ИДВ РАН  
 
21.11.2019 г.  
Выступление д.э.н., проф. Э.П. Пивоваровой Печать
13.10.2016 13:41

Выступление д.э.н., проф. Э.П. Пивоваровой 13 октября 2016 г. на ХХII Международной научной конференции «Китай, китайская цивилизация и мир. История, современность, перспективы».

Черты преемственности и новизны в экономической политике пяти поколений руководства КНР

Пивоварова Э. П., д.э.н., проф., Институт Дальнего Востока РАН

Путь социально-экономического развития послереволюционного Китая был очерчен в общих параметрах еще на рубеже 30-х — 40-х годов XX века в виде платформы "новой демократии", сущность которой была сформулирована как диктуемая специфическими условиями Китая необходимость длительного сосуществования различных классов китайского общества для мобилизации всех активных факторов на достижение экономического прогресса в стране. Но тот "длительный срок", который первоначально отводился на решение поставленных задач, ограничился на практике тремя годами восстановительного периода (1949—1952 гг.).

Уже в июне 1953 г. на заседании Политбюро ЦК КПК Мао Цзэдун заявляет, что победа демократической революции уже состоялась и оглашает требования генеральной линии партии в переходный период, состоящие в том, чтобы в течение 10—15 лет или в немногим более продолжительный промежуток времени «завершить в основном» индустриализацию и социалистическое преобразование сельского хозяйства, кустарной промышленности, капиталистической промышленности и торговли.

Однако в ходе реализации I-ой пятилетки процесс социалистического преобразования собственности на средства производства стал резко форсироваться и был завершен за несколько месяцев 1955—1956 гг. Не подготовленное экономически, такого рода обобществление носило формальный характер и потенциально содержало в себе угрозу хозяйственных срывов, которые и последовали в практике осуществления политики «большого скачка» и «народных коммун» (1958 – 1960 гг.), потребовавших «политики урегулирования» (1960 – 1965 гг.), за которыми последовало десятилетие «культурной революции» (1966—1976 гг.), ставшее самым мрачным периодом в истории КНР и названное сегодня в стране "потерянным десятилетием".

По свидетельству "Решения по некоторым вопросам истории КПК со времени образования КНР", принятого на 6 пленуме ЦК КПК в июне 1981 г., "всестороннее и серьезное выправление левацких ошибок" прошлого началось со времени 3 пленума ЦК КПК 11-го созыва (декабрь 1978г.), определившего курс на более медленное, но более сбалансированное развитие, и резко осудившего прежнюю практику "ускоренного строительства социализма".

Во вступительной речи Дэн Сяопина на XII Всекитайском съезде КПК в сентябре 1982 г. был обнародован «основной вывод», сделанный китайским руководством «на основе обобщения длительного исторического опыта»: "Сочетать всеобщую истину марксизма с конкретной практикой нашей страны, идти собственным путем и строить социализм со спецификой Китая".

Мудрость Дэн Сяопина, который был генеральным секретарем ЦК КПК в период «ускоренного строительства социализма» в 50-е годы, а, значит, вместе с Мао Цзэдуном отвечал за политику «большого скачка» и «народных коммун», заключалась в том, что он, сделав правильные выводы из практики «экономического волюнтаризма», завершившейся хозяйственным кризисом в стране, направил Китай на путь постепенных реформ, разумно сочетающих положительные наработки как рыночной, так и плановой экономик.

Основные контуры концепции социализма с китайской спецификой вырисовывались на протяжении всех лет хозяйственной реформы через столкновение самых различных мнений, изучение своего и международного опыта, но, главное, - через экспериментальное апробирование всех наиболее существенных нововведений с последующим обобщением как положительных, так и отрицательных результатов. Такой метод способствовал официальному признанию тех «прорывов» в экономической теории социализма, главным из которых стало признание допустимости рыночного регулирования и частного хозяйства при строительстве социализма.

Надо отметить, что путь к таким признаниям не был скорым, но пройти его Дэн Сяопин смог благодаря тому, что работал в тесном контакте с одним из самых грамотных специалистов высшего управленческого звена страны Чэнь Юнем и внимательно относился к тем научным разработкам, над которыми трудились лучшие ученые-экономисты страны.

Дело в том, что Чэнь Юнь был единственным из высшего руководства страны, кто ещё на VIII съезде КПК в 1956 году выступил с критикой процесса ускоренных преобразований в сфере социалистической собственности, проведенных в КНР в 1955—1956 гг., и предложил серию мероприятий по оживлению экономики и исправлению допущенных ошибок.

Не будучи реализованной в 50-е годы, программа Чэнь Юня по развитию рыночных отношений в целях стимулирования экономической деятельности в стране легла в основу хозяйственной реформы на рубеже 80-х годов.

