ИДВ РАН  
 
23.01.2020 г.  
Сессия ВСНП в Китае: выбор внешнеполитических приоритетов Печать
10.03.2017 09:58

Комментарий ведущего научного сотрудника ИДВ РАН к.и.н. А.С. Исаева:

На проходящей в эти дни в Пекине сессии Всекитайского собрания народных представителей определяются основные направления внутренней и внешней политики. Дискуссии на эти темы еще продолжаются, но уже можно сделать предварительные выводы, в том числе, относительно задач, стоящих перед дипломатией.

Китайское правительство не выстроило в своем Отчетном докладе депутатам ВСНП обычной четкой иерархии приоритетов по странам и регионам. Вместо этого, в очень кратком международном разделе сформулированы самые общие задачи. Они свелись к тому, что Китай, как самостоятельный мировой центр, будет «идти по пути мирного развития; твердо поддерживать многостороннюю архитектуру (мира) и следить за тем, чтобы она работала эффективно; выступать против различных форм протекционизма, активно участвовать в глобальном управлении; направлять экономическую глобализацию, чтобы этот процесс стал более всеобъемлющим, взаимовыгодным и справедливым».

Более конкретно внешнеполитические задачи были изложены главой МИД КНР Ван И во время традиционной пресс-конференции. Из его ответов следовало, что приоритетами китайской внешней политики будут такие страны и регионы, как США, ЕС, Россия и Евразия.

Очевидно, что важное место в международной стратегии КНР займут США. В Китае обеспокоены затянувшейся выработкой американских подходов к Китаю, и эта обеспокоенность увеличивается на фоне скандального телефонного разговора главы администрации Тайваня с Дональдом Трампом, неоднократных критических высказываний нового хозяина Белого дома в адрес КНР. И, тем не менее, в Китае надеются на положительный исход. КНР и США могут стать партнерами, если будут придерживать принципов равноправия, неконфронтации и взаимной выгоды, заявил глава МИД КНР Ван И. Он также приветствовал появившиеся возможности для конструктивного диалога между США и Россией.

А вот далее начинается самое интересное. На мой взгляд, Ван И фактически предложил новую иерархию внешнеполитических приоритетов. Из его слов следовало, что Китай надеется на укрепление сбалансированных отношений в рамках китайско-американских, китайско-российских и российско-американских отношений. Вариант усиления взаимодействия трех стран позволяет им, говоря словами главы МИД КНР, «вместе исполнять обязанности поддержания мира во всем мире и нести общую ответственность за содействие глобальному развитию путем позитивного взаимодействия и взаимного продвижения».

В этой идее проглядывает мысль о неформальном объединения «G3», позволяющем оказывать влияние на глобальном уровне.

Однако пока не ясно, как могут воспринять эту идею в Вашингтоне, где критически настроены к усиливающему свои экономические и военно-политические позиции Пекину.

Конечно, можно воспринять новые идеи как возврат к старой китайской тактике равноудаленности.

Однако происходящее вовсе не означает, что Пекин выбирает тактику равной удаленности от США и России. Он не может этого сделать в силу того, что с Америкой у него очень тесные экономические отношения, а с Россией политико-экономические, в том числе в рамках таких организаций как ШОС и БРИКС. Тем более, что на той же пресс-конференции Ван И подчеркнул, что в Китае «полностью уверены в отношениях с Россией». А вот в отношении США такой уверенности нет.

Главной задачей в сфере дипломатической деятельности Китая, похоже, станет задача улучшения отношений с США. Сомнительно, что Пекин будет улучшать эти отношения за счет интересов, связанных с Россией. Поэтому и была избрана стратегия удержания баланса и недопущения возникновения внешнеполитических качелей, о чем, кстати, китайский дипломат высказался довольно откровенно: китайско-американо-российские отношения в новый период не должны быть похожи на «одноместные качели», сторонам следует «взаимодополнять друг друга, а не отдаляться от друг друга, им необходимо стремиться к совместному выигрышу».

Что касается администрации США, то там, похоже, также идет выработка подходов к Москве и Пекину. А пока в Белом доме исходят из того, что и Россия, и Китай могут создать проблемы для американской стратегии в мире.

Представляется, что Трамп, чья политическая деятельность находится в начале пути, будет искать возможности для двусторонних диалогов с Россией и Китаем, и одновременно даже постарается создать противоречия между ними. Нечто подобное уже наблюдалось в 1970-е и 1980-е годы прошлого столетия. Можно ли в этом контексте рассматривать предложение Джону Хантсману стать Послом США в Москве? Вполне вероятно. Карьера Хантсмана была связана с Китаем: он два года проработал на Тайване, затем был послом в Сингапуре и в КНР. Так что он вполне способен оценить суть китайско-российских отношений.

Иными словами, пока что стороны делают первые шаги. Что будет дальше, зависит от очень многих факторов и далеко не в первую очередь от амбиций новой американской администрации. Многое откроет первая встреча Трампа и Си Цзиньпина, которая, как утверждают японские СМИ, может состояться уже в апреле.

(Комментарий отражает личную точку зрения эксперта)

 
Издания ИДВ РАН
Электронная библиотека ИДВ РАН / Scientific Digital Library of IFES RAS
————————————
Журналы РАН: Проблемы Дальнего Востока
Проблемы Дальнего Востока
The Far Eastern Affairs
————————————
Китай в мировой и региональной политике
China in World and Regional Politics
————————————
Японские исследования / Japanese Studies in Russia
————————————
Вьетнамские исследования
The Russian Journal of Vietnamese Studies
————————————
Восточная Азия: факты и аналитика / East Asia: Facts and Analytics
————————————
Журналы ИДВ РАН в elibrary.ru
Персональные блоги/сайты
Copyright © 2012 ИДВ РАН При полном или частичном использовании материалов сайта ссылка на источник(www.ifes-ras.ru)обязательна.