ИДВ РАН  
 
26.04.2019 г.  
Морозов Ю.В. О возможных путях решения северокорейской ядерной проблемы совместными усилиями России и Китая Печать
16.03.2018 12:17

О возможных путях решения северокорейской ядерной проблемы совместными усилиями России и Китая

Морозов Юрий Васильевич, кандидат военных наук, профессор, ведущий научный сотрудник Институтов США и Канады и Дальнего Востока РАН

Введение

В настоящее время Северная и Южная Кореи формально до сих пор находятся в состоянии войны, поскольку Соглашение о перемирии в Корее определило лишь условия прекращения огня и разделения войск противоборствующих сторон. Эта ситуация является источником нестабильности и потенциальным очагом вооруженного конфликта в Северо-Восточной Азии. Это обусловлено высоким уровнем противостояния между США и КНДР, отсутствием перспектив урегулирования проблем региона, а также продолжением Пхеньяном работ по развитию ракетной и ядерной программ. В связи с чем наличие ядерного кризиса на Корейском полуострове – наиболее актуальная проблема для мирового сообщества и серьезная угроза безопасности в Северо-Восточной Азии и международному режиму ядерного нераспространения. В 1993 г. КНДР объявила о выходе из ДНЯО, ссылаясь на наличие «ядерной угрозы» со стороны США. При этом Пхеньян заявляет, что вне зависимости от официального признания или непризнания его "ядерного статуса", он ни при каких обстоятельствах не согласится на разоружение в одностороннем порядке и не намерен обсуждать данный вопрос, прервав шестисторонние переговоры по этой проблеме. Это стало одной из причин роста военной напряженности на Корейском полуострове. Другая причина связана с тем, что основу новой ядерной стратегии Трампа составляет возможность применения ядерного оружия в первом ударе практически против любого государства мира, включая КНДР. При этом обновлённая ядерная доктрина США понижает порог применения ядерного оружия.

На сегодняшний день реальность ситуации с решением ядерной проблемы на Корейском полуострове такова - на фоне кризиса отношений между Пхеньяном, Сеулом и Вашингтоном, Москва ищет пути решения этой проблемы. Связи с чем возникает необходимость проанализировать подходы экспертов к оценке ракетно-ядерного потенциала КНДР, дабы определить возможные направления взаимодействия России и Китая в интересах снижения военной напряженности на Корейском полуострове.

Российская оценка ракетно-ядерного потенциала КНДР

По оценке российских ученых количество ядерных боезарядов КНДР может составлять около 20 боеголовок, а наличие материалов для производства новых позволяет изготовить ещё 60. Это количество боезарядов обеспечивает нанесение ракетно-ядерного удара по объектам на территории Южной Кореи и Японии. Изготовление новых образцов ракет, в т. ч. межконтинентальных баллистических ракет (МБР) с дальностью от 10 до 13 тыс. км. позволит Северной Корее наносить удары и по континентальной территории США (см. Схему 1).

Это подтвердили ракетно-ядерные испытания Северной Корей в 2017 г. Всего в этом году КНДР было выполнено более 20 пусков ракет различного типа. В частности, по заявлениям КНДР, 4 и 28 июля, были проведены успешные испытания межконтинентальной баллистической ракеты (МБР) "Хвасон-14". Кроме того, 28 августа и 15 сентября из района н. п. Сунан (22 км северо-западнее г. Пхеньян) были осуществлены пуски БР средней дальности "Хвасон-12" в акваторию Тихого океана на дальность около 2 700 и 3 700 км соответственно. В рамках создания ядерного оружия 3 сентября с. г. Пхеньян провел шестое подземное испытание ядерного взрывного устройства. Его мощность составила 80-100 кт. Эксперты КНДР также заявили об успешном тестировании термоядерной боеголовки для межконтинентальной баллистической ракеты.

Рис. 1

Схема 1. Зоны поражения объектов на театрах войны корейскими ракетами
Источник: Куда могут долететь ракеты Северной Кореи

С мнением российских ученых о ракетно-ядерном потенциале КНДР несколько расходятся оценки Минобороны США. По данным Пентагона к началу 2018г. ядерный арсенал КНДР насчитывал около 50 боеголовок различного типа, а возможности производства составляли от 5-6 до 10 боеголовок в год.

При наличии такого количества боезарядов Пхеньян, очевидно, рассчитывает добиться от американцев дополнительных уступок и принятия "правильного решения" по отношению к его ракетно-ядерной программе. Под ним подразумевается урегулирование ситуации исключительно на условиях, предлагаемых КНДР. В качестве основных требований Пхеньяном выдвигаются следующие: отказ США от проведения как самостоятельно, так и во взаимодействии со своими союзниками военных учений в районе Корейского полуострова; подписание мирного договора взамен действующего Соглашения о перемирии в Корее; установление дипломатических отношений; отмена всех санкций, а также вывод американских войск из Республики Корея.

