ИДВ РАН  
 
22.02.2018 г.  
Главное меню
Главная
About IFES RAS
ИДВ РАН и его структура
Новости
Публикации
Мероприятия
Сотрудники ИДВ РАН в СМИ
———————————————
Научный совет РАН
Проблемы Дальнего Востока
The Far Eastern Affairs
Японские исследования
Japanese studies in Russia
Вьетнамские исследования
The Russian Journal of Vietnamese Studies
Электронная библиотека
Подписки
Приобрести книги
Контакты
Ссылки
Справочник
Внутренний сайт ИДВ РАН
Homo Retiarus – человек сетевой как новый социальный феномен и манипуляция массовым сознанием Печать
19.01.2018 16:58

Александр Владимирович Пиковер, с.н.с. Центра социально-экономических исследований Китая ИДВ РАН

«…Die Theorie wird zur materiellen Gewalt , sobald sie die Massen ergreift.»
Karl Marx «Zur Kritik der Hegelschen Rechtsphilosophie. Einleitung»
«…Теория становится материальной силой, как только она охватывает массы.»
Карл Маркс «К критике гегелевской философии права. Введение»

Социальным процессам свойственная большая инерция.

Серьезные социальные процессы, зарождаясь и развиваясь в глубине социума, часто протекают незамеченными или недооцененными исследователями и экспертами. Причина в том, что исследователи, сами являясь продуктом данного конкретного социума и усвоенных ими в процессе личной социализации стереотипов, находятся внутри процесса и поэтому склонны не различать качественно новых явлений и проявлений или же оценивать их в соответствии с усвоенными социальными клише и стандартами.

Факт стремительной информатизации общества является общеизвестным. Однако оценки процессов, происходящих в обществе в процессе информатизации весьма разнятся. В данном тексте затрагивается ряд сущностных изменений и трансформаций, происходящих в современном обществе, суть которых, на наш взгляд, не вполне адекватно оценена. Раскрываются ультралиберальные, утопические корни проповедуемой безграничной свободы виртуального сообщества. Затрагиваются качественно новые механизмы управления массами людей, трансформации понятий власти и ответственности, а также истоки и механизмы потенциальной дегуманизации общества.

Ключевые слова: информатизация, ультралиберализм, власть, ответственность, управление социальными группами, социальные тренды, дегуманизация, сетевое сообщество, интернет.

За Великой стеной

Как говорится, «Лицом к лицу Лица не увидать. Большое видится на расстоянье.» Поэтому единственным методом исследования подобного рода явлений является метод абстрагирования и системный анализ. А чтобы еще более абстрагироваться, мы начнем рассмотрение вопроса издалека, с рассмотрения некоторых аспектов информатизации в Китае.

В Китае весьма пристально и с огромным вниманием относятся в процессам информатизации. Более того, информатизация общества ставится во главу угла, как один из ключевых моментов качественной трансформации общества, перехода к новому этапу социально-экономического, научно технического и даже (что не вполне вяжется с привычным образом Китая) – общественно-политического развития страны.

В пользу последнего тезиса свидетельствует например выход в свет в прошлом году книги известного общественно-политического эксперта, выпускника Пекинского и Принстонского университетов, профессора Нотингенского университета, директора Института Восточной Азии Сингапурского национального университета Чжэн Юньняня[1] «Власть, данная технологиями: интернет, государство и общество в Китае» («Цзишу фуцюань: Чжунгодэ хуляньван, гоцзя юй шэхуй»)[2]

«В своей работе автор отмечает: политическая элита Китая стимулирует национально-государственное строительство с использованием науки и техники. На этом фоне развитие информационных технологий добилось стремительного прогресса. А это развитие в свою очередь стимулирует поступательное движение информационного общества. Интернет, в его общественной области, положил начало взаимодействию между государством и обществом.

Разбираясь в обилии цифровых данных и анализируя факты, автор пришел к следующим выводам: во-первых, Интернет расширил власть государства и общества. В процессе стимулирования политической либерализации Интернет сыграл важную роль и сделал правительство более открытым, транспарентным и ответственным. Во-вторых, Интернет оказал большое влияние, приводя к высокой степени децентрализации и выходя за рамки власти правительства. В-третьих, Интернет создал новую инфраструктуру для достижения взаимной договоренности и разделения интересов между правительством и обществом. В-четвертых, Интернет создал отношения возвращения к исходной точке правительства и общества. В конце концов, взаимодействие между ними в Интернете перевоссоздает правительство и общество.

