ИДВ РАН  
 
24.04.2017 г.  
Главное меню
Главная
About IFES RAS
ИДВ РАН и его структура
Новости
Публикации
Мероприятия
Сотрудники ИДВ РАН в СМИ
———————————————
Научный совет РАН
Проблемы Дальнего Востока
The Far Eastern Affairs
Японские исследования
Japanese studies in Russia
Электронная библиотека
Приобрести книги
Контакты
Вакансии
Ссылки
Web of Science
ProQuest Ebook Central
Справочник
Северная Корея: «отказ от стратегического терпения» и пат силовых решений Печать
17.04.2017 16:16

Владимир Петровский, д.п.н., академик Академии военных наук, г.н.с. Центра «Россия-Китай» ИДВ РАН

Облегченно вздохнув после известий о том, что американская авианосная группа вроде бы не будет сейчас бомбить ракетные и ядерные полигоны КНДР, мы начинаем задумываться о том, а что, собственно, будет дальше?

Потому что основные элементы стратегического уравнения вокруг северокорейской ракетно-ядерной программы остаются неизменными. Упрощенно говоря, они сводятся к следующему:

Во-первых, Пхеньян, для которого ядерный статус – гарантия самосохранения режима и территориальной целостности страны, продолжает свои ядерные и ракетные испытания, несмотря на все угрозы США и санкции Совбеза ООН (которые, как все более очевидно, не работают).

Во-вторых, Ответная силовая реакция, как и прежде, проблематична: во-первых, как и раньше, нет гарантий надежного разрушения хорошо защищенных и укрытых глубоко под землей ракетно-ядерных объектов КНДР после применения конвенциональных ударных средств поражения (ядерные, слава Богу, пока не рассматриваются). Во-вторых, пока, как и прежде, нет надежной защиты от предполагаемого ответного удара со стороны Пхеньяна по территории Республики Корея с применением конвенциональных же средств огневого удара (прежде всего мощной дальнобойной артиллерии). Под угрозой, прежде всего, Большой Сеул с его 25 млн. мирного населения.

Налицо, как и прежде на протяжении последних лет и десятилетий, пат силовых решений. Поэтому с трудом верится в эффективность отказа от «стратегии стратегического терпения», о которой недавно объявила администрация Д. Трампа. Это произошло на фоне недавнего утверждения американской администрацией нового стратегического документа по вопросам политики в отношении КНДР (North Korea Policy Review).

Конкретное содержание этого документа не было обнародовано, однако, если верить утечкам в прессе, он предусматривает различные варианты действий США, нацеленных на принуждение КНДР к отказу от своей ракетно-ядерной программы, «вплоть до силовых действий, которые могу быть применены в исключительных конкретных обстоятельствах». При этом США, если следовать букве документа, не стремятся к смене северокорейского режима, но хотят получить от него «кооперативный подход» к вопросу о ракетно-ядерных испытаниях.

В этой связи администрация Дональда Трампа весьма озабочена вопросом о том, что Россия (и в особенности Китай) могут сделать для усиления давления на Северную Корею, с тем, чтобы она отказалась от ракетно-ядерной программы или заморозила ее. Этот вопрос обсуждался, в частности, на недавней встрече Президента Трампа и Председателя Си Цзиньпина во Флориде.

Но я бы не разделял оптимизма советника Дж. Трампа по вопросам национальной безопасности Г. Макмастера по поводу того, что «США и Китай вместе работают над различными вариантами развития ситуации с Северной Кореей». Скорее всего, Вашингтон услышал от Пекина то, что хотел бы услышать.

Да, у Китая есть эффективные рычаги давления на Северную Корею, но если их полностью применить, то это приведет не только к смене северокорейского режима, но и к экономической и гуманитарной катастрофе в КНДР, на что Китай никогда не пойдет.

Становится все более очевидным: политика США, в соответствии с которой отказ КНДР от ракетно-ядерной программы является предварительным условием для начала переговоров - нереалистичен, поскольку Северная Корея воспринимает его как ультиматум, и вряд ли откажется от своей программы, которую воспринимает как гарантию своей безопасности и территориальной целостности.

Возможно, более реалистичной является политика «малых шагов» - начало переговоров без предварительных условий, достижение конкретных договоренностей, например, приостановка ракетно-ядерных испытаний в обмен на отказ от американо-южнокорейский военных учений (что совсем недавно предлагал Министр иностранных дел Ван И), и пр. При таком подходе безъядерный статус Корейского полуострова был бы конечной отдаленной целью переговоров, поскольку КНДР не согласится с отказом от своей ракетно-ядерной программы в обозримой перспективе.

У США, России и КНР как официальных гарантов Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) трудный выбор: продолжать настаивать на отказе КНДР от своей ракетно-ядерной программы (к чему их обязывают международные обязательства и политический престиж) – или попытаться искать новые пути решения проблемы, опираясь на недавний опыт попыток убедить Индию и Пакистан присоединиться к ДНЯО.

Эта многолетняя безуспешная попытка привела к тому, что Индия и Пакистан фактически присоединились к клубу ядерных держав, игнорируя международный режим ядерного нераспространения и породив мощный аргумент: «Почему им можно, а нам нельзя?», которым не преминул воспользоваться Пхеньян.

Остается надеяться на то, что очевидный пат силовых решений не приведет к параличу политико-дипломатических усилий все-таки решить проблему ракетно-ядерной программы КНДР мирным путем.

(Комментарий отражает личную точку зрения эксперта)

 
Сотрудники ИДВ РАН в СМИ
Copyright © 2012 ИДВ РАН При полном или частичном использовании материалов сайта ссылка на источник(www.ifes-ras.ru)обязательна.