При этом подчеркивается, что Пхеньян вне зависимости от официального признания или непризнания его "ядерного статуса" ни при каких обстоятельствах не согласится на разоружение в одностороннем порядке и не намерен обсуждать данный вопрос в ходе возможных переговоров. Так, 17 апреля 2017 г. первый зам. постоянного представителя КНДР при ООН Ким Ин Рен заявил, что «США создали опасную ситуацию в регионе, представляющую серьезную угрозу миру на Корейском полуострове при которой ядерная война может начаться в любой момент». В частности это связано с тем, что основу новой ядерной стратегии Трампа составляет возможность применения ядерного оружия в первом ударе практически против любого государства мира, включая КНДР. При этом обновлённая ядерная доктрина США (февраль 2018г.) понижает порог применения ядерного оружия. Это отмечено во вступительной части к «Обзору ядерной политики» где появилась формулировка, которая позволяет президенту США использовать ядерное оружие в случае «скоротечного изменения геополитической обстановки» и даже технологических «неожиданностей».

При этом руководство КНДР считает, что администрация Д. Трампа пока не готова к существенным коррективам своих подходов на северокорейском направлении. Данный шаг продемонстрировал бы несостоятельность американской политики в регионе и неспособность урегулировать даже локальную кризисную ситуацию. В связи с этим в Пхеньяне учитывают, что США в ближайшей перспективе продолжат реализацию курса, направленного на дальнейшую экономическую и политическую изоляцию КНДР.

Оценки представителей Генштаба ВС РФ параметров ракетно-ядерного потенциала КНДР и их последних испытаний отличаются от оценок Пентагона большей сдержанностью. Так, по мнению бывшего начальника Генерального штаба Ю. Балуевского, за воинственными заявлениями Пхеньяна не следует усматривать готовность КНДР нанести по противнику упреждающий удар с помощью ядерных боеголовок. «В Пхеньяне нет сумасшедших, которые запускали бы ядерный боезаряд на экспериментальной ракете» - заявил Балуевский. По его словам, «ядерное устройство можно поднять в воздух и взорвать, но ядерное оружие нужно включить в состав боевой части ракеты - в этом разница». При этом путь от ядерного устройства до создания ядерного оружия занимает от 5 до 10 лет, существующие у Северной Кореи ядерные боеприпасы имеют массу около 3 тонн, а полезная нагрузка существующих у Пхеньяна баллистических ракет семейства "Нодон" - 1тонна». Схожего мнения придерживается генерал майор в запасе П. Золотарев, проходивший службу в Главном штабе Ракетных войск стратегического назначения. «Не исключаю, что за прошедшие после первых ядерных разработок годы северокорейцы научились "мастерить" ядерные заряды. Но это, скорее всего, единичные экземпляры. Для нанесения ядерного удара с воздуха, ядерный заряд нужно установить на головную часть баллистической ракеты или подвесить к самолету. А надежных носителей ядерных боезарядов в Северной Корее нет, как нет и специальных приспособлений для защиты от случайного или ошибочного применения ядерного боезаряда».

С этих же позиций выступает и МИД РФ. Директор департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями МИД РФ М. Ульянов считает, что КНДР сможет нанести удар по США ракетно-ядерный удар МБР не раньше чем через 2-3 года. И «если мы не сможем найти политическое решение», то власти КНДР в течение указанного срока получат в свое распоряжение усовершенствованные ракеты различного предназначения (см. схему 2).

Рис 2

Схема 2. Оценочные тактико-технические характеристики северокорейских ракет
Источник: Куда могут долететь ракеты Северной Кореи

Связи с чем Россия неоднократно предлагала США наладить сотрудничество в области решения ядерной проблемы Корейского полуострова, однако Вашингтон в одностороннем порядке прервал диалог с Москвой по этой проблеме. И в случае применения США военных акций по уничтожению ядерных сил Пхеньяна, представители Генштаба ВС РФ допускают вероятность развязывания на полуострове широкомасштабной войны с участием США, Южной Кореи и Японии с одной стороны, и Северной Кореи с другой, с возможным вовлечением в эту войну России и Китая. При этом лидер КНДР Ким Чен Ын должен понимать, что использование им первым ядерного оружия в наступательных целях приведет к мгновенному контрудару со стороны США, в результате чего Северная Корея будет уничтожена.

Поэтому с военно-политической точки зрения, логика взаимно гарантированного уничтожения, которая сдерживала использование США и СССР ядерного оружия во времена «холодной войны», не менее эффективна и сейчас - в предотвращении нападения со стороны Пхеньяна. С другой стороны, как полагают российские эксперты, северокорейская ядерная программа придает Пхеньяну уверенность в своей безопасности и сдерживает США от военного нападения на КНДР.

