ИДВ РАН  
 
30.10.2020 г.  
Главное меню
Главная
About IFES RAS
ИДВ РАН и его структура
Дисс.совет Д 002.217.03
Нормативные документы
Новости
Публикации
Мероприятия
Вакансии
Противодействие коррупции
Охрана труда
Контакты
———————————————
Профсоюз ИДВ РАН
Научный совет РАН
Подписки
Ссылки на ресурсы
Справочник
Внутренний сайт ИДВ РАН
Рабочий email
СЭД Тезис
Идейно-политическая обстановка во Вьетнаме накануне XI Съезда Коммунистической партии Вьетнама. Печать
22.06.2010 11:36

Доклад Локшина Г.М. – ведущего научного сотрудника Центра изучения Вьетнама и АСЕАН ИДВ РАН, кандидата исторических наук на Конференции вьетнамоведов в Центре изучения Вьетнама и АСЕАН Института Дальнего Востока РАН 8 апреля 2010г.

                                                                                 Г. М. Локшин[1]

 

Идейно-политическая обстановка во Вьетнаме накануне XI  Съезда Коммунистической партии Вьетнама.

                             Доклад на Конференции вьетнамоведов

                в Центре изучения Вьетнама и АСЕАН ИДВ РАН 8 апреля 2010г)

 Уважаемые коллеги,

 I. Bьетнам живет ритмом своей правящей Коммунистической партии, все успехи, как и ошибки и слабости которой, немедленно отражаются на жизни 90-миллионного народа. Страна идет навстречу XI Съезду КПВ в январе 2011г. Процесс подготовки к нему  вступил в свою решающую стадию. С апреля по стране пошла волна партконференций на уровне первичных, уездных и затем провинциальных  организаций. В стране, среди политической элиты и научной общественности на Севере и на Юге  развернулась широкая дискуссия о судьбах страны, о путях развития самой КПВ, какой она должна быть в новых условиях, о  демократии и роли государства. Всё заметнее становится до поры тщательно скрываемая от посторонних глаз борьба  между сложившимися группами интересов и влияния.

  Генеральный секретарь ЦК КПВ Нонг Дык Мань и Президент СРВ Нгуен Минь Чиет после съезда по возрасту покидают свои посты. Вместе с ними уйдут и некоторые другие деятели, занимающие ключевые посты в партии и государстве. И это создаёт определенный вакуум для противоборства различных сил в партии. Оно уже началось и, вероятно, будет усиливаться к концу года. Уже ведутся секретные переговоры, обсуждаются компромиссы, выдвигаются новые люди. Этот процесс в  кадровой подготовке Съезда Агентство «Рейтер» сравнивает с тем, что в США, например, называют «праймериз».

Как известно, все дискуссии внутри КПВ носят строго закрытый характер, но иногда позиции некоторых видных политиков и идеологов всё-таки проникают в печать, и  особенно в интернет. Из имеющихся материалов видно, что в различных слоях вьетнамского общества, среди партийных идеологов и пропагандистов, среди ветеранов КПВ идет оживленная дискуссия по многим проблемам, которые будут в центре внимания предстоящего Съезда КПВ.  Активно участвует и пытается по-своему влиять на настроения в обществе и многочисленная  зарубежная диаспора, для которой предстоящий Съезд – это очередной повод возложить на  КПВ ответственность за все беды и несчастья страны во второй половине ХХ века.  Из всего этого создается очень пестрая и иногда противоречивая картина, разобраться в которой, тем более из Москвы, трудно, но как мне кажется, необходимо и полезно.

 Деление на различные противостоящие группы и фракции в руководстве КПВ – это любимое занятие вьетнамской диаспоры и многочисленных западных «экспертов», напоминающих хорошо известных нам  в прошлом кремленологов и советологов. Основное деление идет на группы  реформаторов-радикалов и реформаторов-консерваторов, а соответственно и на «западников» и «прокитайцев». Первых, по общему мнению, якобы возглавляет премьер-министр Нгуен Тан Зунг и его доверенные и приближенные люди, а во главе вторых якобы стоит сам Генеральный секретарь Нонг Дык Мань, опирающийся на партийный аппарат и силовиков.  И хотя в КПВ все согласны с тем, что путь открытости и обновления, взятый 25 лет назад, остается единственно верным путем устойчивого развития страны, одни предпочитают китайскую модель открытой экономики под жесткой политической диктатурой, тогда как другие считают, что  рыночная экономика принесет гораздо больше пользы в более демократической обстановке. Они восприняли политику обновления как альтернативу социализму и говорят, что ЦК вообще не должен выдвигать задачу перехода к социализму. Подталкивание её к этому будет роковой ошибкой. По их мнению, надо даже изменить название партии и страны, вернуться к прежним названиям до 1976г., а именно: Партия трудящихся Вьетнама (или Партия Вьетнамского Народа) и Демократическая Республика Вьетнам.  Они хотят прекратить политику уступок и умиротворения Китая, усиления защиты суверенитета, безопасности и территориальной целостности страны.

 Консерваторы придерживаются противоположной точки зрения, подчеркивая, что рыночная экономика – это не цель, а средство и всего лишь переходный этап на пути построения социализма. Причину возникших трудностей в экономике они видят в слабости нынешнего руководства,  в его  отходе от марксизма-ленинизма и  в «потере некоторыми руководителями революционного духа и утрате ими коммунистических убеждений».

 Как считают наши западные коллеги, они чинят препятствия курсу на открытие страны и интеграцию в мировую экономику, утверждая, что политика открытости по отношению к Западу, особенно к США, приведет к изменению политического строя. При этом они указывают на не прекращающиеся обвинения КПВ в нарушении прав человека, религиозных свобод и т.п., видя во всем коварный замысел т.н. «мирной эволюции» или буржуазного перерождения партии и страны.

Открытая и скрытая полемика между этим течениями и определяет основное содержание идейно-политической жизни Вьетнама накануне Съезда КПВ. По ряду признаков большинство западных наблюдателей считают, что фракция консерваторов берет верх. Они основывают свои выводы на содержании программных  документов прошедших XI и XII Пленумов ЦК КПВ, подтвердивших неизменность курса партии на строительство социализма и укрепление руководящей роли партии, на появлении резких «антиимпериалистических» статей в главных партийных и других газетах и журналах, на возбуждении ряда уголовных дел против некоторых крупных предпринимателей, известных своими демократическими взглядами, а также на некоторых других свидетельствах ужесточения внутренней политики и репрессий в отношении инакомыслящих. Главное же в том, что уже много месяцев наблюдатели отмечают, что экономические трудности в стране сильно поколебали позиции премьер-министра Нгуен Тан Зунга, подвергающегося атакам  в связи с новым крупным коррупционным скандалом с участием крупных  австралийских и американских инвестиционных компаний, в котором замешаны многие приближенные к премьеру люди и даже его родственники. Вопрос, сохранит ли он свои позиции после Съезда или нет, – это сегодня чуть ли не главный вопрос предвыборной кампании в КПВ, если судить по комментариям большинства западных наблюдателей.

