ИДВ РАН  
 
24.09.2018 г.  
Главное меню
Главная
About IFES RAS
ИДВ РАН и его структура
Новости
Публикации
Мероприятия
Сотрудники ИДВ РАН в СМИ
———————————————
Научный совет РАН
Проблемы Дальнего Востока
The Far Eastern Affairs
Японские исследования
Japanese studies in Russia
Вьетнамские исследования
The Russian Journal of Vietnamese Studies
Электронная библиотека
Подписки
Приобрести книги
Контакты
Вакансии
Ссылки
Справочник
Внутренний сайт ИДВ РАН
Сафронова Е.И. КНР - полноправный участник коалиции победителей: современное восстановление исторической справедливости Печать
07.05.2015 17:12

Дополненный текст выступления 5 мая 2015 года ведущего научного сотрудника ИДВ РАН Е.И. Сафроновой на конференции «Роль СССР и Китая в достижении Победы над фашизмом и японским милитаризмом во Второй мировой войне»

КНР – полноправный участник коалиции победителей: современное восстановление исторической справедливости [1]

Е.И. Сафронова*

Китай, уже ведший с июля 1937 г. освободительную войну против Японии, официально стал членом антигитлеровской коалиции 1 января 1942 г., когда 26 государств, подписав Вашингтонскую декларацию Объединенных Наций, объявили о намерении направить все свои усилия на борьбу со странами гитлеровской «оси» «Рим-Берлин-Токио». За несколько недель до этого – сразу после нападения японцев на Перл-Харбор в декабре 1941 г. – Война сопротивления китайского народа Японии (термин, принятый в китайской историографии) стала частью Второй мировой войны. Однако еще в 1937 г. Китай явился, по сути, первым государством, преградившим путь тройственному нацистско-милитаристскому блоку, который в азиатском ТВД был представлен Японией. (Япония, подписав в ноябре 1936 г. т.н. Антикоминтерновский пакт [2] с гитлеровской Германией, официально подтвердила свой выбор ближайшего союзника в надвигавшейся войне. В ноябре 1937 г. к гитлеровской «оси» присоединилась и Италия. Далее в течение 1939-1941 гг. «ось» пополнилась еще рядом участников в лице государств или марионеточных структур, образованных на территориях, оккупированных основными членами «оси»).

И Национально-революционная армия Китайской Республики (НРА КР), и военные формирования КПК сыграли значительнейшую роль во Второй мировой войне: на территории Китая НРА и вооруженные силы китайских коммунистов сдерживали около 800 тыс. японских солдат [3]. По другим данным, одна только НРА (6 млн чел.) сковывала на китайском ТВД до половины японской императорской армии [4]. Китайские вооруженные силы одержали победы в таких важных военных операциях, как Пинсингуаньское сражение (в сентябре 1937 г. 115-я дивизия 8-й армии НРА под руководством военачальников-коммунистов Линь Бяо и Чжу Дэ разгромила колонны 5-й дивизии японской армии Японии. Итог битвы положил конец мифу о непобедимости японской армии), битва за Тайэрчжуан (1938 г.), сражение за Ваньцзялин (1938 г.), Первая Чаншайская операция (1939 г.), битва за Уюань (1940 г.), битва за Цзаоян и Ичан (1940 г.), «Битва ста полков», ставшая крупнейшей военной победой КПК в годы Второй мировой войны (1940 г.), Третья Чаншайская операция (конец 1941-начало 1942 гг.), сражение при Чандэ (1943 г.), Вторая Гуансийская кампания (1945 г.). Кроме того 40-тысячный китайский контингент сражался в Бирме вместе с англо-американскими войсками, обеспечивая безопасность транспортного участка от индийского города Ассам до Бирманской дороги (1944 г.) [5].

Людские потери китайского народа в войне были огромны: порядка 20 млн убитых и от 80 до 100 млн беженцев [6]. То есть, они многократно превысили потери других основных союзников по антигитлеровской коалиции (США, Великобритании и Франции вместе взятых, за исключением СССР, потерявшего почти 27 млн жизней [7]).

Приведенные факты – лишь некоторые свидетельства масштабности роли Китая в деле завоевания Победы во Второй мировой войне.