Они также считают, что размещение американской системы THAAD в Южной Корее создает существенные риски для стратегической стабильности в регионе. Поэтому Россия наряду с Китаем выступают с критикой американской ПРО в Южной Корее, т.к. это ограничивает возможности для проработки дальнейших шагов в плане сокращения и ограничения ядерных вооружений КНДР.

Политика Москвы по отношению к ракетно-ядерной программе Пхеньяна

Москва последовательно выступает за денуклеаризацию Корейского полуострова исключительно мирным, дипломатическим путём. В России понимают мотивы поведения Пхеньяна и причины, подтолкнувшие его пойти по пути создания национальной ракетно-ядерной программы (см. Схему 3), но не признают ядерной статус Северной Кореи.

Это связано с тем, что Россия, исходя из обязательств как одного из депозитариев Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и своих национальных интересов, заинтересована в сохранении глобального режима нераспространения ОМП. Международные санкции к КНДР с участием России накладывают ограничения на возможности российско-северокорейского сотрудничества, но когда Пхеньян принимал решения о проведении своих ракетно-ядерных испытаний, он знал позицию Москвы и понимал, какие действия с её стороны последуют. В тоже время Россия считает, что потенциал санкций в отношении КНДР исчерпан, их дальнейшее наращивание не заставит Пхеньян отказаться от своих целей. Поэтому Москва выступает за скорейшее возобновление переговорного процесса на различных треках, в том числе двусторонних и многосторонних. «По мнению России, – считает Президент РФ В.Путин, – расчёт на то, что можно остановить ракетно-ядерные программы КНДР исключительно давлением на Пхеньян, ошибочен и бесперспективен. Необходимо решать проблемы региона путём прямого диалога всех заинтересованных сторон без выдвижения предварительных условий. Провокации, давление и воинственная риторика – это путь в никуда». Поэтому Россия стала всё чаще заявлять, что не санкции в отношении КНДР, а диалог с ней может помочь избежать военной катастрофы. На Восточном экономическом форуме во Владивостоке Путин подчеркнул: «Мы не признаём ядерный статус Северной Кореи. В то же время понятно, что решить проблемы Корейского полуострова одними лишь санкциями и давлением невозможно.

Рис. 3

Схема 3. Ракетно-ядерная программа Северной Кореи
Источник: Куда могут долететь ракеты Северной Кореи

Не стоит загонять Северную Корею в угол. Сейчас всем необходимо проявить хладнокровие и избегать шагов, ведущих к эскалации напряжённости. Без политико-дипломатического инструментария сложившуюся ситуацию сдвинуть с места крайне сложно, а если быть более точным, я считаю, невозможно вообще». Он отметил, что не только и не столько КНДР виновата в срыве шестисторонних переговоров. «Заинтересованные стороны практически обо всём договорились в 2005 г. КНДР согласилась свернуть ядерную программу, другие участники процесса пообещали развернуть переговоры. Но кое-кто потребовал от КНДР того, чего она не обещала, и постепенно эта ситуация деградировала до сегодняшнего уровня», напомнил В. Путин. А глава МИД РФ С. Лавров на саммите АТЭС 8 ноября 2017г. заявил: «Мы убеждены, что обмен угрозами и оскорблениями, а такие вещи имели место с обеих сторон, ни к чему хорошему не приведет. Нужно садиться и договариваться, мы убеждены, что альтернативы мирному урегулированию нет». На сегодняшний день реальность ситуации с решением проблемы Корейского полуострова такова - на фоне кризиса отношений между Пхеньяном, Сеулом и Вашингтоном, Пекин и Москва ищут пути решения этой проблемы и сохраняют сотрудничество с КНДР в ряде областей с одновременным выполнением санкционных резолюций СБ ООН.

Одной из причин того, что Россия предпочитает более примирительную политику в отношении КНДР, чем Запад, является прагматический подход Москвы в отношении Пхеньяна. В Северную Корею идут поставки российского угля и нефти, представляющие особую ценность для небогатой энергетическими ресурсами страны. А когда КНДР в мае 2017 г. запустила ракету «более или менее» в направлении Владивостока, она тут же открыла в этот портовый город новую паромную переправу. В России учится много северокорейских студентов, и работают тысячи низко-квалифицированных рабочих — особенно на Дальнем Востоке. При этом объем экономических связей сегодня ограничен санкционными резолюциями СБ ООН, но если они будут сняты, то можно ожидать роста торговли РФ с КНДР. Однако главная причина того, что Россия заняла более примирительную позицию по отношению к Северной Корее, заключается в том, что Москва интерпретирует поведение Пхеньяна несколько иначе, чем это делает Вашингтон и его союзники. Она придерживается гораздо более «спокойной» точки зрения по отношению к правящей власти в КНДР и не заинтересована в том, чтобы на смену нынешнему правительству Северной Кореи пришли новые власти объединенной Кореи, состоящей в тесном военно-политическом союзе с США.