 Однако эти утверждения особого доверия не вызывают. Нет сомнений, что у отмеченных групп в руководстве КПВ, действительно, могут быть разные интересы и мнения. Но, похоже, что большинство «экспертов» из диаспоры и многие другие иностранные специалисты либо умышленно спекулируют на них с целью углубления раскола в партии и обществе, либо просто плохо знакомы с принципами демократического централизма и с процессом принятия решений в таких партиях, как КПВ. Из нашего опыта известно, что ни один сколько-нибудь значительный шаг того же премьера или Президента, ни один подписанный ими сколько-нибудь значительный контракт не возможен без решения Политбюро и  согласия основных руководителей партии и государства. Конечно, разногласия по темпам и масштабам преобразований  и  интеграции в мировую экономику, относительно способов защиты национальных интересов страны в отношениях с КНР, США, Японией, с АСЕАН и т.д. всегда были и есть, но они не отменяют согласия руководителей КПВ в главных направлениях общего курса партии, их общей кровной заинтересованности в сохранении политической стабильности, т.е. сохранения в неприкосновенности нынешней политической монополии КПВ и её руководства на власть. Отсюда все попытки деления руководителей партии, например, на «западников» и «прокитайцев», крайне условны, ибо все они (но каждый по-своему) прежде всего «провьетнамцы. Не случайно, ходят слухи, что две упомянутые фракции, возможно, скоро проведут встречу и попытаются снять разногласия.

  Вместе с тем, известно, что внутри КПВ уже не один год продолжается дискуссия, иногда прорывающаяся вовне, по таким вопросам как: классовая природа КПВ, её цели и характер в современную эпоху, её право на руководящую роль в обществе, а также по основным направлениям внутренней и внешней политики.  Но можно с большой долей уверенности говорить, что при всех различиях в позициях и высказываемых мнениях различными руководителями КПВ никаких признаков идейного разброда, а тем более раскола, в КПВ не наблюдается. Критические высказывания в адрес руководства идут со стороны явного меньшинства и отдельных бывших руководителей и ветеранов КПВ. Очевидно, что именно КПВ является главным двигателем модернизации страны, она подтверждает эту свою роль и в политическом развитии, из которого сама, возможно, выйдет тоже немного другой.

 

II. В каких условиях разворачивается подготовка XI Съезда КПВ, и с чем идет к нему страна.

А. Экономика

Политика обновления и открытости осуществляется в СРВ уже более 25 лет. Принятые в 1986г. судьбоносные, действительно новаторские решения означали решительный переход к строительству  “социалистически ориентированной рыночной экономики”. Они дали первые заметные результаты уже через 10-15 лет, и вскоре мир заговорил о неком “вьетнамском феномене”, превратившем  разрушенный до основания, обескровленный Вьетнам в одно из самых динамично развивающихся государств мира, ныне второе после Китая по темпам ежегодного прироста ВВП.

  Для всех, кто когда-либо раньше бывал во Вьетнаме и после длительного отсутствия приезжает туда вновь, он предстает сегодня неузнаваемым. Словно джин, выпущенный из бутылки, потенциал страны, десятилетиями подавленный войнами с последовавшими проблемами восстановления и болезненным процессом интеграции двух частей страны и национального примирения, заработал с такой силой, которую никто не мог даже представить.

 И сегодня уже очевидно, что, обладая значительными  природными, людскими, интеллектуальными и экономическими возможностями, Вьетнам всё увереннее занимает свое место в ряду «новых индустриальных стран».

  C 1990г. Вьетнам обходят стороной экономические и политические кризисы и государственные перевороты, которые потрясли или свергли вообще многие режимы в странах ЮВА. Его политический режим самый стабильный в регионе, но стабильность – это не окончательная и незыблемая прочность. Режим единственной правящей коммунистической партии мог тоже не раз рухнуть или развалиться под влиянием внешних факторов или внутренних противоречий. Но он не рухнул, а выжил в, казалось бы, абсолютно безвыходном положении 80-х годов, выбрался из Азиатского кризиса 1997-8гг. и, в общем и  целом, пока благополучно выбирается и из последствий мирового финансового кризиса 2008-9 гг.

Всё дело, оказывается, в том, что рыночные экономические реформы, осуществленные во Вьетнаме за последние два десятка лет политики обновления дали мощный импульс ускоренному и стабильному экономическому росту, открыли новые возможности для пердпринимательской деятельности и инвестиционной привлекательности страны. Это даже вызвало опасение его соседей по ЮВА, что Вьетнам поглотит все иностранные инвестиции в этом регионе.

Стабильная экономическая политика принесла свои плоды. С начала 2000-х годов и до 2008г. темп роста ВВП составлял 7,5% в год. Вьетнам был и остается на втором месте в Азии после Китая, но впереди Индии по темпам роста ВВП. Бедность, в которой в начале этих лет находилось более 60% населения, сократилась к 2008г. до 14% ,хотя разрыв в доходах значительно увеличился. Экономические успехи укрепили положение КПВ, легитимность которой как руководящей силы возросла по мере того, как проявлялась эффективность её политики.

 Об успехах политики обновления написано и сказано так много, что это не требует повторения. Но при всех достижениях, обстановка внутри страны для предстоящего Съезда, на мой взгляд, далека от благостной идиллии. Мы не должны забывать, что Вьетнам остается одной из самых бедных стран в мире.

   Съезд пройдет в то время, когда страна ещё не выйдет  из последствий мирового кризиса 2008-9 гг., который, хотя и не бросается в глаза на улицах Ханоя, но не прошел бесследно для вьетнамской экономики, зависимой от экспорта, а он заметно сократился. Торговый баланс дефицитен, и золотовалютные резервы очень ограничены. Платежный баланс по-прежнему очень уязвим, и страна с трудом сводит концы с концами главным образом за счет иностранных инвестиций.

Инфляция подскочила до 25%, что представляет самый высокий уровень за 17 лет. Она съела все доходы людей. Вторая проблема – это безработица, особенно в сельских районах. Поток жителей из деревни в города непрерывно растет, создавая напряженность в обществе. 60% населения в 90 млн.человек находится в возрасте до 30 лет и ищет работу. Бедность и безработица гонят тысячи людей из страны на поиски любой работы и пропитания. Созданы государственные организации по экспорту рабочей силы, которые в некоторых зарубежных изданиях сравнивают с организациями современной работорговли. (что, конечно, не совсем справедливо, но кое-что общее есть)

  Прошлый год выдался особенно неудачным в смысле большого числа стихийных бедствий. 11 раз сильнейшие бури и наводнения охватывали целые районы страны, особенно в Центральном Вьетнаме, имели место эпидемии птичьего гриппа. На внешних рынках творилась чехарда цен на товары вьетнамского экспорта. Кризис сказался на промышленности, на туризме, на объеме инвестиций.

Сюда следует добавить такие неприятные явления, как растущий разрыв между бедными и богатыми,  между городом и деревней, между населением равнинных и горных районов. И самое главное – это коррупция на всех уровнях, ставшая, как признается официально, «  национальным бедствием страны», и об этом говорят уже повсюду и не первый год. Чередующиеся  коррупционные скандалы с участием ряда высоко поставленных руководителей нанесли немалый ущерб авторитету партии и доверию народа к ней.

Серьезное беспокойство вызывает долларизация  экономики и продолжающееся обесценение донга. Деньги уходят в золото и считается, что у населения скопилось около 500 тонн золота, что примерно равно 20 млрд. долларов, изъятых из обращения. В конце 2008г. Правительство объявило, что золото-валютные резервы страны составляют 20 млрд. долларов, Как предполагают, после тяжелого прошлого года их осталось 14-15 млрд. долларов США.

Отрицательное сальдо торгового баланса в 2007г. составило 12,4 млрд. долларов, а в 2008г уже 18 млрд. долларов, а в 2009 опять снизилось до 12 млрд. долларов США , из-за повышения мировых цен на золото. Дефицит торговли за три месяца этого года составил 3, 51 млрд. долларов, или 25%  от обьёма экспорта. И Министерство торговли и промышленности признает, что будет очень трудно удержать его на уровне 20% от экспорта. За первый квартал этого года ВВП Вьетнама вырос 5,83%. За этот же период экспорт достиг 14 млрд., тогда как импорт составил 17,5 млрд. долларов , т.е дефицит торгового баланса остается на уровне 25%.