В последней главе Чжэн Юнънянь поставил конечный вопрос завершающий книгу: может ли Интернет способствовать политическим переменам в Китае? Прежде всего, автор дал пояснения по поводу вопроса, являющегося стрежнем политических перемен - перемены власти, в то же время он проанализировал концепцию смены государственной власти политической элиты Китая; вслед за этим автор изложил 3 варианта перемены власти, и обсудил роль информационных технологий и ограничений, которые они налагали в каждом из этих вариантов. После анализа вышеизложенных факторов, Чжэн Юнънянь пришел к выводу, что наиболее реальным вариантом перемены политической власти в Китае является перемена, которая произойдет в результате последовательного продвижения политической ~ либерализации. Результатом подобной перемены станут взаимные преобразования между политической либерализацией, государством и обществом».[3]

Видимо профессор Чжэн надеется, что вышеуказанные изменения позволят преодолеть то, что он называет абсурдной ситуацией: «Стремительный рост китайской экономики вовсе не принес еще прижизненно декларированное Дэн Сяопином «общество малого благоденствия» («Сяо кан») или совместное процветание, наоборот, различие в доходах социальных групп и регионов Китая уже лидируют в мире, Китай оказался перед лицом абсурдной ситуации: чем стремительнее рост экономики, тем больше разрыв между уровнем доходов!»[4] - цитирует 6 мая 2014г. его слова известный интернет-ресурс secretchina.com

Критично относясь к либерально-прозападному тренду экспертной мысли и видя социально-политические реалии квазидемократических т.н. цветных революций в мире, руководство Китая заблаговременно озаботилось проблемами мониторинга и управления информационной и прежде всего сетевой безопасности в стране, сформировав в частности 27 февраля 2014г. (т.е. задолго до небезызвестных гонконгский событий) была сформирована Центральная руководящая рабочая группа по безопасности сети интернет и информатизации[5] (Чжунъян ванло аньцюань хэ синьсхуа линдао сяоцзу)[6], лично возглавленную Си Циньпином, заместителями которого стали члены Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК премьер Госсовета Ли Кэцян и ректор Центральной партшколы при ЦК КПК Лю Юншань. Как показали дальнейшие события в Гонконге[7], беспокойство высшего руководства Китая оказалось небезосновательным.

В стране с количеством пользователей в 731 млн. человек, 695 млн. из них входили в сеть с мобильных телефонов, и количеством блогов в 239 млн.[8] руководство так или иначе вынуждено заниматься проблемами безопасности. Как безопасности технической, так и сохранением неприкосновенности коммерческой и государственной тайны, а также личных данных граждан. Не последнее место играют и проблемы общественной и социально-политической безопасности, обострившиеся на фоне активных действий администрации США по насаждению «свободы и демократии».

Устами Джейн Псаки было неуклюже подтверждено прямое финансирование гонконгских событий со стороны США[9]. Реально за событиями стоят серьезные финансовые противоречия США и КНР, одним из камней преткновения которых стала виртуальная валюта Bitcoin: «В ноябре 2013 г. Центробанк Китая принял решение о том, что «накопление иностранной валюты более не отвечает интересам Китая» и нанес удар по такому финансовому инструменту США, направленному против золота, как виртуальная валюта Bitcoin. Центральный банк КНР выпустил официальное заявление о том, что финансовые организации страны не имеют права торговать Bitcoin. Между тем на китайских площадках проводится примерно 62% от общего объема всех операций с Bitcoin в мире.»[10]

Гонконгские события наглядно подтвердили, что в борьбе за свои интересы США будут активно использовать молодежную среду, являющуюся самой активной частью киберпространства, ведущую идеологию которого – вполне проявленный ультралиберализм - формируют как раз США.

Идеология ультралиберализма проповедует отказ от традиционных общественных ценностей, как от института отжившего, косного и архаичного, вредного для развития, роста и свободы! Т.о. ранжированную архаичную, «устаревшую и косную», мешающую развитию шкалу личных, социальных и государственных ценностей должна не то заменить, не то смести с лица земли (по ситуации) беспредельная личная свобода! Монополия же на правильное понимание свободы естественным образом оказывается в руках тех, кто знает, что это такое – т.е. в руках поборников ультралиберализма, или, проще говоря, в руках адептов либерально-буржуазного экстремизма или, что еще конкретнее, - в руках спонсоров процесса.