На этом фоне для многих западных обозревателей стал неожиданным указ Президента РФ № 484, подписанный В. Путиным 14 октября 2017г., о введении санкций против КНДР. Они предположили, что в политике России по отношению к Пхеньяну произошёл крутой перелом: терпение Москвы иссякло, и она решила примерно “наказать” Пхеньян за ракетно-ядерный авантюризм. Но это ошибочная точка зрения.

Во-первых, ошибочным является утверждение о том, что эти санкции Москвы введены в качестве реакции на шестое по счёту ядерное испытание, осуществлённое Северной Кореей 3 сентября 2017 г., по поводу чего СБ ООН принял резолюцию 2375. На самом деле в отмеченном указе Президента РФ речь идёт об ответе на предшествующий, пятый подрыв ядерного заряда, произведённый 9 сентября 2016 г. Во-вторых, многие СМИ представили этот шаг В. Путина как подтверждение якобы того, что Москва решила присоединиться к курсу Запада полной изоляции и экономической блокады Северной Кореи. На самом деле в указе подчёркивается, что речь идёт о мерах по выполнению резолюции СБ ООН 2321 от 30 октября 2016 г., посвящённой осуждению пятого испытания ядерного оружия КНДР. Проголосовав за эту резолюцию, Россия взяла на себя обязательства исполнять прописанные в ней рестрикции в отношении КНДР, воплотив их в указ № 484.

Оценка российскими экспертами политики Китая по отношению к КНДР

Как считает директор Института Дальнего Востока (ИДВ) РАН С. Лузянин, нынешние отношения между Китаем и КНДР неоднозначны. С одной стороны, Китай является крупнейшим торговым партнером Северной Кореи — контролируя примерно три четверти всей внешней торговли страны, КНР добилась в этой области фактически монопольных позиций. Китай также является почти единственным поставщиком продовольственной и гуманитарной помощи в КНДР и выступает в роли крупнейшего экспортера для северокорейских производств - больше половины товаров из КНДР переправляются в Китай. Однако это сотрудничество нельзя назвать равнозначным, КНДР занимает лишь 82-е место по количеству экспортируемой продукции из КНР.

С другой стороны, как считают российские эксперты, у Пекина есть справедливые основания быть недовольным многими аспектами северокорейской политики. Особое раздражение вызывают ядерные амбиции Пхеньяна, который сосредоточил все силы и ресурсы нации на развитии ядерной программы. Это создает напряженность у китайских границ, оправдывая наращивание американского военного присутствия в Восточной Азии. У КНР не вызывает симпатий и существующая в КНДР модель государственного устройства, которая является архаичной и иррациональной. Пекин также раздражает культ личности, и национализм, часто направленный против Китая, и неэффективная централизованно-командная экономика КНДР. При этом многие российские эксперты не верят в корейскую модернизацию по китайскому варианту, т.к. правительство КНДР не слишком прислушивается к мнению Китая. Однако игнорировать недвусмысленные предупреждения из Пекина становится всё сложнее – слишком велика экономическая зависимость КНДР от китайской помощи и торговли с Китаем. И нельзя исключать тот вариант, при котором китайское давление на Пхеньян может заставить его «образумится» и в своих ядерных амбициях. При этом Пекин, как и Москва, не собирается «загонять Северную Корею в угол» и не стремится к тому, чтобы спровоцировать там кризис.

Как считает бывший начальник Центра военно-стратегических исследований Генерального Штаба ВС РФ (1999-2001гг. ) генерал-лейтенант А. Клименко, Северная Корея и впредь будет являться 1300 км. стратегическим буфером для Китая. Она прикрывает северо-восточные границы Китая, примыкающие к ней индустриальные и политические центры от военной инфраструктуры американо-южнокорейского альянса. Военный кризис с этим и американо-японским альянсом будет иметь негативные последствия для Китая, которому придется иметь дело с потоками беженцев, и с проблемами, которые будут вызваны потерей контроля над северокорейским ядерным оружием. Потребность Пекина в этом буфере дает Северной Корее гарантию того, что Китай будет защищать ее от нападения извне.

Как полагает руководитель Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН А. Жебин, отношения между Китаем и Северной Кореей и впредь сохранятся, поскольку у них много общего, в том числе идеология, территория, обе страны объединены Договором о взаимопомощи и сотрудничестве 1961 г., 2-ая статья которого гласит: «В том случае, если одна из сторон Договора подвергнется вооруженной агрессии со стороны какого-либо государства или группы государств и окажется, таким образом, в активном состоянии войны, другая сторона Договора незамедлительно окажет ей необходимую военную и другую помощь всеми доступными в ее распоряжении средствами». Китай из соображений геополитической безопасности, не желает агрессии против Северной Кореи, либо воссоединения Кореи под эгидой США, однако, поскольку Китай желает собственного воссоединения с Тайванем, то вряд ли он будет открыто выступать против мирного объединения КНДР и РК. И в случае их объединения максимум, на что гипотетически может согласиться Пекин, это корейский нейтралитет с предпочтительным отношением к Китаю.