Дефицит бюджета многие годы покрывался за счёт иностранных инвестиций. В этом году Азиатский Банк Развития (ADB) предсказывает Вьетнаму дефицит бюджета в 10, 2% ВВП. По словам японского директора отделения АДБ во Вьетнаме г-на Коничи, население страны к 2020г. достигнет 100 млн.человек, из которых 60% будут в рабочем возрасте. Это дает большой потенциал. Но недостаток квалифицированной рабочей силы, плохая инфраструктура и транспорт, низкая эффективность финансовых услуг и объективные трудности превращения в страну со средним доходом будут главными проблемами Вьетнама в обозримом будущем.

Таким образом, понятно, что трудностей много, но они не остановили движение вперед. Темпы роста стабилизировались вокруг 6,2% ВВП, урожай риса превзошел  на 2,6 миллиона тонн урожай 2007г.. Дефицит торгового баланса вырос, но был покрыт за счет роста иностранных инвестиций, позволивший продолжить создание новых рабочих мест. Биржа переживает спад, но промышленное развитие продолжается, экономика и торговля стабилизируются.

 

Несмотря на все уже хронические болезни экономики, такие как дефицит бюджета, нарушение платежного баланса, дефицит торгового баланса, рост т.н. «горячих» кредитов, рост инфляции и др., Правительство СРВ всё же ставит задачу на этот год добиться роста ВВП на 6,5%. В январе МВФ предсказывал возможность роста ВВП Вьетнама на 6%, если ему удастся стабилизировать макроэкономические показатели и восстановить равновесие платежного баланса, восстановить доверие к национальной валюте и взять под контроль инфляцию. Инфляцию в этом году власти планируют снизить до 7%, хотя некоторые эксперты сомневаются в возможности этого показателя и предсказывают инфляцию в 10-12%, что тоже в два раза меньше прошлогоднего уровня.

Таким образом, видно, что монополия КПВ в политике и многоукладная рыночная экономика не стали антиподами. Вьетнамские руководители КПВ вслед за китайскими коллегами игнорируют устаревшие понятия и исходят из практики, как главного критерия истины. В условиях глобализации, информационной революции и «экономики знаний» они приспосабливаются. Насколько успешно – покажет время. Они отказались от концепции «рыночного социализма», о котором много говорили у нас в годы перестройки, и заменили её «развитием рыночной экономики с социалистической ориентацией». Это - формула, которую многие социалистические партии Европы легко могли бы сделать своей. Стоит только заменить термин «социалистическая ориентация» на «социальную экономику» германской СДПГ или «сильную социальную политику» скандинавских социал-демократов, или, наконец,  нашу так называемую «социальную ответственность» бизнеса.

 Б. Политика.

   Политическая ситуация в стране относительно стабильна, потому что при всех ошибках и недостатках нынешней политической системы, противостоящие ей силы (которые очень условно можно называть оппозицией) ещё очень слабы и не организованы, не имеют сколько-нибудь значительной поддержки ни в стране, ни за рубежом. Вьетнамская оппозиция, как признают и сами  её деятели в диаспоре, всё более становится неприятным бельмом в глазу у правящих кругов стран Запада, для которых политическая стабильность во Вьетнаме и безопасность инвестиций всё-таки гораздо важнее, самых демократических характеристик существующего там строя. Не даром, некоторые из них называют Вьетнам «любимым дитём США в Юго-Восточной Азии». Хотя американская организация «Фридом хаус», измеряющая уровень индивидуальных свобод и соблюдения прав человека в различных странах, по-прежнему ставит Вьетнам среди самых последних  в мире, рядом с Кубой, Северной Кореей, Мьянмой, Ираком, Ираном , Сирией и Саудовской Аравией.

  В  руководстве страны, действительно, убеждены, что основные элементы демократии западного типа, особенно политический плюрализм, противоречат сложившейся в стране системе власти, подрывают политическую стабильность,  национальную культуру и идентичность.

 Тем не менее, по мере перехода к рыночной экономике и открытия внешнему миру сложившаяся здесь политическая система тоже начала изменяться в сторону демократизации и либерализации. Во Вьетнаме, хоть и медленно,  с учетом местной специфики, но неуклонно идет процесс демократизации и расширения гражданских свобод, причем эта эволюция, по мнению многих специалистов,  уже приняла необратимый характер и может идти даже быстрее, чем в Китае.

 Очевидно, что лидеры КПВ совершенно иначе, чем принято на Западе, понимают само слово демократизация,  но они всё более активно поддерживают выборный процесс на местах, причем как в органах власти, так и в партийных организациях, высказываются за независимость судов и надзор за партийными функционерами. Как далеко зайдет этот процесс  – открытый вопрос, но существенные подвижки уже на лицо.

 Вьетнамцы, пережившие годы до политики обновления, почти все говорят, что « сейчас живется гораздо лучше, чем тогда». Режим тогда, действительно, был тоталитарным и полицейским. На то была война и тяжелейшие 80-е годы. Сейчас не совсем так или даже совсем не так. Ограничения свобод не такие жесткие, и все это признают, Режим стал более терпимым, но тем не менее, по-прежнему достаточно суров по отношению к инакомыслящим, особенно если обозначается контакт какой-либо местной группы диссидентов с заморским покровителями через интернет или  публикацию критических материалов в зарубежных СМИ и ввоз так называемой подрывной литературы в страну. Особенно опасной считается роль внешних политических движений во вьетнамской диаспоре.  Последние судебные процессы прошлого года отличались особенно суровыми приговорами, что вызвало соответствующую реакцию на Западе.

 

 В целом же новая государственная политика характеризуется  значительной гибкостью и прагматизмом. Чтобы выжить и овладеть ситуацией руководство КПВ делает ставку на строительство «правового государства», действующего строго по законам. В таком государстве на первое место выдвигается Национальное Собрание. Прогресс демократии демонстрирует его новая, значительно активизированная роль. Национальное собрание, где значительная часть депутатов уже работают на постоянной основе, получило полномочия отстранять от должности даже президента и премьер-министра. Его открытые заседания, посвященные вопросам и ответам Правительства,  вживую транслируются ТВ и радио. Каждый депутат с нынешнего года будет иметь свой сайт в Интернете, куда могут обращаться его избиратели с любыми вопросами. Ответ обязателен. Именно оно призвано интегрировать в себя  новые политические силы, рожденные политикой «дой мой», молодежь, женщин, выходцев из национальных меньшинств, прошедших через систему государственного образования и воспитания. Уже сейчас более 20% депутатов не являются членами КПВ.

 Партия преображается и сама, открыв двери для католиков и других верующих людей, для менеджеров и даже владельцев частных предприятий отказываясь от своей роли орудия диктатуры пролетариата, о которой уже никто и не вспоминает. И всё это для того, чтобы стать отлаженным механизмом управления и администрации по формуле: руководитель – партия, хозяин – народ, управленец – государство. Хотя и эта формула, изобретенная, как говорят, ещё т. Ле Зуаном задолго до политики обновления, по мнению некоторых ученых, требует уточнения. Они справедливо считают,  что государство должно управляться всё же не партией, а законом.

  Ещё Х Съезд КПВ поставил одной из главных задач партии создание в стране атмосферы открытости, взаимного доверия ради политической стабильности и общественного согласия,  преодоление остатков вражды и размежевания как тяжких последствий войны, принятие некоторых последствий многоукладной рыночной экономики с неравенством доходов, уровня жизни и различия интересов различных классов и слоев, Пока заметных успехов в этом не отмечено.