Однако через несколько лет после того, как Китай справедливо получил постоянное членство в Совете безопасности созданной в 1945 г. ООН, военно-освободительная роль страны практически было подвергнута замалчиванию вплоть до игнорирования. В основном это произошло по причине враждебности западных союзников к провозглашенной в 1949 г. Китайской Народной Республике и нежелания тогдашних властей КНР и администрации гоминьдановского Тайваня «делить лавры» за победу над Японией. Ныне Китай все решительнее заявляет о своем праве на международное признание его миссии в коалиции союзников, одержавшей 70 лет назад Победу над фашистско-милитаристским альянсом. И соответствующие сдвиги в реакции мирового сообщества уже наблюдаются. Почему они стали возможными именно сейчас, и каковы их причины?

Во-первых, это происходит благодаря небывалому росту международного авторитета КНР как крупнейшей экономической державы мира [8] и государства глобального значения. Ныне Китай, даже в условиях планетарного экономического кризиса, способен не только демонстрировать всему миру успехи ее социально-экономической модели развития: он имеет все дипломатические и хозяйственные возможности настаивать на учете ее международных заслуг, фундированном самой историей. Западу все труднее пренебрегать стремлением страны укрепить ее внешнеполитический потенциал также и средствами ретроспективного анализа мировой жизни.

Во-вторых, добиваясь исторической справедливости, Китай, видимо, осознает, что его международное признание как силы, повлиявшей на все послевоенное мироустройство, ныне подразумевает большую ответственность за формирование и современной ситуации тоже - причем как на глобальном, так и региональном уровнях. Представляется, что КНР к этой ответственности уже готова.

В-третьих, еще одна важная причина - это беспрецедентный уровень развития отношений КНР с Российской Федерацией - практически первым государством, открыто заявившим о необходимости адекватного признания роли Китая во Второй мировой войне [9]. Успехи развития российско-китайского диалога стали несомненным фактором, благоприятствующим восстановлению исторической справедливости. КНР и Россию объединяет стремление не допустить неправого пересмотра итогов Второй мировой войны и фальсификации ее истории и тем самым - воспрепятствовать расширению «историографического» арсенала современного гегемонизма.

В-четвертых, признанию союзнической роли Китая, на наш взгляд, способствует и потепление отношений Пекина и Тайбэя, ставшее особо заметным с 2008 г. Ученые и деятели литературы и искусства КНР получили возможность открыто высказывать свое мнение о важности НРА в антияпонском сопротивлении. В КНР на уровне гражданского общества, в частности, на авторитетных интернет-порталах, ведутся активные дискуссии о роли НРА и Гоминьдана (ГМД) в антияпонской войне. Проводится мысль о том, что ГМД внес важный вклад в победу над японскими милитаристами и что нельзя забывать славное сотрудничество КПК и Гоминьдана [10].

В 2014 г. Государственное архивное управление КНР обнародовало обширную серию материалов о Войне сопротивления китайского народа японским захватчикам [11]. Примечательно, что в комментариях к ней материковые СМИ практически не делят китайские освободительные силы на Национально-революционную армию и вооруженные формирования КПК. Все китайские военные соединения называются «китайской армией» или «вооруженными силами Китая» [12]. Долгожданная констатация в КНР освободительной роли НРА вносит весомый вклад в улучшение отношений через Тайваньский пролив, а также в осознание международным сообществом роли всей огромной единой страны в победе во Второй мировой войне.

Думается, что признание боевого братства материковой и островной части Китая благоприятствует делу преодоления трагедии разделенной войной нации через укрепление многоплановых контактов в гуманитарной сфере, на уровне научных исторических изысканий и живого межличностного общения.

В целом, раскрытие историко-политического потенциала Китая видится действенным механизмом «мягкой силы», направленным на укрепление концептуальной основы международного статуса Поднебесной. Получив признание в качестве государства-архитектора послевоенного мироустройства, КНР обретет дополнительный моральный аргумент для внедрения своего кредо при решении проблем АТР (межкорейское урегулирование, территориальные споры в двух Китайских морях, активизация роли КНР в экономической жизни региона и т.д.). Следственно Китай сможет действовать не только как современный мощный политико-экономический центр, но и как держава, играющая ключевую роль в АТР в силу ее исторических достижений и побед. (До сих пор США различными методами, порой далекими от дружественных, продавливали свою волю как стержневого азиатско-тихоокеанского актора, руководствуясь в том числе соображениями собственной значимости в событиях Тихоокеанского ТВД 1941-1945 гг.).