Тем не менее, как считает эксперт ИДВ РАН К. Асмолов, поглощение КНДР Южной Кореей нанесет значительный ущерб международному авторитету Пекина, что скажется на его внешнеполитических планах. Это будет означать, что даже в отношении своего союзника КНР оказалась не в состоянии отстоять свои коренные интересы и подчинилась воле США. Поэтому трудно представить, что Пекин согласится лишиться союзника и стратегического буфера, прикрывающего жизненно важные районы КНР в условиях осложнения отношений с Вашингтоном. И вряд ли Пекин смогут успокоить заверения в том, что в случае поглощения КНДР Южной Кореей инфраструктура американо-южнокорейского альянса не приблизится к границам КНР, и китайские интересы и собственность в Кореи будут гарантированы. Поэтому Пекин уже дал понять Вашингтону, что в случае начала войны против Северной Кореи силы НОАК могут захватить Пхеньян и сохранить северную часть Кореи под своим контролем, взяв на себя ответственность за управление буферной зоной. При этом Пекин четко дает понять, что он не заинтересован в коллапсе Северной Кореи и не допустит его.

КНР выступает против расширительного подхода к реализации жестких санкций, наложенных резолюциями СБ ООН, и трактует их как меры, направленные на блокирование, прежде всего, ракетно-ядерных программ КНДР, но ни в коем случае не гражданского сектора экономики. В итоге КНР резко осуждает ядерные испытания КНДР и поддерживает санкционные резолюции СБ ООН, но на практике не идет на «удушающие» санкции в отношении КНДР. При этом Китай является торгово-экономическим партнером №1 не только для Северной, но и для Южной Кореи. Этим объясняется стремление Пекина поддерживать сбалансированные отношения с обоими государствами. Поэтому вероятным сценарием развития отношений Китая с корейскими государствами российскими экспертам представляется как - продолжение политики, направленной на сохранение нынешнего статус-кво на Корейском полуострове и урегулирование ядерной проблемы путем переговоров в возобновленном шестистороннем формате. Эту позицию Китая Россия поддерживает и призывает все заинтересованные стороны тщательно обдумать предложенный Пекином подход к этой проблеме.

Контакты, направленные на снижение напряженности на полуострове

23 марта 2017 г. советник посольства КНДР в РФ Ким Зен Гю заявил, что позиции США по КНДР делает невозможным возобновление шестисторонних переговоров по ядерной программе КНДР. А 31 июля центральная газета КНДР "Нодон синмун" сообщила, что Северная Корея продолжит демонстрацию ядерной мощи до тех пор, пока США не прекратят враждебную политику в отношении страны. 22 августа Пхеньян подтвердил, что он не откажется от развития своей ракетно-ядерной программы и не намерен ее обсуждать с кем-либо, пока сохраняется угроза США. Эти заявления в совокупности с новой ядерной стратегией Д. Трампа, серьезно препятствуют снижению военной напряженности на Корейском полуострове и мирному решению проблем, связанных с ракетно-ядерной программой КНДР.

Пытаясь найти выход из сложившейся ситуации, 4 июля 2017г. В. Путин и Си Цзиньпин во время их встречи в Москве сделали совместное заявление о корейском конфликте. В нем лидеры двух стран выдвинули предложения по немедленной деэскалации военной напряжённости на Корейском полуострове путём реализации «двойной заморозки» (американо-южнокорейских манёвров и ракетно-ядерных испытаний КНДР), на базе трёхэтапного плана урегулирования ситуации и скорейшего запуска переговорных механизмов: Пхеньян объявляет мораторий на испытания ракет и ядерных взрывных устройств, а США и РК воздерживаются от крупномасштабных совместных учений в регионе.

Параллельно с началом моратория должны начаться переговоры, основанные на общих принципах отказа от применения силы. При этом первой необходимой предпосылкой для возобновления диалога является существенное снижение военной активности сторон, их отказ от воинственной риторики с целью деэскалации напряжённости, которая сейчас «зашкаливает». Как заявил глава МИД РФ С. Лавров - Россия и Китай убеждены, что реализация этой дорожной карты будет способствовать снижению военной активности и напряжённости на Корейском полуострове, формированию в Северо-Восточной Азии системы равной и неделимой безопасности.

При этом Москва поддерживает идею Пекина о введении ограничений на ядерную программу КНДР, выступает против новых международных санкций против КНДР и решительно против политики США направленной на смену режима Ким Чен Ына. Это вызывает противоречия между Россией и США и служит препятствием для их потенциальных обоюдных усилий, направленных на стабилизацию обстановки в регионе.