А вообще в  долгосрочной перспективе Вьетнам, по мнению многих экспертов, эволюционирует в сторону известного в Восточной Азии типа политической системы, наиболее успешно реализованной в Сингапуре. Не даром её творец Ли Куан Ю был советником Президента СРВ при становлении политики обновления. Это – парламентская республика с однопартийной системой, но с развитой внутрипартийной демократией и относительно свободными СМИ.

Как бы там ни было, но политический строй в СРВ остается самым стабильным, особенно в сравнении с другими странами ЮВА.

 

В. Международное положение

. Статус страны в мировом сообществе за прошедшие 5 лет также значительно повысился, открыв для неё новые широкие перспективы. Вьетнам был принят в ВТО, избран непостоянным членом Совета Безопасности ООН, значительно укрепил свое влияние в АСЕАН, где   в этом году СРВ председательствует.

 Но текущие трудности страны усугубляются в условиях, когда Вьетнам оказался перед угрозой нового серьезного осложнения отношений с  северным соседом, который совершает множество довольно сомнительных действий в Южно-Китайском море, захватывая то один остров, то другой, объявляя суверенитет над почти всей акваторией ЮКМ, вводя односторонний мораторий на рыбную ловлю и захватывая суда вьетнамских рыбаков. Не помогают пока ни большие уступки при демаркации сухопутной границы, ни выгодный для КНР раздел  залива Бак-бо. И всё это при постоянных заверениях руководства КПК в братской дружбе и  стратегическом партнерстве, которые щедро даются на многочисленных встречах на высоком и даже на высшем уровне.

Сложившаяся в последние два года обстановка в Южно-Китайском море, которая пока непрерывно ухудшается, подвела Вьетнам к положению, когда ему приходится вновь самому спасать себя укреплением национальной обороны, что связано с резким увеличением военных расходов. Но он вынужден идти на них не в надежде разгромить потенциального противника, а стремясь сделать применение силы для него достаточно дорогим удовольствием. Так или иначе, но начавшаяся гонка вооружений чревата многими негативными последствиями.

 Эти действия китайских властей, по известным причинам, крайне болезненно воспринимаются вьетнамской общественностью, поднимая ответную волну национализма и обвинений в адрес вьетнамского руководства в политике уступок и умиротворения агрессора. Так, согласие Правительства на то, чтобы китайская компания строила бокситовые рудники на Центральном плато Тэйнгуен, вызвала редкое по силе возмущение общества в прошлом году. Многие ученые и общественные деятели говорили, что экологические и социальные последствия намного превзойдут все ожидаемые доходы, а также указывали на прямую угрозу безопасности. Самым видным оппонентом этого проекта стал генерал Во Нгуен Зиап, легендарный организатор победы под Дьенбьенфу.  В политическом плане никогда ещё выдвигаемые партией и государством установки не вызывали такого сопротивления в различных слоях населения. 

    Не меньше проблем возникает и в связи с развернутым китайской стороной строительством многочисленных дамб и плотин в   верхнем течении р. Меконг, что грозит катастрофическими последствиями для вьетнамского населения в дельте реки..

 Руководство КПВ оказалось в трудном положении. Оно не хочет и не может открыто высказываться о политике Китая и предъявлять ему претензии, но одновременно не имеет возможности хоть как-то повлиять на поведение КНР в ЮКМ, всё больше ущемляющее интересы Вьетнама. Легитимность вьетнамских руководителей всегда была в том, что они защищали суверенитет и территориальную целостность страны. А сейчас их упрекают со всех сторон, что они с этой задачей не справляются. А потому нетрудно предсказать, что вопросы отношений с Китаем станут главными в дискуссии по внешней политике на предстоящем Съезде.

Отношения с КПК всегда управляются « тиранией географии». Нравится это кому-либо или нет, но Вьетнам обречен экономически ещё долго оставаться в орбите Китая. Китай сегодня – это главный торговый партнер, причем с огромным дефицитом для Вьетнама. Для Китая Вьетнам приблизительно равен одной его средней провинции. Поэтому отношения крайне ассиметричны.В военном отношении Вьетнам, вероятно способен защититься , но остается на данный момент безоружным в Южно-Китайском море. Вьетнамские лидеры в вопросе отношений с КНР не едины. Есть группа тех, кто предпочитает склониться перед Китаем в надежде воспользоваться в будущем некоторыми благами от его возвышения  и доходов. Другая группа связывает будущее страны с интеграцией в мировую экономику и потому стремится как к хорошим отношениям с Китаем, так и к улучшению отношений с США, Японией и другими партнерами. Кто прав, покажет только время.

У СРВ имеются весьма ограниченные возможности для конфронтации с Китаем. Она вынуждена вести дело так, чтобы не подчеркивать свои разногласия с ним, одновременно добиваясь его признания независимости Вьетнама. Руководство КПВ проводит эту линию через бесконечную череду встреч на высшем уровне, каждый раз заверяя Китай в своей поддержке его  политики «одного Китая» и добиваясь в ответ заверений, что и его интересы  будут при этом учтены. Но на практике это мало, что меняет.

У Вьетнама нет реальной возможности сбалансировать отношения с КНР, повернувшись целиком в сторону США. Он вынужден проводить очень сложную политику балансирующего многостороннего стратегического партнёрства с великими державами, включая Россию. В то же время он может маневрировать внутри международных структур, таких как АСЕАН. Максимум на что он может надеяться, это создать некий буфер для смягчения негативных последствий китайской политики для Вьетнама.

А КПК в том, что касается межпартийных отношений, ведет себя как старший брат, к которому Вьетнам имеет исторический долг за помощь в прошлом. Экономические успехи Китая представляются как образец для Вьетнама, который надо принять и приспособить к своим собственным обстоятельствам. Обращает внимание участившиеся визиты китайских делегаций на различные предсъездовские мероприятия, что оценивается наблюдателями как явное желание поддержать своих фаворитов в начавшейся предвыборной кампании в КПВ.

 КПВ же в этих отношениях демонстрирует глубокое почтение к Китаю, поддерживая этот постоянный обмен многочисленными делегациями и  серию совместных теоретических семинаров (например, о путях выхода из экономического кризиса) . Цель Вьетнама неизменно состоит в том, чтобы показать общность позиций, чтобы понравиться китайцам, но затем проводить свою собственную линию, когда это диктуется обстоятельствами.     В прошлом Вьетнам не раз беззастенчиво заимствовал и переводил китайские книги о мирной эволюции и делал их обязательными для чтения всеми членами КПВ. Внешняя политика СРВ также подчеркивает  китайскую формулу «мир, сотрудничество и развитие». Превознося китайские идеологические инновации и «учась из опыта», Вьетнам старается польстить китайцам. Не так давно это продемонстрировал глава Главпура ВНА генерал-лейтенант Ле Ван Зунг после своего визита в КНР в конце 2009г. В интервью одной из газет он заявил: « … таким образом, ситуация постепенно будет стабилизирована и мы будем по-прежнему укреплять наши отношения с Китаем для того, чтобы разрушить все замыслы нашего общего врага», Другими словами, он сказал, как только ситуация в Южно-Китайском море стабилизируется, Ханой и Пекин смогут заняться общим делом против общего врага, и никакого другого, как американского империализма с его коварными замыслами пресловутой « мирной эволюции».