На просторах китайских СМИ широко обсуждается опасность сетевой[11] и игровой зависимости[12]. Т.е. прежде всего зависимости от сетевых игр и т.п… Уделяется большое внимание и опасности внешнего, враждебного национальным интересам Китая влияния; опасность чрезмерной зависимости от некоторых аспектов сетевой среды; опасность нарушения конфиденциальности данных, доступ к которым является обязательным условием развития экономических и социально-политических сервисов.

Ощутимые преимущества оперативного доступа к огромным массивам информации так или иначе ощутили на собственном опыте огромные массы пользователей сети. Однако мы хотим понять, к чему ведет столь стремительный и явно односторонний рост данной отдельной стороны общественной трансформации. Несет ли информатизация, формирование и развитие сетевого сообщества только опасность чуждого культурно-идеологического и политического влияния или процесс намного сложнее и многограннее?

На наш взгляд все это в известном смысле внешняя оценка происходящих в обществе трансформаций, покоящаяся на добропорядочном позитивистском базисе и не затрагивающая ряда сущностных внутренних аспектов. А эти аспекты есть и они связаны с качественно иными формами социальной адаптации и самоидентификации, а стало быть с качественно иными формами и процессами формирования стимулов и мотивации!

Новая среда социализации

Начиная с изобретения письменности, а затем применения печатного станка человечество пережило несколько последовательных информационных прорывов, которые оказали важное влияние не только на структуру общества, но и на методики социального контроля. Так, появление классической тоталитарной модели, становится возможным только с появлением распространенных кинематографа, радио и телевидения, которые обеспечивают государству монополию на информацию и позволяют ему постоянно и целенаправленно обрабатывать большие массы населения. Общеизвестно высказывание В.И.Ленина: «Из всех искусств для нас важнейшим является кино».[13]

Следующий информационный рывок, связанный с широкодоступной аудио и видеозаписывающей аппаратурой, а затем и кабельными информационными сетями подорвал монополию государства на массовое тиражирование информации. В результате чего классический авторитаризм возможен только в сочетании с малореальным на деле железным информационным занавесом.

В целом занавес этот был уничтожен следующим прорывом, связанным с появлением Интернета, а затем и мультимедийных информационных сервисов таких как Ютюб, блоги и социальные сети. Благодаря им горизонтальные каналы распространения информации стали превалировать над вертикальными. По сути, любой человек может оказаться автором новости, которая способна «взорвать» информационное пространство, оказавшись случайным свидетелем события и выложив фото или видео с мобильного телефона. И вероятность того, что этот информационный след удастся нейтрализовать административными методами нередко стремится к нулю.

Надо иметь в виду, что большинство современной молодежи из числа пользователей интернета практически не уделяет внимание классическим официальным СМИ, даже если их пребывание в Интернете не выходит за рамки нахождения в соцсетях. При этом подача интернет-информации по определению воспринимается, как более прогрессивный способ ее передачи.

Исследуя вопросы воздействия информатизации на социум и прежде всего на молодежный социум, мы обратились к ряду исследований и вот какую картину удалось обнаружить:

Исследования влияния сетей

«Территория науки» 2013г, №3, Викторова А.С., Свертков И.А. «Социальные сети и молодежь», Воронежский экономико-правовой институт, Стр.5

«Первые социальные сети появились еще в 1995 году. Тогда они еще не имели широкого круга пользователей. Однако к концу ХХ века их популярность стремительно возросла. А уже в 2010 году 96% “современного” населения земли имело доступ к соц. сетям. На данный момент 90% российской молодежи регулярно пользуются Интернет-пространством. И в большинстве случаев это не идет им на пользу.»

Там же. Стр.7

«Представители более старшего поколения – студенчества, могут отсортировать потоки информации из социальных сетей, но подобные сайты для них, это отвлекающий фактор. По данным статистики, студент, отказавшийся незадолго до сессии и во время нее от Интернета, имеет большую успеваемость, нежели тот, кто готовился к ней, объединяя занятия и общение в виртуальном мире.»