По мнению российских экспертов, Вашингтон заслуживают такого же порицания за напряженность на Корейском полуострове, что и Пхеньян. Как считают они, если бы Вашингтон не угрожал сменой режима в КНДР и нападением на эту страну, то Пхеньян не счел бы необходимым создавать ядерное оружие. С этой точки зрения «Пхеньян предпринимает не упреждающие, а ответные шаги,— отмечает ведущий российский внешнеполитический аналитик Ф. Лукьянов — Из-за наличия иностранного военного вмешательства Северная Корея создала ядерную и ракетную программу». И санкции, по его мнению, не смогут изменить логику, лежащую в основе стремления Пхеньяна к созданию ядерного оружия.

При этом КНДР уже доказала, что она способна выдерживать такие санкции. Так, в 2017 г. были приняты четыре резолюции СБ ООН с суровыми мерами против Пхеньяна, в 2016 г. их было три, а всего начиная с 2006 г. их насчитывается 18 (!). И все меньше остаётся сомнения в том, что внешнеполитический курс США в ООН будет направлен на дальнейшее формирование международного режима изоляции и полной экономической блокады Северной Кореи. Подобный подход Вашингтона не оставляет Ким Чен Ыну шансов на то, чтобы изменить своё поведение. Печальный опыт С. Милошевича, С. Хусейна, М. Каддафи в их уступках Западу не оставляет у него сомнений в том, что малейшая односторонняя уступка с его стороны непременно приведёт к лавинообразному росту новых требований США с неизбежным финишем – ликвидацией северокорейского государства. Тогда почему же, задаются вопросом российские аналитики, американцы считают, что ужесточение экономических санкций убедит Пхеньян отказаться от своей ядерной программы — единственного способа защиты от удара США?

При этом, как отмечают эксперты, Соединенные Штаты до сих пор не подписали мирный договор об окончании Корейской войны и продолжают угрожать Пхеньяну применением военной силы. Одновременно Вашингтон, недовольный нежеланием Китая оказать давление на Пхеньян с тем, чтобы тот изменил свой курс, ищет другие варианты решения проблемы. США уже действуют в обход КНР, вступая в диалог с Индией и Монголией как с потенциальными посредниками. Если бы Вашингтон умерил свои планы на Корейском полуострове, приняв как де-факто ядерную программу Пхеньяна, и предложил бы Северной Корее гарантии безопасности, Москва могла бы оказать определенное политическое давление на КНДР с требованием остановить дальнейшие испытания ракетно - ядерного оружия. Но пока Вашингтон будет настаивать на военном решении проблемы или смене режима в Пхеньяне, Москва и дальше будет возлагать вину не только на Ким Чен Ына, но и на Д. Трампа.

Что касается перспектив международных переговоров о снижении напряженности на Корейском полуострове, то эти перспективы, по мнению российских аналитиков, выглядят неоднозначно. С одной стороны, Вашингтон отверг российско-китайский план «двойного замораживания» для снижения напряженности на Корейском полуострове, увидев в нём лишь стремление Москвы и Пекина подорвать систему американских военно-политических союзов в регионе. Пессимистический подход к этой формуле выражает и экс-посол РФ в Южной Корее и Японии А. Панов. Он уверен, что эта формула нежизненная и неработающая. «КНДР может и готова временно прекратить испытания, но США, выступающие против ракетно-ядерной программы Пхеньяна, ждут первых шагов именно от Северной Кореи, но не от себя. Пока Пхеньян не сделает первый шаг, Вашингтон ничего делать не будет и не пойдет на компромиссы», считает Панов. По его мнению, для решения проблемы сначала нужно подписать мирный договор между КНДР и РК, после чего начать многосторонний диалог с участием членов СБ ООН, чтобы достигнуть приемлемого компромисса.

А пока перспективы нормализации военно-политической обстановки на Корейском полуострове остаются неопределенными. КНДР с учетом явного военного превосходства США и РК будет стремиться избежать развития событий по кризисному сценарию, фактически балансируя "на грани войны" в интересах решения собственных внутри- и внешнеполитических задач. При этом наличие у Северной Кореи оружия массового поражения остается ключевым фактором, удерживающим Вашингтон и Сеул от проведения силовой акции в отношении Пхеньяна.

С другой стороны, в качестве положительного примера налаживания контактов, можно отметить последнюю инициативу России. 24 февраля 2018г. зам. министра иностранных дел РФ И. Моргулов, призвал Вашингтон провести прямые переговоры между США и Россией по вопросу Северной Кореи. «Я уверен, что динамичное развитие нынешней ситуации на Корейском полуострове требует активного российско-американского диалога по этому вопросу», — заявил Моргулов. Он также отметил, что Москва готова предоставить свою площадку Вашингтону и Пхеньяну, чтобы те смогли бы наладить диалог меж собой. Этого желает и Пхеньян. Так, во время переговоров 26 февраля 2018г. с лидером Южной Кореи Мун Чжэ Ином, глава разведки КНДР Ким Йонг Чол заявил, что его страна готова к переговорам с США. Белый дом так отреагировал на данные слова: «Пхеньян должен продемонстрировать свое стремление к необратимой денуклеаризации Корейского полуострова», тем самым подчеркнув, что Пхеньян должен подтвердить свои намерения конкретными действиями.