Идеи об отведении главенствующей роли плану и вспомогательной — рыночному регулированию в реформе экономической системы КНР преобладали до принятия на 3-м пленуме ЦК КПК 12-го созыва в 1984 г. «Постановления ЦК КПК о реформе хозяйственной системы», в котором товарное производство уже рассматривалось как объективная основа, внутренне присущая социализму, что стало серьёзным «прорывом» в экономической теории социализма.

Лишь после инспекционной поездки по южным провинциям Китая в начале 1992 г. главным для Дэн Сяопина стал подтвержденный практикой вывод, что там, где полностью выявляется роль рынка, процесс развития идет довольно хорошо.

Результатом этого заключения Дэн Сяопина стало выдвижение на XIV съезде КПК в 1992 г. в качестве "целевой модели хозяйственной реформы" вместо прежней "плановой товарной" "социалистической рыночной экономики", которое и в КНР, и среди некоторых зарубежных исследователей было оценено как "новый прорыв" или дальнейшее развитие идей приемлемости рыночного хозяйства в социалистической экономике, а по существу означало "искоренение чувства страха" перед рыночными процессами, в ходе реформы набиравшими силу в стране, провозгласившей социалистический выбор Китая.

Предсказываемого в это время некоторыми исследователями «рыночного обвала» в КНР, подобного тому, что стал происходить в России и других социалистических странах, не произошло, поскольку китайское руководство не только сохранило, но и поставило задачу совершенствовать государственный контроль за экономическими процессами в стране, а «базисную роль рынка в размещении ресурсов» видело лишь в условиях «осуществления государством макрорегулирования и макроконтроля».

«Продолжением и развитием марксизма-ленинизма, идей Мао Цзэдуна и теории Дэн Сяопина» была названа выдвинутая Цзян Цзэминем в 2001 г. концепция “тройного представительства”, которая существенно расширяла идейно-теоретическую основу КПК и на XVI съезде КПК в 2002 г. была названа «теоретической инновацией», полученной благодаря учету происходящих в мире перемен.

Среди наиболее важных рекомендаций, высказанных на 5-ой сессии ВСНП в марте 2002 г. руководителями третьего поколения четвёртому поколению китайского руководства, была, в частности, рекомендация премьера Госсовета Чжу Жунцзи о необходимости расширять и культивировать внутренний спрос. Интересно, что при этом Чжу Жунцзи предсказывал и «новые горячие точки потребления», советуя поощрять население на увеличение «сервисного потребления», в частности, жилья, туризма, легковых автомобилей, телекоммуникаций, культурных развлечений, спорта, что и стало делаться довольно энергично в КНР в последующей практике.

Судить о главной теме XVI съезда КПК можно уже по названию сделанного Цзян Цзэминем доклада – «Всесторонне вести строительство среднезажиточного общества и создавать новую обстановку для дела социализма с китайской спецификой». При этом Цзян Цзэмин подчеркивал, что «урбано-аграрная структура китайской экономики еще не изменилась, тенденция к расширению межрегиональных различий все еще не остановлена, бедного населения все еще немало».

В таких оценках, обращенных в значительной мере к новому поколению китайского руководства (Ху Цзиньтао и Вэнь Цзябао), принимавшему эстафету от лидеров третьего поколения, ощущается предостережение от попыток поспешности или “забегания вперед”, которые неоднократно подводили руководителей КНР в дореформенное время, но с которыми они научились справляться за годы строительства «социализма с китайской спецификой». Важно отметить, что, выступая с докладом на 1-ой сессии ВСНП в марте 2003 года, Чжу Жунцзи рекомендовал новым руководителям учесть «главный опыт» работы правительства в годы реформы - продолжать совершенствовать макрорегулирование и макроконтроль в сфере экономического и социального развития Китая.

Характерно, что в выступлениях новых руководителей КНР на всех официальных форумах при определении задач по дальнейшему углублению рыночных преобразований в стране неизменно стало присутствовать напоминание о том, что делать это надо шаг за шагом, постепенно, через экспериментальное апробирование всех хозяйственных нововведений.

Одним из таких наиболее серьёзных нововведений стало включенное в документы 3-го пленума ЦК КПК в октябре 2003 г., а затем обнародованное на 2-й сессии ВСНП в марте 2004 г. решение «обеспечивать всемерное развитие сектора смешанной формы собственности», постепенно превращая акционерную систему в главную форму реализации общественной собственности.

Идеи «непоколебимой веры в марксизм» как условия успешности практической деятельности в стране, высказанные на XVII съезде КПК в 2007 г., пожалуй, несли в себе больше всего новаторских элементов по сравнению с трактовками отношения в КНР к марксистскому наследию в предшествующие годы рыночных преобразований.

Именно на XVII съезде КПК, то есть впервые на высшем форуме страны, генеральный секретарь ЦК КПК Ху Цзиньтао говорит не просто о «переносе центра тяжести» работы с классовой борьбы на экономическое строительство, но и подчеркивает, что ЦК второго поколения, ядром которого был Дэн Сяопин, «в корне отверг ошибочную теорию и практику, ставящие классовую борьбу во главу угла».

