Смирнов Д.А. Китай и Индия: в поисках решения территориальной проблемы Печать
07.11.2016 13:48

Китай и Индия: в поисках решения территориальной проблемы

Смирнов Д.А. (ИДВ РАН)

Условия для постепенной нормализации отношений с Индией были так или иначе связаны со вступлением Китая в конце 1970-х гг. в период проведения политики реформ и внешней открытости, что потребовало от китайского руководства пересмотра прежней концепции внешней политики, проводившейся при Мао Цзэдуне, в пользу развития отношений как с великими державами, так и с соседними странами в интересах создания благоприятных внешних условий для проведения «четырех модернизаций» с точки зрения развития экономических и научно-технических связей и обеспечения безопасности страны.

В дальнейшем развитии двусторонних связей сыграло свою роль «не только постепенное накопление двустороннего позитивного потенциала, в частности, конструктивных элементов во внешней политике КПК после XII съезда КПК, но и внешние обстоятельства – улучшение советско-китайских отношений, а несколько позже – и те драматические перемены на мировой арене, которые выразились в распаде прежнего биполярного мироустройства»[i].

Нормализация китайско-индийских отношений «обрела зримые очертания» в ходе первого за 34 года визита премьер-министра Индии Р. Ганди в Китай в декабре 1988 г., в ходе которого было выражено общее стремление «восстановить, улучшать и развивать добрососедские и дружеские китайско-индийские отношения» в духе пяти принципов мирного существования. В числе других была достигнута договоренность по созданию совместной рабочей группы для решения территориального спора и установления мира на границе[ii]

В 1993 г. Китай и Индия подписали базовые положения по урегулированию пограничного вопроса, а в 1996 г. в ходе визита в Дели председателя КНР Цзян Цзэминя было подписано «Соглашения о мерах доверия в военной области вдоль линии действительного контроля на индийско-китайской границе».В мае 1997 г. ПК ВСНП ратифицировал китайско-индийское межправительственное соглашение о демилитаризации границы, предусматривающее взаимное сокращение войск в районе границы до «минимального уровня», отвод тяжелых вооружений и прекращение крупных маневров и полетов боевых самолетов в 10-километровой демилитаризованной зоне[iii].

Вместе с тем, наряду с позитивными двусторонними шагами к уменьшению напряженности в районе границы продолжали сохраняться взаимные претензии. Так, глава МИД Индии заявил в 1997 г. в индийском парламенте, что Китай продолжает оккупировать часть территории Индии площадью 38 тыс. кв. км в штате Джамму и Кашмир и выдвигает претензии на часть штата Аруначал-Прадеш и отказывается признавать вхождение Сиккима в состав Индии, всего на 90 тыс. кв. км индийской территории в этих штатах.Также Индия выражала обеспокоенность по поводу развития Китаем своей военной инфраструктуры вдоль границы и активностью там китайской авиации.В Пекине же данный спор считали «унаследованным от истории» и заявляли о готовности урегулировать его «мирным путем, на принципах уважения интересов друг друга»[iv].

Во время визита премьер-министра Индии А.Б. Ваджпаи в Китай в 2003 г. была достигнута договоренность о создании переговорного механизма на уровне заместителей министров иностранных дел двух государств с целью постоянного обсуждения пограничной проблемы, которая рассматривалась обеими сторонами как «единственное» значимое препятствие на пути к полной нормализации отношений между двумя странами. Первый раунд обсуждения в рамках этого механизма состоялся уже в 2003 г. в Дели, за чем последовали второй и многочисленные последующие раунды. Эти переговоры носят закрытый характер, обусловленный сложностью содержания самого процесса консультаций в условиях, когда речь идет о 130 тыс. кв. км спорных территорий с несогласованной, а то и неразмеченной общей границей с разной интерпретацией линии прохождения границы. Стороны в последние годы строго соблюдают соглашения 1993 и 1996 гг. о поддержании мира и спокойствия вдоль линии фактического контроля и о мерах доверия в военной области.

В целом, в эти годы ситуация на границе оставалась спокойной, по словам индийских военных, за последние пять лет там не было «ни одного выстрела». Как говорилось на встрече премьер-министра Индии М. Сингха и премьера КНР Вэнь Цзябао на встрече на саммите АСЕАН в столице Лаоса в 2004 г., «Индия и Китай считают, что сохраняющиеся разногласия по пограничным вопросам не должны отражаться на общем процессе развития двусторонних отношений». В мае 2004 г. МИД Индии обратил внимание на то, что в изданном в КНР правительственном справочнике Сикким «впервые не упоминается в перечне стран мира».

В апреле 2005 г. во время своего визита в Дели премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао заключил соглашение, направленное на «справедливое взаимоприемлемое урегулирование спорных пограничных вопросов» в возможно более короткие сроки с учетом интересов обеих стран, содержащее «политические параметры и принципы» для решения пограничной проблемы. По сути это была «дорожная карта» поэтапного урегулирования, рассматриваемая экспертами как «прорыв» в развитии китайско-индийских отношений, считающих, что «пакетный» принцип поиска путей к компромиссу облегчает его нахождение на основе «обмена» спорными территориями.По итогам визита Вэнь Цзябао в 2005 г. отношения двух стран обрели статус стратегического партнерства, был подписан пятилетний план торгово-экономического сотрудничества, также развивалось сотрудничество двух стран в формате «Россия-Китай-Индия» и по линии подключения Индии как наблюдателя к ШОС, что не могло не способствовать взаимным усилиям по преодолению «исторического наследия», связанного с пограничной проблемой [v].