Но у Вьетнама очень малое поле для маневра (если оно есть вообще) по наиболее чувствительным проблемам. Так, например, вышедшая  недавно Белая книга обороны даже не упоминает пограничную войну с Китаем в 1979г. после интервенции в Камбодже. А в это время вьетнамские пропагандисты называли действия китайцев « великоханьским шовинизмом» и не считали Китай вообще социалистической страной. Во внутрипартийных документах Китай назывался « самым опасным и непосредственным врагом вьетнамского народа». А теперь Вьетнам старается держать под крышкой даже критические комментарии своей же прессы о действиях КНР в Южно-Китайском море.

В целом, состояние дел внутри страны и вовне не может не вызывать у думающей и политически активной части общества определенной тревоги и некоторой подавленности. Тем большие ожидания связываются с предстоящим Съездом

III.              ХI Съезд КПВ покажет, каким путем  Вьетнам пойдет дальше.

А.. Курс на социализм

Идеология по-прежнему играет важную роль в жизни КПВ и всего общества. Она поддерживается всем мощным аппаратом пропаганды и агитации. Идеологической основой партии является марксизм-ленинизм и идеи Хо Ши Мина. На заметную девальвацию марксистско-ленинской идеологии после распада СССР КПВ ответила мощной пропагандой идей Хо Ши Мина, ядром которых является проповедь высокой морали и осуждение всякого индивидуализма и стремления к личному обогащению. Однако сегодня уже видно, что индивидуализм и материализм всё более берут верх и становятся доминирующим среди молодого поколения. Вступление в КПВ превратилось для молодежи, прежде всего в  выбор бюрократической карьеры, а вовсе не выбор какого-то идеала.

  Падение веры в социализм, особенно после распада СССР, – это главнейший вопрос идеологической жизни КПВ. Официально целью КПВ по-прежнему является построение во Вьетнаме социализма. Об этом вновь напомнил Генеральный секретарь ЦК КПВ Нгуен Дык Мань, выступая 2 февраля на торжественном собрании, посвященном 80-летию КПВ. Там же он говорил о том, что Партия должна, цитирую: «усилить теоретические исследования  и, опираясь на практический  опыт, прежде всего на опыт процесса обновления, глубже прояснить, что такое социализм и каким должен быть путь к социализму во Вьетнаме».

 Вообще-то, что такое настоящий социализм, пока, как говорится, науке не известно. Существовали самые разные системы, называвшие себя социалистическими: от  Сталина до Пол Пота.  Но есть всё-таки несколько главных критериев:

1. Главенствующая или преобладающая роль государственной собственности и второстепенная, подчиненная роль частной собственности.

2. Политическая монополия марксистско-ленинской (или называющей себя так) коммунистической партии или партии, программа которой направлена на свержение капиталистической системы и борьбу с частной собственностью и рынком

3. Система управления социально-экономическими процессами носит централизованный характер и опирается на бюрократический аппарат. Рыночное регулирование играет второстепенную роль.

Соответственно в капиталистических странах всё наоборот: частная собственность играет главную роль, рыночное регулирование, отсутствие идеологического стремления власти к борьбе с частной собственностью, капитализмом, рынком и т.д.

  Если исходить из этих критериев, то все они во Вьетнаме имеют место быть. Но парадокс в том, что одновременно доля частного сектора в экономике растет, в системе управления медленно, но верно идет процесс либерализации и перехода к рыночным формам регулирования (в этом суть политики обновления), хотя всё это гораздо медленнее и осторожнее, чем в странах Восточной Европы.

Когда вьетнамские руководители говорят о рыночной экономике, они обязательно добавляют приставку «с социалистической ориентаций». ЦК КПВ  выработал новую формулу, применяемую сегодня в официальной пропаганде, - « рыночная экономика с социалистической ориентацией - это этап перехода к социализму». Но никакой ориентации на социализм в основанной на частной собственности рыночной экономике нет. Скорее наоборот. Не даром, НЭП в России считался временным отступлением от социализма. Вместо того, чтобы всемерно развивать госсектор экономики, нынешнее руководство КПВ поощряет частное предпринимательство и даже разрешает заниматься этим членам партии ».

Главное, что реально  пока во Вьетнаме понимается под словом социализм,  выражено в основном девизе политики «обновления», который повсюду можно видеть на многочисленных лозунгах и плакатах:  «обеспеченный народ, сильное государство, справедливое, демократическое и цивилизованное общество».  В таком толковании социализма очень мало именно «изма», т.е. доктринерства, но гораздо больше простого здравого смысла.

  Все трудности и противоречия между рыночной экономикой и государственным планированием, по всей вероятности, будут решены, скорее в пользу рынка, что видно из стремления развить конкуренцию и свободу рынка в программных установках КПВ к своему XI Съезду. Идеологический разрыв с пролетарским интернационализмом в мировой классовой борьбе ясно виден в стремлении КПВ развивать дружеские отношения со всем странами мира, включая таких своих прошлых врагов, как  империалистические США и Япония.  Стремление к миру и сотрудничеству сегодня представляется гораздо более практичным, чем призывы к оружию. Рыночная ориентация приносит  стране гораздо больше капитала, чем провалившаяся командно-административная система в прошлом. А во главе всей этой повестки дня КПВ стоит национализм как самая прагматическая идеология на все случаи, позволяющая никогда не отказываться от власти. Не интернационализм и не солидарность пролетариата всех стран, а обыкновенный национализм способен сегодня по-настоящему сплотить народ под знаменем КПВ. И это подтверждается последними событиями в стране вокруг проблем Южно-Китайского моря.

  22- 28 марта 2010г. в Ханое  проходил 12-й Пленум ЦК КПВ 10-го созыва,  который обсудил проекты документов, которые будут  представлены XI Съезду КПВ с целью их опубликования для дальнейшего обсуждения на партконференциях всех уровней, в Национальном Собрании, а также для всенародного обсуждения. Заметим, что делается это не после их утверждения на Съезде Партии, а за 8 месяцев до него. Они включают проект изменений и дополнений в действующую Программу КПВ 1991года, которые предполагается внести на Съезде,  Программу строительства страны в период перехода к социализму, Стратегию социально-экономического развития на 2011-2020 гг., Политический доклад ЦК КПВ 10-го созыва на XI Съезде КПВ и ряд других. Правда, пессимисты утверждают, что всё это не более, чем пропагандистский прием, ибо партия не раз обращалась за советами к народу, но никогда их не слушала.

 Принятая 20 лет назад Программа КПВ, естественно, требует перемен в связи с радикально изменившейся обстановкой. Но как подчеркивалось на Пленуме ЦК КПВ, неизменной остается главная цель КПВ – построение социализма, такого, каким его представляют все программные документы КПВ и теоретические статьи её ведущих идеологов, которые не жалеют красок для создания живой картины того рая на Земле, который они мечтают построить, правда в весьма отдаленном будущем.

 Они не устанавливают для этого никаких временных рамок. Речь идет о том, чтобы к середине этого века только превратить Вьетнам в страну с современной экономикой, ориентированной на социализм.  Нынешний же период они считают переходным, когда необходимо построить такое государство и такую экономику, которые станут надежной основой для превращения страны в действительно социалистическое государство.

К 2020 году, считают вьетнамские коммунисты, страна  должна в основном стать современным индустриальным государством, с политической и социальной стабильностью, с демократией и  социальной гармонией, при сохранении независимости, единства, суверенитета и территориальной целостности. При этом её международный авторитет и позиции на международной арене должны ещё более укрепиться.

