ИДВ РАН  
 
19.01.2017 г.  
Казаков О.И. О новом этапе климатической политики Японии Печать
29.11.2016 21:07

О новом этапе климатической политики Японии

Казаков О.И., с.н.с.

Для решения проблемы глобального потепления в декабре 1997 г. в дополнение к Рамочной конвенции ООН об изменении климата в г. Киото (Япония) был принят Киотский протокол, который обязывает развитые страны и страны с переходной экономикой сократить или стабилизировать выбросы парниковых газов [1]. По Киотскому протоколу Япония взяла на себя обязательство сократить выбросы парниковых газов к 2020 г. на 6% по сравнению с базовым 1990 г.

Япония стала страной, которая, с одной стороны, всячески способствовала продвижению Киотского протокола и использовала его как средство из арсенала «мягкой силы» для улучшения своего имиджа «зелёной сверхдержавы», а с другой стороны, была вынуждена покупать квоты на выбросы парниковых газов у других стран, поскольку предпринимаемые меры не могли решить задачу за счёт лишь национальных сокращений выбросов.

Всплеск интереса в Японии к проблеме глобального потепления климата возник после победы Демократической партии Японии (ДПЯ) на выборах в нижнюю палату парламента Японии 30 августа 2009 г. Премьер-министр Японии Юкио Хатояма выступил с предложением по сокращению выбросов парниковых газов, которая была названа «Инициатива Хатоямы» (Hatoyama Initiative). Предполагалось сократить выбросы парниковых газов к 2020 г. на 25% по сравнению с уровнем 1990 г. Для реализации задачи 25%-го сокращения выбросов Япония, помимо традиционного повышения энергоэффективности и внедрения «зелёных» технологий в энергоёмких секторах экономики, в частности, решила делать ставку на развитие атомной энергетики и электромобильного транспорта, которые обладают «нулевым» выбросом парниковых газов.

Ю. Хатояма провозгласил свою инициативу в декабре 2009 г. в Копенгагене на 15-й Конференции рамочной конвенции ООН по изменению климата (COP15). Цель сокращения на 25% – более амбициозная, чем была зафиксирована в Киотском протоколе (6%) или заявлялась правительством либерал-демократов (8%).

4 июня 2010 г. на пост руководителя государства избирается новый лидер демократов Наото Кан. Инициатива Хатоямы в публичной сфере отходит на второй план, однако Япония продолжает работу по сокращению выбросов.

Сокрушительный удар по Инициативе Хатоямы нанесло Великое бедствие на Востоке Японии, из-за которого были остановлены действовавшие до 11 марта 2011 г. реакторы на японских АЭС, обеспечивавшие выработку порядка 30% электроэнергии в стране. И если в 2010 г. в энергобалансе страны доля атомной энергии составляла 30,8%, а доля возобновляемых источников энергии – 1,2%, то в 2011 г. – 14% и 3,2% соответственно. Природно-техногенная авария на АЭС «Фукусима-1», сопровождавшаяся выбросами радиоактивного облака пара и утечками радиоактивной воды в почву и воду, привела к первой в истории страны серьёзной катастрофе, связанной с «мирным атомом», что вызвало в стране рост антиядерных настроений, которые проявились в многочисленных митингах по всей стране и заявлениях известных деятелей Японии против «мирного атома» [2].

С марта 2011 г. в Японии происходило последовательное отключение реакторов АЭС. 5 мая 2012 г. был остановлен для ремонтных работ последний действующий в стране реактор – впервые с 1966 г. Япония осталась без атомной энергетики [3].

По причине остановки АЭС японские электроэнергетические компании в целях пополнения нехватки энергии перешли на выработку тепловой энергии, что привело к увеличению эмиссии CO2. В других секторах экономики, генерирующих CO2, также не было достигнуто серьёзного прогресса по сокращению выбросов.

На COP17 (ноябрь 2011 г.) представитель Японии указал на то, что лишь 26% общего объёма эмиссии в мире регулируется Киотским протоколом. Он призвал к созданию более справедливых и эффективных соглашений. Он также отметил, что среднесрочная цель страны по сокращению эмиссии на 25% по сравнению с уровнем 1990 г. остаётся неизменной. Но уже в ноябре 2012 г. при подготовке к COP18 позиция Японии свелась к констатации того факта, что стране не удалось достичь первоначальной цели сокращения выбросов из-за отключений реакторов АЭС, а потому Японии необходимо выдвинуть перед международным сообществом новые цели по сокращению выбросов парниковых газов.

На COP18 (26 ноября – 7 декабря 2012 г.) была заявлена следующая позиция Японии. С одной стороны, Япония не собирается присоединяться к Киотскому протоколу в случае его продления. С другой стороны, Япония постаралась сохранить за собой роль ключевого игрока во время дебатов, поскольку она оказала помощь развивающимся странам на сумму 17 млрд 400 млн долл., что превышает те 15 млрд долл., которые она обещала 3 года назад.