«Современные наукоемкие технологии» 2013, №7, стр. 219 Сидоров А.И., Мухарлямова «Социальные сети и их влияние на молодежь» А.Ю. Казанский федеральный университет, Елабуга

«Социальные сети с каждым днем набирают популярность во всем мире. Они возникли около 10 лет назад, но уже сегодня трудно найти человека, который бы пользуясь интернетом, не пользовался бы социальными сетями. Именно в этом, мы считаем, и заключается актуальность выбранной темы. Исследование по выявлению влияния социальных сетей на молодежь проводилось на базе Елабужского института Казанского (Приволжского) федерального университета. В исследовании приняли участие студенты I– III курсов в возрасте от 18 до 25 лет. Для достижения цели исследования была использована анкета, состоящая из 12 вопросов. По результатам анкетирования можно сделать следующие выводы: большинство респондентов (81 %) посещают социальные сети несколько раз в день. Основными мотивами для использования социальных сетей для них являются поиск друзей, однокурсников, одноклассников и общение с ними. Практически половина опрошенных признает, что использование социальной сети помогло им в личной жизни и общении друзьями, организации досуга и в поиске групп по интересам (55 %), 25,5 % опрошенных утверждают, что социальные сети никак не повлияли на их образ жизни, и лишь 8,5 % признали, что социальные сети отрицательно повлияли на их свободное время, а у 11 % вызвало зависимость. Подводя итоги, следует заметить, что социальные сети заняли большую часть свободного времени. Вытеснив способы коммуникационного общения, они заменили студенту хобби, вербальное общение. Отдав должное всем положительным моментам в использовании социальных сетей, таким как экономное средство связи, доступность аудио и видео материала, быстрота поиска и обмена информацией, необходимо подчеркнуть, что их влияние на сам процесс обучения и успеваемость студентов в большинстве случаев становится пагубным. Студент не может вникнуть, усвоить и обдумать преподаваемую дисциплину. Хочется отметить, что респонденты в своем большинстве не считают, что социальные сети отвлекают их от важных дел, а наоборот уверены, что те помогают им сделать эту самую жизнь намного проще и комфортнее.»

Международный научный журнал «Инновационная наука» №6/2016 ISSN 2410-6070, М.Н.Васильева, Н.А.Бутенко, «Мотивы использования виртуальных социальных сетей подростками». Стр. 244

«Однако, существуют и минусы пользования социальными сетями. Главным является появление зависимости от социальных сетей, которое влечёт за собой огромное количество других минусов, портящих жизнь людей, которые являются пользователями виртуальных миров. Такая зависимость может повлиять даже на обычные физиологические потребности людей: на режим сна, время и качество приёма пищи и воды, человек может начать быстрее переутомляться, а также испытывать сильный стресс. Негативное влияние на молодое поколение может быть сильнее, чем на уже сформировавшихся личностей. Молодые люди, постоянно проводящие время в социальных сетях перестают мыслить творчески, быстро теряется концентрация, снижается работоспособность, появляются сложности с последовательным размышлением.»

Журнал «Уникальные исследования XXI века», Долгова Д.В., «Общение в социальных сетях как глобальная угроза XXI века», Краснодарский государственный университет культуры и искусств, Краснодар, стр. 117-119

«В условиях усиливающейся глобализации, взаимоотношения человека и мультимедийных технологий выходят на первый план. Многочисленные исследования показали прогрессирующую динамику зависимости студентов от этих технологий. На первый план, как не странно, выходят виртуальные социальные сети, общение в которых происходит гораздо чаще, чем в живую. Безусловно, создатели социальных сетей своей главной целью сделали удовлетворение человеческой потребности в самовыражении. Ведь, как известно, согласно пирамиде американского психолога А.Маслоу, на первом месте среди всех человеческих потребностей расположилась необходимость в самоактуализации, то есть в реализации своих целей и способностей, а также развитии собственной личности.

…В социальных сетях молодежь позиционирует себя только с самой лучшей стороны, как внешне (выставление фотографий, отредактированных Photoshop), так и внутренне (философские цитаты и размышления), а на деле все может быть гораздо проще и обыденнее. Как правило, отношения, которые протекают исключительно в плоскости виртуального мира, являются поверхностными, неглубокими и не могут быть полноценно – эмоциональными, из-за отсутствия невербальных средств общения. Ко всему прочему, достаточно часто этот вид общения приводит к психологической зависимости. Так, 90% опрошенных согласны с тем, что они зависимы от общения в социальной сети, при этом они не считают это плохим качеством и относятся к этому положительно (40%) или нейтрально (60%).»