Интенсивное распространение фундаментальных фактов и знаний о военно-освободительной миссии Китая уменьшит американский ресурс по вмешательству в мировоззрение стран АТР, поскольку эти страны узрят еще одно государство, исторически доказавшее свою способность играть в регионе конструктивную роль и, в отличие от США, вышедшее из самой «толщи» азиатского мира. Несомненно, это послужит на пользу внешнеполитическому имиджу КНР, что особенно важно именно сейчас, когда в АТР присутствуют опасения перед бурнорастущей экономической и военной мощью Поднебесной, еще живы воспоминания о китайско-вьетнамском вооруженном конфликте 1978 г. и не сглажена острота многоаспектных «островных» споров с участием КНР.


* Сафронова Елена Ильинична, к.э.н., в.н.с. Центра изучения и прогнозирования российско-китайских отношений ИДВ РАН.

[1] В заголовке страна указана под современным ее названием, ибо восстановление исторической справедливости в настоящих условиях (чему и посвящено выступление) стало возможным под знаменами именно Китайской Народной Республики.

[2] Пакт, прежде всего, был направлен против СССР, но одновременно – и против Франции и Великобритании: в правительстве Франции участвовали коммунисты и условия пакта можно было при распространить и на нее. Что касается Великобритании, то германо-японское сближение объективно сковывало внешнеполитический маневр Лондона в момент, когда именно от Японии просматривалась угроза для британских владений в Азии (История международных отношений (1918-2003). Под ред. А.Д.Богатурова. – М.: Московский рабочий, 2000. См. URL:. http://www.diphis.ru/antikominternovskiy_pakt-a1118.html?PHPSESSID=cfc22a4fdf43d21d9948db2d154dded2).

[3] Mitter R. The War’s Wartime Debt to China. – URL:http://www.nytimes.com/2013/10/18/opinion/the-worlds-wartime-debt-to-china.html?_r=0

[4] URL: http://visualhistory.livejournal.com/101004.html (комментарий к статье).

[5] Там же и Mitter R. Op.cit.

[6] Участие председателя КНР Ху Цзиньтао в торжествах по случаю 65-летия победы в ВОВ. - URL: http://russian.people.com.cn/31519/6976189.html. Здесь С.Г.Лузяниным, видимо, имеется в виду цифра потерь с сентября 1939 г. – принятой ныне даты начала Второй мировой войны. Однако согласно недавно обнародованным уточненным китайским данным, потери страны с учетом 1930-х гг. составили 37 млн человек! (http://ria.ru/analytics/20150506/1062933462.html). Mitter R. To understand China's foreign policy, look to World War II. - URL: http://www.abc.net.au/news/2013-04-08/mitter-china/4615756

[7] Известия. 05.05.2010 г.; также см. «Потери стран, вовлеченных в войну». - URL: https://ru.wikipedia.org

[8] В 2014 г. Китай вышел на первое место в мире по размеру ВВП по паритету покупательной способности, обогнав США (Независимая газета. 10.10.2014 г.).

[9] См. «Участие председателя КНР Ху Цзиньтао в торжествах по случаю 65-летия победы в ВОВ»….

[10] См., в частности, URL: http://wenku.baidu.com/view/4e70c7d226fff705cc170a50.html, URL:http://bbs.tiexue.net/post_3702211_1.html

[11] Архив войны сопротивления китайского народа японским захватчикам – 30 важных инцидентов и битв. – URL: http://russian.news.cn/30zdzy/index.htm

[12] См., например, «Архив войны сопротивления….», а также URL: http://www.cntv.ru/2014/09/22/ARTI1411353055315606.shtml, URL: http://www.cntv.ru/2014/09/03/ARTI1409743586648972.shtml.

 
Сотрудники ИДВ РАН в СМИ
Copyright © 2012 ИДВ РАН При полном или частичном использовании материалов сайта ссылка на источник(www.ifes-ras.ru)обязательна.