  Отметив большие успехи страны за прошедшие 10 лет выполнения Программы социально-экономического развития в 2001-2010 гг., Нонг Дык Мань на закрытии XII Пленума ЦК КПВ сказал, что стратегической задачей Программы второго десятилетия 2010-2020гг. будет сочетание высоких темпов роста экономики с устойчивостью и надежностью экономического развития, причем именно эти два элемента становятся главными, что потребует согласованности экономических преобразований с политическими, направленными на строительство того самого (скажем, немного идеального ) общества, о котором говорилось выше. Руководство КПВ считает, что период экстенсивного развития страны необходимо   в ближайшее время завершать и переходить к интенсивному развитию народного хозяйства.

  Программа социально-экономического развития страны на предстоящее десятилетие указывает на самые «горячие» проблемы, вокруг которых в обществе и в партии идут широкие и иногда острые дискуссии. Она намечает меры по совершенствованию структуры экономики, созданию условий для  здоровой конкуренции, по продолжению реформы административной системы, повышению уровня трудовых ресурсов, совершенствования систем народного образования и здравоохранения. Необычно много внимания уделяется вопросам сохранения окружающей природной среды, которые всё более становятся жизненно важными для Вьетнама. Намечается отладить нормальные и рациональные отношения между рыночной экономикой и государством, усилить борьбу с коррупцией, хищениями, бюрократизмом и произволом местных властей.

Б. Руководящая роль КПВ неизменна и ничем не заменима

  Проект Политического (Отчетного) доклада ЦК КПВ XI Съезду особенно много внимания уделяет повышению руководящей роли КПВ во всех областях, с сохранением и укреплением боевитости самой партии, всестороннего углубления политики обновления, созданию прозрачной и чистой политической системы, расширению демократии и укреплению национальной сплоченности. Доклад призывает как зеницу ока беречь социально-политическую стабильность в стране, развивать внешнеполитическую деятельность,  надежно защищать суверенитет, единство и территориальную целостность.

 Единственная партия – это и фактор чисто географического  единства страны. Своей исторической, важнейшей миссией КПВ считает сохранение этого так дорого доставшегося  единства страны. В КПВ существуют официально установленные принципы отбора руководящих кадров. Это пропорциональное и равновесное сочетание представительства Юга, Севера и Центра, сочетание трех возрастных групп, представительство женщин и мужчин, национальных меньшинств и социальных групп :рабочих, крестьян, интеллигенции. 

  Терпимость к однопартийным режимам вообще свойственна политической культуре в ареале китайского влияния. Сколько лет в Японии была у власти либерально-демократическая партия? А правящая партия Сингапура держит власть в своих руках с момента провозглашения независимости в 1945г. И нет ничего необычного для этого региона, что компартии единолично правят Китаем и Вьетнамом уже многие десятилетия. Это вполне в конфуцианской традиции, когда социальная гармония достигается правильно построенным консенсусом. Его противники сначала воспринимаются как отщепенцы. Анархия в китайском мышлении – это абсолютное зло. И если ограничения свобод являются условием сохранения социального порядка, то необходимо их принимать.И легитимность власти не зависит от её происхождения, а от её эффективности в поддержании порядка и гармонии. В той мере, в какой КПВ сумеет сохранять гражданский мир и экономическое развитие, у неё будет мандат неба, который легитимен для значительного большинства вьетнамского народа.

«Легитимность однопартийного государства,- отмечает известный австралийский эксперт, отставной генерал К.Тэйер,- проистекает из различных источников, включающих легитимность успеха или эффективность экономической политики, традиционную легитимность любой существующей власти, независимо от её происхождения (в соответствии с традиционными понятиями конфуцианства), из незыблемой легитимности национализма и руководства, которое привело народ к победе над чужеземными захватчиками, из харизматической легитимности Президента Хо ШИ Мина в верности заветам которого присягают его наследники».

Политическая монополия КПВ дает ей немало преимуществ, позволяя оставаться свободной от давления соперничающих сил. Лидеры КПВ имеют больше политического пространства для своих тактических маневров и достижения того, чего хотят, в рамках авторитарного режима, удовлетворяя одновременно запросы элиты и потребности масс.

IV.Народ и партия едины?

Легитимность правления старшего поколения вождей КПВ в глазах народа действительно обуславливалась их героическим революционным прошлым и обещаниями в кратчайшие сроки построить лучшее будущее. У нынешних руководителей нет ни того, ни другого. Они должны подтверждать свое право на власть, повседневно решая насущные проблемы, что гораздо труднее, ибо сиюминутно проверяется на практике

А слабости однопартийного режима тоже известны. Как бороться с коррупцией, если нет оппозиции, которая разоблачает коррупционеров? Как бороться со злоупотреблениями властью на местах, если ей нет никакого противовеса? Как обеспечить автономию госаппарата, если его всё время должна контролировать партия? Режим пока не смог найти ответов на эти вопросы. Отсутствие четкого разделения партии и государства – причина путаницы и бесконечных конфликтов из-за компетенции.

В КПВ сейчас уже более 3 млн. членов.  Может ли такая массовая партия ( более 3% населения) служить образцом и носителем морали и цивилизации, о чем мечтал Хо Ши Мин?

Вот уже несколько съездов лозунг борьбы против коррупции используется различными группировками в руководстве КПВ для борьбы друг с другом, а коррупция остается «национальным бедствием страны», к которому можно добавить и непотизм, и кумовство, и бюрократизм, и многое другое.

 Монополия власти и привилегии партийной номенклатуры (кан бо) неизбежно порождают коррупцию. Создается « блатной» (клановый, кровнородственный) капитализм (по-вьетнамски than toc , а по-английски crony capitalism). То же самое было и во многих других странах АТР, только раньше, и в результате возникавшей социальной напряженности и острых кризисов эту проблему где-то удалось  смягчить и взять под контроль, а где-то нет. Но этого до сих пор не происходит  во Вьетнаме в основном из-за сохранения однопартийного режима.

 По сути, в стране нарождается всё тот же эксплуататорский строй, но под названием социалистический. Оказалось, что без политических свобод нет и экономических или их не так и много. Очевидно, что многие партийные функционеры всё теснее сращиваются с бизнесом, их дети учатся на Западе. Только в 2009г. в США было 11 тысяч студентов из СРВ, в Австралии 13 тысяч, не меньше и в Японии, на Тайване, Сингапуре и т.д. Если КПК некоторые наблюдатели уже называют партией ренегатов, намекая на количество миллионеров среди её членов или близких родственников некоторых партийных функционеров, то таких данных по КПВ пока нет, но не исключено, что они скоро могут и появиться.

  В начале июля прошлого года  Член ПБ ЦК КПВ, ведущий идеолог КПВ То Хюи Рыа (побывавший в январе у нас в ИДВ) в газете «Нян зан» писал о явлениях в партии, которые он считает даже более опасными, чем постоянно упоминающаяся  в партийной печати «мирная эволюция», насаждаемая врагами социалистического Вьетнама. Это явление он назвал «  мирным самоперерождением» ( тu dien bien). Он призвал всех членов партии решительно противостоять этому перерождению. Однако в реальности  люди постоянно сталкиваются  с ложью и лицемерием чиновников, зазнавшихся и не выполняющих своих обязанностей, но прикрывающихся партбилетом для личного обогащения.

Известно, что многие кадровые работники  КПВ (кан бо) имеют свою коррупционную сеть на всех эшелонах государственного аппарата. Считается, что ни один низовой чиновник не может жить на свою  официальную зарплату. Эти сети опираются друг на друга.  Скандалы, в которых замешаны высокопоставленные чиновники, идут один за другим.  К тому же Х съезд КПВ разрешил членам КПВ заниматься частным бизнесом для того, чтобы, при необходимости, кадры высшего и  среднего звена могли оправдать свои иногда огромные состояния. В обществе создается мнение, что, на самом деле, лидеры партии сами  не верят ни в какие доктрины и пользуются клятвами в верности марксизму-ленинизму и идеям Хо Ши Мина только для того, чтобы оставаться у власти. Отсюда трудно предположить, что какие-то планы серьезной перестройки в партии могут иметь успех в предстоящий период.