Международный научный журнал «Инновационная наука», №4/2016 ISSN 2410-6070 И.В. Цвык, Московский авиационный институт (национальный исследовательский университет) Г. Москва, Российская Федерация, Стр. 77-78

«Активное распространение Интернета оказывает существенное влияние на формирование социальных связей в обществе. Именно виды социальных связей и соответствующие им виды социальных объектов могут быть положены в основу классификации социальных систем.

Под воздействием новых информационных технологий меняется стиль мышления, способы общения, оценки окружающих и самооценки. Весьма актуальной становится проблема компьютерной зависимости человека. Особую актуальность приобретают вопросы, связанные с «виртуализацией» человека в киберпространстве. С одной стороны, возникает явление аутизации личности и усиление отчуждения. С другой стороны, существенно меняется ролевой набор человека, вовлеченного в сети. Видимость свободы у участника телекоммуникационных взаимодействий оборачивается усилением социально-психологической зависимости и деградацией личности. Возникает опасность формирования большой массы унифицированных, отчужденных, анонимных индивидов, для которых ценность и значение реальных социальных связей отступают на второй план. Выступая элементом социальности, Интернет и, шире, в целом виртуальная реальность, созданная с помощью новых информационных технологий, становится мощным агентом вторичной, а подчас и первичной социализации индивида: социализации применительно не только к сетевым сообществам, но и к офф-лайновой действительности – к тому реальному обществу, в котором человек живет. … Социализация и культурная идентификация человека в виртуальных сетевых сообществах реализуется через принадлежность индивида к тому или иному сетевому сообществу, причем двояким образом: или через виртуальную реконструкцию статусной социокультурной позиции и символов идентичности, или через активное и свободное конструирование своего виртуального «Я» и персональной идентичности. Отсюда и возникающая двойственность виртуальной социализации, ибо творчество в киберпространстве часто заменяется его симуляцией, а саморазвитие - новыми формами отчуждения

Социальные сети и референтные группы как источник «достоверной» информации

Интерактивное общение с сетевым сообществом приводит к тому, что человек мало того, что получает информацию от тех, кто с ним скорее согласен, и вдобавок имеет подтверждение своих взглядов от той референтной группы к которой принадлежит вне зависимости от степени маргинальности таковых. Часто подобные сообщества в Сети выглядят далеко не столь уж маргинально, как в реальной жизни. 50 любителей какой-то узкоспециализированной темы вполне могут образовать относительно устойчивое сообщество вне зависимости от того, вокруг каких идей оно вращается.

В утрированном виде это было сформулировано у Киплинга: «Мы велики. Мы свободны. Мы изумительны. Мы самое изумительное племя во всех джунглях, – кричали они. – Ты впервые слышишь о нас и можешь передать наши слова населению джунглей, чтобы оно в будущем замечало нас, а потому мы сообщим тебе всё о таких удивительных и превосходных существах, как мы». Маугли не возражал; сотни обезьян собрались на террасе, чтобы слушать своих же товарок, воспевавших хвалы Бандар-логу; когда ораторша умолкала, желая перевести дыхание, все остальные обезьяны кричали: «Это правда; мы все говорили то же самое»[14]. Как бы пародийно ни звучали эти слова, тем не менее они вполне адекватно оценивают немалый массив информации, бродящий по социальным сетям, особенно в молодежных референтных группах. Т.о. информация о мире изначально просеивается через фильтр узкогрупповых предрассудков и предубеждений, заранее настроенный и отрегулированный под определенный тренд.

И здесь мы снова обратим свой взгляд во вне.

На родине «свободы»

Одна из составляющих недооценки пространства соцсетей лежит на поверхности и в частности после последних выборов в США она очевидная всем: соцсети – это мощный и относительно малозатратный инструмент информационного манипулирования!

Вот что пишет сетевое издание Life.ru: «Новоизбранный президент США Дональд Трамп считает, что социальные сети в очень большой степени повлияли на исход прошедшего голосования.

Об этом он заявил в интервью на программе "60 минут". По его словам, именно онлайн-сервисы позволили ему потратить гораздо меньше денег, чем обычно уходит на традиционные избирательные кампании.