Зимой 2018г. появились и некоторые позитивные подвижки в отношениях между Пхеньяном и Сеулом. Так, 9 января 2018г. КНДР и РК договорились провести консультации между военными двух стран о снижении напряженности на межкорейской границе. Они договорились возобновить работу горячей линии связи между военными двух стран, которая была прервана в 2013 г. Кроме того, спортсмены из Северной и Южной Корей объединились в одну команду на открытии и закрытии зимних Олимпийских игр в Пхёнчхане и вместе участвовали в ряде соревнований. На игры Пхеньян отправил самых высокопоставленных представителей: сестру Ким Чен Ына Ким Ё Чжон и Ким Ён Нама, занимающего пост номинального руководителя страны (он считается вторым человеком после Ким Чен Ына). По мнению российского эксперта А. Жебина, основная причина того, что КНДР и РК пошли на столь «молниеносное» потепление заключается в том, что обе стороны извлекли из него выгоду. Но, несмотря на эту «оттепель», ряд западных аналитиков не верят в то, что намерения Ким Чен Ына пойти на перемирие с РК искренне. Они считают, что он намеренно притворяется дружелюбным, чтобы получить больше времени на развитие ядерной программы Северной Кореи. Такого мнения придерживается премьер-министр Японии. А президенты РК и США лишь пообещали перенести запланированные военные учения в 2018г. И когда они их проведут, реакция Пхеньяна может свести на «нет» все зимние достижения 2018г.

Заключение

Исходя из анализа подходов российских экспертов к северокорейской ядерной проблеме, можно сделать ряд выводов и определить возможные направления взаимодействия России и Китая в интересах снижения военной напряженности на Корейском полуострове.

Во-первых, ядерный кризис на Корейском полуострове – наиболее злободневная проблема для мирового сообщества и серьезная угроза безопасности в Северо-Восточной Азии и международному режиму ядерного нераспространения. В 1993 г. КНДР объявила о выходе из ДНЯО, ссылаясь на наличие «ядерной угрозы» со стороны США и «несправедливых требований определенных кругов МАГАТЭ». Это стало одной из причин роста военной напряженности на Корейском полуострове. Москва и Пекин назвали эти действия Пхеньяна «неприемлемыми, идущими вразрез с резолюциями Совета Безопасности ООН». По их мнению, решение северокорейской ядерной проблемы необходимо искать только на основе политического консенсуса всех участников шестистороннего переговорного процесса, который необходимо восстановить. Другая причина связана с тем, что основу новой ядерной стратегии Трампа составляет возможность применения ядерного оружия в первом ударе практически против любого государства мира, включая КНДР. При этом обновлённая ядерная доктрина США понижает порог применения ядерного оружия. На что в Послании Президента России Федеральному Собранию от 1 марта 2018 г. сказано «…Любое применение ядерного оружия против России или её союзников … мы будем рассматривать как ядерное нападение на нашу страну. Ответ будет мгновенным и со всеми вытекающими последствиями».

Во-вторых, международные санкции не оказывают заметного воздействия на КНДР. В этой стране не работает обычный для остальных стран мира механизм действия санкций, от которых страдает население страны и значительная часть ее элиты. В результате они начинают требовать от правительства, чтобы оно отказалось от решений, которые вызвали введение этих санкций. В КНДР эта политика не имеет шансов на успех. Население Северной Кореи не имеет никаких возможностей оказывать давление на политику своего правительства, а вероятность переворота в стране ничтожно мала. И никакие страдания своего населения не могут заставить Пхеньян идти на уступки в вопросах, которые там считают приоритетными. А усиление санкций может привести к тому, что значительная часть населения КНДР окажется в бедственном положении, но на высшее руководство страны и на правительство эта ситуация не окажет никакого влияния.

В-третьих, Россия призывает все заинтересованные стороны в стабилизации обстановки в регионе к совместным усилиям в контексте реализации российско-китайской «дорожной карты», в интересах комплексного урегулирования проблем Корейского полуострова, единственно возможными – мирными, политико-дипломатическими средствами. Силовой вариант разрешения корейского кризиса абсолютно неприемлем.

В связи с чем, китайским и российским ученым и аналитикам в своих статьях и на международных форумах необходимо доводить до сведения мировой общественности последствий применения военной силы на Корейском полуострове и появления феномена «ядерной зимы» на планете, в случае если противоборствующие стороны в развязанной региональной войне применят ракетно-ядерное оружие.