 Вовлечение успешных предпринимателей, профессиональных групп из частных предприятий, в том числе некоторых  менеджеров или директоров  всегда опасно для компартии. Часто предсказывалось, что этот слой очень скоро может потребовать и политического представительства. Китайцы, предвидя это, сами первыми открыли партию  поднимающемуся классу управленцев в конце эры Цзян Цзэминя. Однако оказалось, что, когда эти люди добиваются руководящих постов в единственной правящей партии, они становятся  ярыми защитниками её монополии на власть. Вьетнам последовал этому примеру, сначала позволив коммунистам заниматься частным бизнесом и иметь до 10 наемных рабочих, затем увеличив эту квоту, а после Х Съезда разрешив управляющим (менаджерам) частных предприятий вступать в партию. Около трети частных предпринимателей – это уже члены Коммунистической партии Вьетнама.

 

V.  Демократизация начинается с Партии.

 Политическое руководство КПВ сконцентрировано в руках нескольких человек, контролирующих все партийные структуры. Многие рассматривают эту концентрацию власти в партии чуть ли не как главную причину всех успехов КПВ в прошлом и в настоящем. Но есть и другие мнения.

 

Время от времени  появлялись сообщения, будто в партии есть намерение сократить число высших руководителей партии и страны. Одно из них состояло в том, чтобы отказаться от  трех ( генеральный секретарь, президент и премьер-министр) и оставить только двух главных (генеральный секретарь, он же одновременно президент, который сосредоточится на руководстве партией и будет выполнять протокольные обязанности главы государства, и премьер–министр, который будет руководить всем государственным аппаратом). Эта идея широко распространилась в общественном мнении, что говорило о настойчивости и влиянии тех, кто за ней стоял, но и тот факт, что она до сих пор остается не реализованной, тоже говорит о том, какое сопротивление она встретила. Оно и понятно: сокращение числа высших руководителей приведет к концентрации ещё большей власти в руках меньшей группы лидеров, что вернет страну к ситуации  до 1986г.

 

 В развернувшейся предсъездовской дискуссии многие уважаемые в стране люди говорят о том, что, прежде всего, необходимо обновить и демократизировать саму 3-миллионную КПВ. Сейчас, как они считают, самое время для этого. Необходима глубокая внутрипартийная демократизация. Похоже, что мы присутствуем при определенной ревизии самой природы КПВ и её роли в государстве и обществе. Этот пристальный взгляд вовнутрь себя составляет важную часть поиска, как привычного для КПВ инстинкта выживания перед фактом поднимающейся волны недовольства в различных слоях народа, которая ставит вопрос о её политическом будущем.

  Вот лишь несколько примеров из различных публикаций и выступлений.

 Бывший главный редактор профсоюзной газеты  «Лао Донг»(1989-1994) Тонг Ван Конг, как оказалось, является автором нашумевшей статьи  «Обновить партию, чтобы избежать угрозы крушения» которая с лета 2009г. ходила по рукам во Вьетнаме. Это большая статья на 13 страницах, подписанная «доброжелатель», предлагает изменить название партии, вернуться к  её общенациональному характеру и к той модели правительства, которая существовала в 1946г. Автор утверждает, что КПВ как правящая партия страдает тремя недостатками, которые разлагают её изнутри. К ним он относит: «1. глубокое заблуждение относительно возможности союза с Китаем; 2 следование устаревшей и не соответствующей требованиям жизни модели социализма; 3. коррупцию, далеко превосходящую уровень коррупции при  сайгонском режиме, и от которой нет лекарства».

Он предлагает разобраться со ст.4 Конституции 1992г., которая утверждает руководящую роль КПВ в обществе, чтобы дать четкое определение, где и в чем должна состоять эта роль. Партия подменяет государство, и её вмешательство во все дела противоречит закону. Если партия с этим разберется и наведет порядок, то она сможет завоевать доверие народа настолько, что и ст.4 не понадобится вообще, считает этот ветеран.

Автор выступил также за реализацию применительно к условиям Вьетнама и таких общечеловеческих ценностей, как свобода, демократия и права человека. Пренебрежение этими ценностями, по его словам, это проявление слабости политической системы, строящейся по модели сталинизма.

Армейская газета «Куан дой Нян зан» немедленно обрушилась с критикой на эту статью, обвиняя автора во всех грехах и в том, что он «хочет ликвидировать коммунистическую партию, а в этом состоит главная цель так называемой стратегии « мирной эволюции», которую применяют враги Вьетнама на Западе.

Значительная часть партийного актива возражает против смены названия партии, аргументируя тем, что под руководством КПВ Вьетнам постепенно, шаг за шагом развивается и идет вперед, завоевав высокий авторитет и признание в мире. Поэтому смена названия Партии и страны была бы ошибкой, которая вызовет растерянность в обществе.

 Бывший премьер-министр СРВ (1991-1997) Во Ван Киет, необычайно популярный на Юге страны, где его называли «архитектором обновления», до недавнего времени особенно часто упоминался среди ярых критиков руководства КПВ. До последних дней он сохранил весьма критический взгляд на политику последующих лидеров КПВ, постоянно призывая к большей гласности и дальнейшей либерализации режима. Он обвинял их в недемократических методах и отходе от идей Хо Ши Мина, мечтавшего превратить Вьетнам в подлинно демократическую страну. Во Ван Киет умер в 2007г., и его похороны в г.Хо Ши Мине сопровождались грандиозными манифестациями, особенно молодежи.

5 февраля этого года бывший Генеральный секретарь ЦК КПВ Ле Кха Фьеу в статье , посвященной 80-летию КПВ, опубликованной в электронной газете КПВ писал: «А в это время мы всё ещё не видим, что теряем доверие многих людей к партии и к государству, к кадровым работникам партии, утратившим свою роль примера в моральном отношении и не обладающим необходимыми знаниями». И далее он подчеркивает, что «необходимо в первую очередь развивать внутрипартийную демократию, и только тогда её можно по-настоящему внедрить в общество. Необходимо обеспечить основные демократические права народа (народ должен знать, обсуждать, выполнять и проверять)».

Вполне легальный интернет-журнал «Вьетнамнет» недавно опубликовал статью известного ветерана партии Хыу Тхо, бывшего члена ЦК КПВ, главного редактора «Нян Зан», заведующего идеологическим отделом ЦК КПВ, помощника Генсека КПВ, который размышляет о лозунгах, развешанных в этом году в Ханое к празднику Нового года (Тет). Статья привлекла большое внимание, как в стране, так и за рубежом.

Он рассказывает о том, что ежегодно его приглашали на праздник в редакцию, где всегда висел привычный праздничный транспарант со словами «Приветствуем весну, приветствуем страну, приветствуем Партию!». А в этот раз, как профессиональный пропагандист, он заметил, что в редакции остался старый лозунг, а  на всех праздничных транспарантах в Ханое в нем изменили порядок слов: на первом месте стоит Партия, затем Весна и в конце Страна обновления. Анализируя эту перемену мест, уважаемый ветеран –коммунист спрашивает, почему вопреки идеям Хо Ши Мина партия в них стоит перед страной или народом, а если  точнее перевести – перед нацией ( dan toc)? . Автор указывает, что такое изменение лозунга глубоко ошибочно. Впереди всего идет всегда природа (весна), затем страна народа (нации) и только потом Партия. Он знает, как неохотно делаются в этих случаях поправки. Лозунг быстро становится привычным, и никто не осмеливается что-то менять. А Хо Ши Мин всегда учил, говорит ветеран, что наша партия рождена народом, принадлежит народу и служит народу ( сua dan, do dan va vi dan). И ставить партию над страной, значит, над народом - не соответствует ни её традиционной скромности, ни  идеям Хо Ши Мина. Выступление ветерана вызвало широкий отклик, особенно среди интеллигенции. И тут уж было сказано немало откровенных слов о зазнавшихся чиновниках, об отрыве партии от народа, о бюрократизме, взяточничестве, хищениях  и о многих других подобных явлениях.