— Я действительно верю в то, что "Фейсбук", "Твиттер", "Инстаграм" и так далее в плане количества подписчиков помогли мне выиграть гонку — в отличие от традиционной избирательной кампании, на которую тратят огромные средства. В какой-то степени я доказал это на своём примере, — сказал Трамп, чьё количество подписчиков в этих онлайн-сервисах уже перевалило за 28 миллионов.»[15]

Когда мы говорили о том, что тон в киберпространстве задает Запад, а если быть точным – США[16], то опирались не на разоблачения Сноудена[17], которые по сути являются секретом полишинеля. На сегодня технологическое доминирование США очевидно. Будучи ведущим игроком кибер- и софтверпространств США имеет возможность для мониторинга всего мирового информационного потока – от телефонии до управления сложными техническими объектами. Однако мы имели в виду не столько это очевидное научно-технологическое доминирование, сколько то, что базовые ультралиберальные тренды, характерные для процесса глобальной информатизации, - тоже являются западным продуктом и мощнейшим рычагом влияния и манипуляций.

Ультралиберальный тренд – на сегодня ведущий тренд информатизации

Отвергая внешние запреты и табу традиционного и официального общества, ультралиберальное сообщество декларирует «беспредельную» личную свободу. Каждый может стать в киберпространстве (!) – а становление и социализация современной молодежи в огромной мере происходят в киберпространстве! – тем, кем он хочет стать!

В этой чудесной кибер-стране преодолено проклятие тела:

- нет страдания,

- нет боли и смерти,

- нет необходимости следовать жестким указаниям старших и социума,

- нет физической немощи и недомогания.

Есть полная иллюзия свободы!

Предсказуемым следствием такой подачи «действительности» становятся:

- рыхлость и неструктурированность личности,

- возможность асоциализация до грани аутизма.

- неспособность и нежелание принимать другую точку зрения, иллюзия того, что в случае конфликта или несовпадения взглядов обладателя контрмнения можно просто заблокировать.

- и в итоге

Высокая степень зависимости от трендмейкеров и глобальная дегуманизация.

Что мы имеем ввиду, говоря о зависимости от трендмейкеров? – То, что аутичное общество, с одной стороны испытывает страх перед реальным миром, а с другой нуждается в поводыре. По своей моральной сути – это сообщество потенциальных рабов, чьи виртуальные кандалы и цепи намного надежнее и эффективнее, нежели стальные оковы и решетки.

Вместо управления системой жестких запретов грядет преобладающее управление через систему допуска к системе самоидентификации или отлучения от неё. Если ты не в тренде – ты никто, тебя не существует! Ты не идентифицируешься как полноценный участник сообщества. Поэтому «Кто не скачет, тот москаль!» И в итоге скачущая под трендовые речёвки толпа становится сообществом «свободных» рабов, а точнее сообществом манипулируемой людской массы.

Для Homo retiarus человек по ту сторону экрана становится виртуальным фантомом, которого можно забанить[18], заставить исчезнуть нажатием кнопки «Delete» и т.д... Ему не нужно что-то доказывать, приходить к консенсусу с тем, кто с ним не согласен, кто не входит в его референтную группу.

«Homo Retiarus» - "человек сетевой" - понятие, обозначающее человека/людей, чья социализация и личностная самоидентификация в значительной или преобладающей степени произошли в виртуальной среде информационных и социальных сетей.
Одной из характерных особенностей данной личности является очень высокая или преобладающая степень формирования картины мира, формируемая посредством симулякров виртуальной реальности информационных и социальных сетей и превалирование этой картины над той, что формируется в непосредственном соприкосновении с реальным окружающим миром.
Если до недавнего времени, по выражению известного российского философа и специалиста по классической немецкой философии Н.И.Мотрошиловой, был верен тезис: "Что бы ни случилось, человек в конечном итоге позиционирует себя в мире в соответствии с тем, что он видит за своим окном", «Homo Retiarus» - "человек сетевой" позиционирует себя в соответствии с тем, что он видит на экране своего гаджета.

При всей наукообразности оценок современные эксперты слишком часто неосознанно экстраполируют на вопросы и проблемы, связанные с информатизацией свой жизненный и научный опыт досетевого социума. А суть дела такова, что уже давно сформировано поколение, для которого параллельная реальность, предлагающая весьма привлекающие симулякры, давно уже стала реальностью зачастую большей, нежели реальность внесетевая. И это поколение экстраполирует во внесетевую реальность реалии сетевые, делая реальный мир продолжением виртуального!