В-четвертых, РФ и КНР сохраняют солидарность по ключевым проблемам Корейского полуострова. Москва и Пекин будут играть важную роль в урегулировании северокорейской ядерной проблемы, и содействовать сохранению статус-кво в области нераспространения ядерного оружия в регионе. Позиции России и Китая по этим вопросам усиливаются их постоянным членством в СБ ООН. Существует вероятность того, что они смогут убедить Пхеньян хотя бы временно отказаться от испытательной деятельности в обмен на частичное сокращение военной активности США, Южной Кореи и Японии. Однако уступки противостоящих сторон будут носить символический характер, а обмены жесткими заявлениями и демонстрация силы возможны в любой момент. США и их союзники не пойдут на значительное сокращение планов учений и мероприятий оборонного плана в регионе.

В-пятых, позиции российской и китайской сторон по урегулированию корейского ядерного кризиса представляются сбалансированными и конструктивными. Они исходят из того, что подходить к урегулированию проблем Корейского полуострова необходимо в контексте комплексного решения всего спектра проблем, возникших между вовлеченными в кризис сторонами, что создаст благоприятные условия для денуклеаризации полуострова. Это невозможно без снижения военно-политической напряженности, отказа от наращивания военных приготовлений, сокращения масштабов проводимых маневров, формирования атмосферы доверия между государствами региона. Такой подход отражен в Совместном заявлении МИД РФ и КНР от 4 июля 2017 г., в котором изложена «дорожная карта» корейского урегулирования, основанная на соответствующих российских и китайских инициативах. Поэтому важно Китаю и России и далее проявлять активность в налаживании диалога США и КНДР, побуждая их к сдержанности, и конструктивному взаимодействию со всеми участниками многостороннего диалога.

В этой связи российским и китайским политикам и дипломатам необходимо синхронизовать их практические шаги на различных международных уровнях. Целесообразно продолжать совместную линию, направленную на то, чтобы КНДР объявила о моратории на ядерные испытания и ракетные пуски, а США и РК – приостановили совместные военные учения или снизили их масштабы с целью создания благоприятной атмосферы для начала переговоров о базовых принципах отношений между КНДР, США и РК. После этого стороны смогут перейти к комплексному урегулированию проблем Корейского полуострова, включая его денуклеаризацию, с конечной целью формирования в Северо-Восточной Азии системы мира и безопасности.

В-шестых, в целях начала конструктивного процесса стабилизации обстановки на Корейском полуострове под эгидой ООН представляется целесообразным создать ряд рабочих групп: по денуклеаризации Корейского полуострова; по оказанию экономической/энергетической помощи КНДР; по политическим вопросам и вопросам безопасности. Задача этих групп будет состоять в том, чтобы выработать соответствующие варианты решения конкретных проблем и вынести их на утверждение государств-участников переговоров по стабилизации обстановки на Корейском полуострове. Инициаторами создания таких групп могли бы выступить представители в ООН от Китая и России. А учитывая высокий уровень недоверия между ключевыми участниками переговоров – КНДР и США, целесообразно провести серию встреч в двустороннем формате (РФ – США, РФ – КНДР, КНР – США, КНР – КНДР) дабы побудить Пхеньян и Вашингтон к большей гибкости и сговорчивости. Одновременно ООН должен дать четкое определение правам Пхеньяна на «мирный атом», задействовав при этом механизм контроля со стороны МАГАТЭ.

В-седьмых, реалистичным путём достижения конечной цели денуклеаризации Корейского полуострова является постепенное продвижение от решения более простых вопросов к более сложным. Поэтому представляется важным, чтобы КНДР и США – предприняли бы шаги, характеризующие их серьезное намерение искать выход из тупиковой ситуации. Пхеньян мог бы объявить о начале процесса восстановления своего членства в ДНЯО, а Вашингтон приостановил бы осуществление санкций, введенных в отношении северокорейских компаний. Россия и Китай могли бы выступить посредниками этих шагов со стороны КНДР и США, добиваясь их синхронности. Для этого Москва и Пекин могут задействовать принцип, зафиксированный в Совместном заявлении РФ и КНР – «обязательство в обмен на обязательство, действие в обмен на действие». Этот принцип можно также применить для нормализации межгосударственных отношений КНДР – Япония, и замены Соглашения о перемирии 1953 г. комплексной системой мира на Корейском полуострове и Северо-Восточной Азии.


Полная версия статьи будет опубликована в журнале «Проблемы Дальнего Востока»

 
Деятельность ИДВ РАН
Электронная библиотека ИДВ РАН / Scientific Digital Library of IFES RAS
————————————
Проблемы Дальнего Востока
The Far Eastern Affairs
————————————
Японские исследования / Japanese Studies in Russia
————————————
Вьетнамские исследования
The Russian Journal of Vietnamese Studies
————————————
Китай в мировой и региональной политике. История и современность / China in World and Regional Politics. History and Modernity
————————————
Персональные блоги/сайты
Copyright © 2012 ИДВ РАН При полном или частичном использовании материалов сайта ссылка на источник(www.ifes-ras.ru)обязательна.