  В просочившихся в интернет письмах ряда бывших  руководителей партии, среди которых прославленный генерал Во Нгуен Зиап, бывшие члены ЦК  КПВ Нгуен Нам Кхань и Фам Ван Со, бывший командующий 9-й зоны генерал Донг Ван Конг, бывший заместитель министра общественной безопасности Нгуен Тай и многие другие, раскрывается существование и злоупотребления  секретной военной службы, называемой Общим департаментом №2 или Ди.Дж2 (DG2). Постановлениями Национального Собрания эта служба наделена фактически ничем не ограниченными правами и полномочиями. Бывшие высокопоставленные деятели, гражданские и военные, говорят о провокациях и клеветнических обвинениях и даже о применяемых пытках и убийствах  отдельных лиц по указанию DG2. В последние годы эта служба особенно усердствовала против наиболее активных критиков КПВ, таких как Во Нгуен Зиап, ВоВан Киет, Фан Ван Кхай и другие, фабрикуя фальшивые « доказательства» для обвинений в сотрудничестве с ЦРУ, в заговорах и т.п.

Бывший член  Верховного  Народного .Суда , и многолетний ректор Высшей партийной школы Чан Лам (Tran Lam) активно выступает за свободу печати. Он заявляет, что в современном Вьетнаме насчитывается более 700 различных газет и журналов, но у всех только одна редакция. Тогда зачем они все нужны? Может просто лучше издавать одну газету на всех? «Главное, что надо сделать как можно быстрее,- говорит авторитетный юрист, - это расширить рамки демократии таким образом, чтобы можно было действительно, отбирать самых способных, самых талантливых людей, которые помогут народу, помогут стране. Что для  этого  надо ? Ответ очень прост: открыто представлять, открыто соперничать и открыто выбирать

Он предлагает из КПВ сделать две партии. Или разделить её на две части. По его мнению, все более или менее способные и активные граждане входят уже в КПВ. В обществе больше нет таких лидеров, которые могли бы взять на себя создание другой партии. Чтобы была конкуренция, нынешнюю надо разделит на две. Да и кто позволит создать новую партию?

                                                        --------------------

 Таким образом, морально-политическая обстановка в стране перед Съездом КПВ говорит о том, что партия сталкивается с постоянной критикой со стороны меньшинства (пока незначительного, хотя и всё время растущего) членов партии, которые хотят изменить некоторые идеологические постулаты, ныне записанные в партийных документах. Внутри и вовне она встречается с требованиями ослабить политический контроль и хотя бы слегка  либерализовать режим. 

   Как бы в ответ на эти пожелания ЦК КПВ недавно изменил порядок выборов партийных комитетов на местах и на уровне провинций. Отныне они не будут избираться по спискам, представляемым вышестоящим парткомом, а путем выдвижения кандидатов «снизу». Правда, при этом они должны отвечать определенным критериям, которые утверждены прошедшим XII Пленумом ЦК.  Среди обычных требований к «политической грамотности и моральной устойчивости» кандидатов, есть и такие, которые не допускают «стремления к быстрому и чрезмерному обогащению», отсутствие порочащих связей с криминалом и другие. В отношении делегатов будущего Съезда этот порядок будет применен пока только в виде эксперимента и всего в 10 провинциях.

  Не рискуя сильно ошибиться, можно сказать, что руководство КПВ видит, как падает престиж партии в обществе. Слишком велики масштабы коррупции, ставшей «национальным бедствием», главным врагом партии и т.п. Слишком много преступлений, произвола властей на местах и т.д. И это всё на фоне замедления экономического роста, роста инфляции, безработицы, усиления налогового пресса и т.д. Отсюда повышенное внимание к внутрипартийным проблемам, к сохранению единства и чистоты партийных рядов, к формированию будущего состава руководящих органов КПВ. Эти проблемы наряду с проектами программных документов, были в центре внимания прошедшего в марте XII Пленума ЦК КПВ.

  И всё же те, кто опасается или надеется на то, что в ближайшем будущем режим однопартийной монополии во Вьетнаме рухнет, могут успокоиться и набраться терпения надолго. Режим этот, на мой взгляд, ещё обладает значительными внутренними ресурсами для развития на относительно длительный период времени. С 1945г. он показал удивительные способности к адаптации в любых новых условиях. Хотя тезис В.И. Ленина о том, что всякая монополия – это путь к загниванию, остается верным для всех и  на все времена.

. КПВ опирается на естественное желание большинства народа сохранить мир и политическую стабильность в стране как можно дольше. Это позволяет ей оставаться у власти ещё очень долго. Стабильность Вьетнама – предмет зависти многих правителей  других стран. Но если она перейдёт в неподвижность, в застой, то она не сможет долго сдерживать недовольство , особенно крестьянской массы. И это прекрасно понимают в Ханое.

  Очень многое  зависит от того, как окончательно будет решен аграрный вопрос, прежде всего как будут повышены доходы крестьян, обеспечена занятость, как будет функционировать рынок  сельхозпродукции. Руководство КПВ, как хорошо видно из материалов последних Пленумов ЦК КПВ, не заблуждается и не строит иллюзий. Оно прекрасно видит, что в деревне наблюдается застой, уровень жизни не растет. После 10 лет непрерывного подъема это вызывает тревогу. Нового пока ничего не придумали. Верное своему врожденному прагматизму и сильнейшему политическому чутью, руководство КПВ продолжает строить новый тип производственных отношений в деревне через ненасильственную, выгодную крестьянам кооперацию. Но заметного успеха в этом пока не видно. Подождем, что скажет  Съезд.

 Новому составу ЦК и Политбюро КПВ предстоит двинуть вперед развитие страны и бороться с коррупцией и произволом местных властей, сделать более прозрачной деятельность правительства и вывести экономику на новый уровень. После 25 лет реформ многие деятели и аналитики КПВ призывают к дальнейшему обновлению руководства на всех уровнях,  к предоставлению большего места для молодых кадров и большей креативности, чтобы укрепить доверие народа к правлению КПВ.

 


[1] Локшин Г.М. – ведущий ислледователь Центра изучения Вьетнама и АСЕАН ИДВ РАН, кандидат исторических наук.

Обновлено 22.06.2010 11:54
 
Издания ИДВ РАН
Электронная библиотека ИДВ РАН / Scientific Digital Library of IFES RAS
————————————
Журналы РАН: Проблемы Дальнего Востока
Проблемы Дальнего Востока
The Far Eastern Affairs
————————————
Китай в мировой и региональной политике
China in World and Regional Politics
————————————
Японские исследования / Japanese Studies in Russia
————————————
Вьетнамские исследования
The Russian Journal of Vietnamese Studies
————————————
Восточная Азия: факты и аналитика / East Asia: Facts and Analytics
————————————
Журналы ИДВ РАН в elibrary.ru
Персональные блоги/сайты
Copyright © 2012 ИДВ РАН При полном или частичном использовании материалов сайта ссылка на источник(www.ifes-ras.ru)обязательна.