Анализ материалов ежегодно проводимых сессий ВСНП показывает, что четвертое поколение китайского руководства сосредоточило внимание на том, чтобы «через усиление и улучшение макрорегулирования и макроконтроля специально ширить внутренний спрос и особенно потребительский». Именно такая политика, направленная на расширение роли внутреннего рынка, помогла КНР лучше многих других стран выстоять в условиях разразившегося в мире финансово-экономического кризиса.

Ретроспективно обобщив «исторические успехи КНР» за десятилетие со времени XVI съезда, состоявшийся в 2012 году XVIII съезд КПК подтвердил верность руководящим идеям, которых «обязана постоянно держаться КПК», добавив к марксизму-ленинизму, идеям Мао Цзэдуна, теории Дэн Сяопина, важным идеям «тройного представительства» «научную концепцию развития», определенную в «Резолюции XVIII Всекитайского съезда КПК» как безусловную новацию съезда.

В докладе, сделанном Ху Цзиньтао на съезде, обращается внимание на необходимость достижения, следуя требованиям научной концепции развития, «соответствия производственных отношений производительным силам, а надстройки – экономическому базису». Это – безусловное требование классической экономической теории, так как является объективным законом экономического развития. Уже в первые два десятилетия реформы Китай, разрешив активное развитие в стране различных по формам собственности типов хозяйств, приблизил производственные отношения к характеру разнообразных по уровню развития производительных сил. В дальнейшем теоретическое новаторство должно было коснуться надстройки. По сути, принятием «идеи тройного представительства», расширяющей «социальную опору» китайского руководства допущением в правящие органы страны частных предпринимателей, в определенное соответствие с «многоцветным» базисом была приведена и политическая надстройка.

Начатый на XVIII съезде КПК процесс передачи власти «пятому поколению» руководства КНР завершился на первой сессии ВСНП 12-го созыва в марте 2013 г., где была высказана решимость нового руководства Китая идти по пути углубления реформ и реализации «китайской мечты о великом возрождении китайской нации».

Принятое на 3-м пленуме в ноябре того же года «Постановление ЦК КПК по некоторым важным вопросам всестороннего углубления реформ» по существу нацелило страну на решительные «практические действия» для реализации давно уже выдвинутых, но пока ещё слабо решаемых в КНР задач перехода от экстенсивного к интенсивному развитию и улучшению всех качественных показателей производства, с тем, чтобы к 2020 году достичь во всей стране уровня средней зажиточности, а к 2050 году – осуществить модернизацию страны, построив богатую, могущественную и цивилизованную державу.

При этом руководители пятого поколения, как и их предшественники, но опираясь уже и на собственный опыт работы, подчеркивают на 2-ой сессии ВСНП 12-го созыва в марте 2014 года, что, когда внутренняя и внешняя обстановка становятся чрезвычайно сложными и макрорегулирование и макроконтроль оказываются перед дилеммой, необходимо, давая свободу "невидимой руке" рынка, как следует выявлять роль "видимой руки" правительства, и тем самым стимулировать устойчивый рост экономики.

Сосредоточив внимание на нормализации всех параметров социально-экономического развития страны, председатель КНР Си Цзиньпин вслед за своими предшественниками предлагает проводить более активную политику занятости, стимулируя трудоустройство за счет предпринимательства, и ставит серьёзный акцент на смешанных формах деятельности.

И сейчас, на новом этапе «всестороннего углубления реформ» и заявлении о целесообразности допущения рынка в сферы деятельности и отрасли, ранее закрытые для негосударственного и иностранного капитала, можно с большой долей уверенности сказать, что китайское руководство пытается разрешить не впервые заявленную, но очень трудно поддающуюся выполнению задачу четкого разграничения функций государственных органов и рынка, но не ослабляя государственное регулирование, а лишь совершенствуя его.

Подтвердив верность социально-экономическому курсу своих предшественников, нынешнее китайское руководство будет прилагать все возможные усилия для того, чтобы продолжить социально-экономический прогресс в КНР, который сегодня по причине нарастающей дефицитности и финансовых, и материальных, и трудовых ресурсов становится особенно трудно достижимым.

 
Издания ИДВ РАН
Электронная библиотека ИДВ РАН / Scientific Digital Library of IFES RAS
————————————
Проблемы Дальнего Востока
The Far Eastern Affairs
————————————
Китай в мировой и региональной политике
China in World and Regional Politics
————————————
Японские исследования / Japanese Studies in Russia
————————————
Вьетнамские исследования
The Russian Journal of Vietnamese Studies
————————————
Восточная Азия: факты и аналитика / East Asia: Facts and Analytics
————————————
Персональные блоги/сайты
Copyright © 2012 ИДВ РАН При полном или частичном использовании материалов сайта ссылка на источник(www.ifes-ras.ru)обязательна.