Конечно, то, о чем мы писали выше, не вполне существует в чистом виде, но это давно уже реальный фактор, прямо и все более ёмко влияющий на наш мир и уже зачастую формирующий его. Во всех сферах – от повседневной жизни до международной политики. И это новый и мощный фактор, который будет усиливаться и трансформироваться и который, безусловно, должен быть отслежен и изучен.

В свое время Лев Выготский писал о том, что человек как личность формируется в определенном культурном поле. Таким образом человек не только является продуктом того или иного социокультурного контента, но и воспринимает мир не напрямую, а через призму сформированных у него в процессе социализации представлений об этом мире, включая социальные штампы, клише и предрассудки. На языке профессиональных психологов и в частности специалистов нейролингвистического программирования это называется «карта».

Карта формируется в процессе социализации и образования. На основе представлений о мире, свойственных данному конкретному социуму, включая его социальные табу и этико-нормативные запреты.

Для очень многих, если не для большинства экспертов поколения 30+, оценивающих процессы в современном информационном обществе к сожалению непонятен тот очевидный факт, что современные молодые люди поколения 30- и особенно 25- видят и воспринимают мир СОВСЕМ иначе.

Условно говоря, если еще недавно, по образному выражению проф. Н.И Мотрошиловой человек так или иначе соотносил себя с тем, что он видит в своем окне, то для поколения 30- и тем паче 25- позиционирование в мире в огромной мере определяется тем, что оно видит на экране своего гаджета!

Т.о. вместо социализации, основанной на признании обществом общественно значимых действий и качеств индивида во все большей степени происходит квазисоциализация, основанная на симулятивном, виртуальном конструировании общественной значимых действий и качеств индивида.

Это делает индивид психологически и морально неустойчивым, а также легко и оперативно манипулируемым извне и зависимым от внешнего влияния. Причем это влияние может быть изначально недоброкачественным и направленным ПРОТИВ реальных общественных интересов того сообщества, к которому РЕАЛЬНО принадлежит индивид.

ИТОГ

Как и любое крупное социальное явление, информатизация вообще и информационные и социальные сети в частности явление сложное, комплексное и неоднозначное по своему воздействию на общество.

Влияние информатизации на трансформацию общественного сознания колоссально. В том числе влияние проявленно негативное. К серьезным факторам виртуализации социума, оказывающим глубочайшее воздействие и, следовательно, требующим пристального изучения, отслеживания, анализа и корректировки можно отнести:

1. Фактический космополитизм виртуального пространства, однозначно размывающий национальные основы государства и страны.

2. Его фактическая экстерриториальность и нередко антинациональная направленность при по сути полной неподконтрольности. Нередки ситуации, когда например антирусский контент на русском языке, формируемые гражданами третьих стран, расположен на вэбресурсе четвертой страны и физически находится на сервере пятой.

3. Соцсети в огромной мере подменяют реальные действия в реальной социальной среде ценностями симулякровыми, искусственно инкорпорируемыми в массовое сознание пользователей сети, отвлекают молодых людей от потребности и формирования навыков реального общения, лишая молодых людей навыков:

- построения социальных связей, способность к реальному сочувствию и сопереживанию,

- участия в реальной социальной жизни посредством общественно значимой деятельности и формирования общественно признанных качеств,

формируя фрагментарное, игровое миропонимание и мировосприятие,

деформируя или отметая реальные устойчивы моральные основы характера и, в итоге, способствуя ДЕГУМАНИЗАЦИИ личности.

4. Ввиду дегуманизации резко повышается вероятность девиантного поведения.

5. Перманентная включенность в флуктуации сетевого информационного мусора стремительно засоряет мозг посредством т.н. вербальных шумов и лишает пользователей соцсетей способности сосредотачиваться на сколько-нибудь глубоком понимании предмета исследования, превращает человека в зависимое от сетевых трендов существо, управляемое при помощи формируемых и контролируемых извне страхов и фобий.

