многом имеется в виду провозглашенный Дэн Сяопином (в ходе согласований с Англией вопроса о судьбах Гонконга) тезис "одно государство — два строя".

Действительно, только политика решительного сотрудничества с капиталистическим миром дала возможность КНР благоприятно для себя решить вопрос с Гонконгом, длительное время являющимся для Китая крупнейшим источником инвалюты, основным рынком сбыта китайских товаров, крупнейшим внешнеторговым партнером и посредником, удобным пунктом для налаживания различного рода контактов без ущерба для себя в политическом плане.

Для сохранения всех этих функций Гонконга (Сянгана) после возращения его КНР в 1997 г. как раз и нужны были "гарантии" в виде создания соответствующего фона — строительства прямо примыкающей к нему специальной экономической зоны Шэньчжэнь, быстрое развитие которой способствовало созданию буферной зоны и снятию в Гонконге центробежных тенденций, появившихся в процессе подготовки совместной англо-китайской декларации. Обещания сохранения неизменности социально-экономического строя Гонконга в течение последующих 50—100 лет, данные правительством КНР, продолжили эти смелые и дальнеприцельные шаги "открытой политики", которые в общем и целом послужили обеспечению наиболее безболезненного и "естественного" вхождения капиталистического Гонконга в социально-экономическую и общественную систему КНР. Сходную миссию сыграла СЭЗ Чжухай при возвращении в 1999г. под суверенитет Китая Макао (Аомыня).

Характерно, что нынешний Председатель КНР Си Цзиньпин именно подобным новаторством объясняет «секрет» достижения целого ряда успехов в социально-экономическом развитии КНР за долгие годы реформы, формулируя эту причинно-следственную зависимость следующим тезисом: - « удачная практика поднимается на уровень теории, правильная теория руководит новой практикой, а проявившие себя как эффективные в процессе практики политические установки и выводы становятся курсом партии и общественно-политическим строем государства».

Кардинальным «прорывом» в экономической теории социализма стало признание не просто допустимости, но и целесообразности развития в КНР наряду с общественной частной собственности, причем плюрализм в формах собственности признается не как временная мера (подобная НЭПу), а как постоянно необходимая составляющая «социализма с китайской спецификой».

Пойдя по пути использования положительных наработок как плановой, так и рыночной экономик, китайское руководство, постепенно расширяло возможности рынка, но постоянно продолжало контролировать процесс "рыночнизации" и сохранять за государством ведущие позиции в экономике, в первую очередь, в стратегических отраслях народного хозяйства. И сейчас, на новом этапе «всестороннего углубления реформ» и заявлении о целесообразности допущения рынка в сферы деятельности и отрасли, ранее закрытые для негосударственного и иностранного капитала, можно с большой долей уверенности сказать, что китайское руководство пытается разрешить эту, не впервые заявленную, но очень трудно поддающуюся выполнению задачу четкого разграничения функций государственных органов и рынка, но не ослабляя государственное регулирование, а лишь совершенствуя его. Именно поэтому «главным опытом» работы правительства в годы реформы в КНР называется макрорегулирование и макроконтроль в сфере экономического и социального развития Китая, причем когда внутренняя и внешняя обстановка становятся чрезвычайно сложными и макрорегулирование и макроконтроль оказываются перед дилеммой, предлагается, давая свободу "невидимой руке" рынка, как следует выявлять роль "видимой руки" правительства и тем самым стимулировать устойчивый рост экономики.

Безусловными инновациями в годы реформы также стали:

- расширение идейно-теоретической основы и соответственно социальной опоры КПК после выдвижения Цзян Цзэминем концепции «трех представительств»:

- стимулирование политики поощрения потребления в целях улучшения социально-экономической ситуации в стране, которое способствовало КНР лучше других стран справляться с мировым финансово-экономическим кризисом, и сегодня Си Цзиньпин заявляет, что «потребление стало главным двигателем экономического роста».

Заслуживает внимания тот факт, что в докладе на XIX съезде КПК Си Цзиньпин к творческим достижениям последних лет в КНР отнёс то, что «в сфере идеологии яснее и четче определено руководящее положение марксизма».

Заявив о сохранении приверженности марксизму как «фундаментальной руководящей теории» и для партии, и для страны, Си Цзиньпин подчеркнул необходимость продолжения «китаизации, осовременивания и популяризации марксизма» для формирования социалистической идеологии в обществе. При этом Си Цзиньпин откровенно говорит о необходимости «морально подготовить себя к возможным трудностям», поскольку впереди может встретиться много «новых вопросов, рисков, вызовов» в том числе таких, которых еще не встречали в практике реформы и пока «не понимаем», в чем надо будет честно признаться и изучать усиленно, чтобы постигнуть их суть».

Думается, что, делая такие признания, китайские руководители и ученые не оставят без внимания публикации российских ученых, посвященные 200-летию со дня рождения Карла Маркса и затрагивающие проблемы теоретических инноваций, в частности, Президента Международного Союза экономистов профессора С.Д. БОДРУНОВА «К. Маркс. Четвертая технологическая революция. Ноономика.», научного руководителя Института экономики РАН, члена-корреспондента РАН Р.С. Гринберга «Когда Маркс возвращается», профессора МГУ и визит-профессора Пекинского и Кембриджского университетов, А, В. БУЗГАЛИНА «Марксистская политическая экономия в XXI веке: производительные силы, производственные отношения, человек».

 
Деятельность ИДВ РАН
Электронная библиотека ИДВ РАН / Scientific Digital Library of IFES RAS
————————————
Проблемы Дальнего Востока
The Far Eastern Affairs
————————————
Японские исследования
Japanese studies in Russia
————————————
Вьетнамские исследования
The Russian Journal of Vietnamese Studies
————————————
Китай в мировой и региональной политике. История и современность / China in World and Regional Politics. History and Modernity
————————————
Сотрудники ИДВ РАН в СМИ
Copyright © 2012 ИДВ РАН При полном или частичном использовании материалов сайта ссылка на источник(www.ifes-ras.ru)обязательна.