Одной из важных тем, поднятых на выборах в нижнюю палату парламента Японии 16 декабря 2012 г., стал вопрос о возобновлении работы атомных реакторов. Так, правящая ДПЯ предлагала ликвидировать атомную энергетику к 2040 г. Победившая на этих выборах ЛДП говорила о поддержке ядерной энергетики, и о том, что примет решение о перезапуске реакторов в течение трёх лет и о нахождении наилучшего энергетического баланса (best energy mix) – в течение десятилетия. 8 июля 2013 г. в Японии были приняты новые правила безопасности для АЭС.

Первый период осуществления Киотского протокола – Киото-1 – начался 1 января 2008 г. и закончился 31 декабря 2012 г., после чего начался второй период – с 2013 по 2020 гг. – осуществления Киотского протокола – Киото-2. Но к концу 2012 г. стало ясно, что Киото-2 не сможет решать поставленной глобальной задачи по сокращению выбросов, поскольку из него вышли ряд стран, включая Японию, Россию и Канаду, а основные эмитенты парниковых газов – Китай и США – так и не стали участниками протокола.

В 2015 г. на смену Киотскому протоколу пришло Парижское соглашение (Paris agreement) в рамках Рамочной конвенции ООН об изменении климата [4]. Соглашение было одобрено в декабре 2015 г. в качестве первых международных рамок, которые обяжут все страны, включая развивающиеся государства, после 2020 г. сдерживать глобальное потепление. 60 стран и территорий ратифицировали договор и на их долю приходится более 47% мировой эмиссии парниковых газов. Помимо Японии, среди ратифицировавших договор стран находится Китай, сильнее всех в мире загрязняющий атмосферу, и США, которые ранее Киотский протокол не ратифицировали. Россия Парижское соглашение подписала, но не ратифицировала [5].

Актуальность проблемы глобального потепления подтверждается объективными данными. Так, Всемирная метеорологическая организация (ВМО) сообщает, что общий объём выбросов трёх основных парниковых газов – углекислого газа, метана и оксидов азота – в 2015 г. достиг самого высокого уровня [6]. В докладе ВМО, представленном на конференции сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата (ноябрь 2016 г.), сказано, что 2016 г. может стать самым жарким за всю историю наблюдения. Согласно предварительным данным, средняя глобальная температура превысила доиндустриальные показатели на 1,2°C [7].

Со вступлением в силу Парижского соглашения открывается новый этап в попытках сдерживать странами мира глобального потепления. Несомненно, что активную роль в этом процессе будет играть Япония, которая корректирует свою климатическую политику, исходя из сложившейся ситуации как в стране, так и за рубежом.

Новая климатическая политика Японии в контексте борьбы мирового сообщества с глобальным потеплением путём сокращения выбросов парниковых газов может быть интересна исследователям с точки зрения внедрения новых технологий, сокращающих углеродные выбросы в атмосферу, и действий Японии по развитию «мягкой силы» в направлении оказания финансовой и технологической помощи развивающимся странам по вопросам сокращения парниковых газов. Ожидается, что по этим направлениям Япония будет действовать системно и эффективно, что может стать для России полезным опытом для применения своей «мягкой силы» в сферах экологии и научно-технического взаимодействия со своими иностранными партнёрами.

После ратификации Киотского протокола Россия и Япония имели возможность сотрудничать по вопросу квот, поскольку Россия была и остаётся потенциальным продавцом квот, а Япония – покупателем. Однако в России до 2010 г. не была создана национальная система продажи квот, а потому сотрудничества с Японией в этой области не сложилось. В настоящее время данная сфера международного сотрудничества открывает дополнительные возможности для налаживания российско-японских отношений в области экологии и климатологии.

 


 

1. Казаков О.И. Кто ответит за климат? // Россия в АТР, №4 (25), декабрь 2012. С. 54–61.

2. Казаков О.И. Япония охладевает к глобальному потеплению и Киотскому протоколу // Япония наших дней. № 3 (9), 2011. – М.: ИДВ РАН, 2012. С. 112–121.

3. Казаков О.И. Атомный фактор климатической политики Японии // Япония в поисках новой глобальной роли. – М.: Вост. лит., 2014. С. 161–176.

4. United Nations Framework Convention on Climate Change. URL: http://unfccc.int/paris_agreement/items/9485.php

5. List of Parties that signed the Paris Agreement on 22 April // UN Web Services Section, Department of Public Information, United Nations. URL: http://www.un.org/sustainabledevelopment/blog/2016/04/parisagreementsingatures/

6. Globally Averaged CO2 Levels Reach 400 parts per million in 2015 // World Meteorological Organization. 24.10.2016. URL: http://public.wmo.int/en/media/press-release/globally-averaged-co2-levels-reach-400-parts-million-2015

7. 2016 год может установить новый рекорд по повышению температуры // ЮНЕПКОМ. 14.11.2016. URL: http://www.unepcom.ru/news/news2016/1335-161114cop22.html

 
СМИ
Copyright © 2012 ИДВ РАН При полном или частичном использовании материалов сайта ссылка на источник(www.ifes-ras.ru)обязательна.