«Вербальные шумы»
Понятие, обозначающее неконтролируемые квазивербальные речевые процессы, протекающие в сознании личности.
Вербальные шумы в значительной мере являются издержкой социализации и препятствуют восприятию личностью реального мира в непосредственном контакте, включая в цепочки восприятия дополнительные вербальные и квазивербальные блоки. Поэтому вербальные шумы препятствуют способности концентрации внимания на том или ином объекте.
Существенно важным условием устранения вербальных шумов является «обнуление» сознания. Т.е. его периодическое выключение из интенсивного информационного потока и концентрация внимания на самом себе и самоощущении себя в мире с целью разгрузки сознания. Это достижимо в различных методиках разгружения сознания, например медитативных.
Одним из важных факторов формирования вербальных шумов являются информационные и прежде всего социальные сети. Перманентная вовлеченность пользователя соцсетей через программы-чаты засоряет сознание респондента, раздробляет и рассеивает его, препятствует «обнулению» сознания и, по сути, разрушает его.
Вербальные шумы формируют фобии, которые в условиях массовых социальных процессов, катализаторами которых уже давно являются соцсети, могут превращаться в пандемии и использоваться для манипулирования массовым сознанием.

К сожалению, данные аспекты по сути не учтены в настоящий момент в культурной и информационной политике государства. Либо они учтены голословно и не подкреплены никакими адекватными мерами.

Насколько важна для общества и национального государства опора на традиционные национальные ценности? – На этот вопрос ответил Президент России в ходе пресс-конференции 23 декабря 2016г.: «Теперь что касается патриотизма. Будет ли государство поддерживать? Конечно, будет. У нас нет никакого другого и не может быть никакого другого объединяющего начала[19]

Необходима системная реабилитация национальных ценностей в глазах поколения 25- и помощь в определении в реальной жизни, что невозможно без целого комплекса мер, включая последовательное построение справедливого общества с четкими национальными приоритетами, работающими социальными лифтами, ясными и понятными целями и задачами развития и продуманной стратегией и тактикой достижения этих целей и выполнения этих задач. Для этого понадобятся серьёзные меры, включая критическое переосмысление т.н. реформы образования, вытеснившей преподавателя на обочину образовательного процесса и превратившей сам процесс образования из процесса формирования мыслящей личности в заформализованный процесс производства тупого потребителя.

Очевидно, что на фоне стремительного процесса трансформации общества в том числе под мощным воздействием глобальной информатизации мы остро нуждаемся осмыслении данного процесса в том числе с позиций комплексной безопасности. Это должно быть ясно, системно и последовательно прописано в Доктрине национального культурно-информационного СУВЕРЕНИТЕТА. Если национальное государство не сможет определиться в своем отношении к информационным социальным сетям, то очень скоро соцсети определяться в своем отношении к национальному государству, пока однажды в весьма недалеком будущем институт национального государства не окажется «вдруг» непонятно как и зачем зажившимся анахронизмом.

Задачей данного краткого исследования является не сгущение красок на негативных аспектах и явных упущениях и недооценках ряда серьезных факторов процесса глобальной информатизации, а скорее стремление обратить внимание на произошедший тектонический процесс в массовом сознании, который УЖЕ привел к формированию качественно иного миропонимания у тех, кто будет управлять этим обществом завтра. Недооценка и недопонимание данного процесса могут иметь негативно непредсказуемые последствия.


3. Журнал «Китай» №2 (112) 2015г., стр. 15.

8. 39-й Доклад Центра интернет-информации Китая о ситуации в развитии интернета во второй половине 2014г. http://cnnic.cn/hlwfzyj/hlwxzbg/hlwtjbg/201701/P020170123364672657408.pdf

13. Г. М. Болтянский «Ленин и кино». — М.: Л., 1925 — С.19

15. Life.ru «Трамп назвал соцсети ключом к своей победе на выборах». https://life.ru/t/%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8/930700/tramp_nazval_sotssieti_kliuchom_k_svoiei_pobiedie_na_vyborakh

18. Бан (англ. ban, /bæn/ — запрещать, объявлять вне закона) — один из принятых в Интернете способов контроля над действиями пользователей. Как правило, бан заключается в лишении или ограничении каких-либо прав пользователя (на создание/отправление новых сообщений или создание новых тем на веб-форуме, на отправление сообщений в чате, на комментирование в блогах и др.). Возможность введена в целях оградить интернет-сайт от троллей, спамеров, вандалов и прочих лиц, чьи сообщения вредят продуктивной работе ресурса.

19. Официальный ВЭБ-сайт Президента Российской Федерации. http://kremlin.ru/events/president/news/53573

Обновлено 26.01.2018 17:41
 
Сотрудники ИДВ РАН в СМИ
Copyright © 2012 ИДВ РАН При полном или частичном использовании материалов сайта ссылка на источник(www.ifes-ras.ru)обязательна.