Проблема осложнялась частыми нарушениями границы китайскими военными патрулями, совершившими только в 2007 г. «до полутора сотен» «вторжений» «на индийскую территорию в штате Сикким».Китай при этом заявлял протесты по поводу посещения индийскими руководителями штата Аруначал-Прадеш (в китайской формулировке «Южный Тибет»), рассматриваемого в Пекине ккачестве «китайской территории». А в 2009 Китай заблокировал предоставление Азиатским банком развития кредита Индии на том основании, что он предназначался для проекта в этом штате. По заявлению МИД Индии, это означало, что «Китай впервые вынес двустороннюю пограничную проблему на уровень международной организации». Одновременно продолжались консультации спецпредставителей двух стран по пограничной проблеме». В 2008 г. прошло уже 12-е по счету заседание, в документах которого говорилось о желании подойти к решению пограничной проблемы «со стратегической высоты», с применением «инновационных подходов», что свидетельствовало о желании обеих сторон все-таки продвигаться по пути к нормализации положения на границе.

Во время визита премьера Индии М. Сингха в Пекин в 2008 г. Индии и Китаю удалось «впервые сформулировать свои проекты будущего соглашения, подразумевающего взаимные уступки с обеих сторон и открывающего путь к окончательному урегулированию индийско-китайского пограничного спора», то есть интенсификация переговорного процесса.[vi]

В ходе состоявшегося в 2010 г. визита премьера Госсовета КНР Вэнь Цзябао в Индию были подтверждены намерения двух сторон и далее значительно расширять экономическое и научно-техническое сотрудничество. На этом фоне было заявлено и о намерении «путем переговоров и консультаций искать справедливые, разумные и приемлемые для сторон способы решения пограничных проблем, одновременно поддерживая мир и спокойствие в приграничных районах». В 2012 г. двумя сторонами был создан Консультационно-переговорный механизм по пограничным вопросам, а в 2013 - механизм «Соглашение по сотрудничеству в охране границы».[vii]

Вместе с тем, если на переговорах в 2006-2007 гг. был «определенный оптимизм», но с весны-лета 2009 г. стали преобладать жесткие формулировки «по принципу ни пяди земли» и взаимные обвинения в военной активности на границе и нарушениях границы. 2012 г. – «озабоченность» индийской стороны вызвала публикация на паспортах въезжающих в Индию граждан КНР изображения линия китайско-индийской границы в китайской трактовке, что в случае проставления на них индийского штампа на визовое разрешение означало бы символическое «признание китайских претензий». В ответ на это индийцы в своих визовых штампах поместили изображение индийской версии прохождения линии границы.[viii]

Несмотря на продолжение регулярного проведения консультаций по урегулированию пограничной проблемы, в 2013-2014 гг. продолжались «пограничные вторжения» через линию фактического контроля. Каждый год, по заявлению индийских военных экспертов, происходило «более сотни таких случаев со стороны китайских пограничных патрулей». Весной 2013 г. в восточной части Кашмира произошло «вторжение на 19 км на индийскую территорию» тридцати китайских пограничников, которые на две недели встали лагерем на индийской территории, что стало самым большим инцидентом такого рода с 1986-1987 гг. Однако китайская сторона отвергла все обвинения индийцев. А осенью 2014 г. в Ладакхе (Джамму и Кашмир) произошел продолжавшийся на протяжении целого месяца затяжной инцидент с участием около 1000 военнослужащих с выдвижением военных и пограничных патрулей в различные населенные пункты в отсутствие совместно согласованной линии фактического контроля. Обе стороны обвиняли друг друга в нарушении границыи в усиленном сооружении военной и транспортной инфраструктуры вблизи спорных районов. Причину продолжающихся пограничных инцидентов эксперты видят в отсутствии реального прогресса в урегулировании пограничного спора, который касается спорных территорий в 135 тыс. кв. км.[ix]

Как показывает развитие ситуации вокруг спорных пограничных территорий Китая и Индии, в ходе предпринятых обеими сторонами усилий по смягчению напряженности в территориальном споре решения этой проблемы пока не найдено. Несмотря на взаимную заинтересованность в расширении торгово-экономических связей и в развитии политических отношений перспективы решения пограничной проблемы представляются весьма неопределенными. Ситуация осложняется проводимой обеими сторонами политикой постоянного наращивания военного потенциала на фоне существующих между ними глубоких противоречий по ряду сложных международных проблем, затрагивающих интересы обеих сторон.


[i] С. Уянаев. Китай-Индия: отношения в начале нового столетия // Проблемы Дальнего Востока. 2009. № 1. С.21.

[ii] Там же.

[iii] Китайская Народная Республика: политика, экономика, культура в 1997 г. – М.: ИДВ РАН, 1999. С.166.

[iv] ИТАР-ТАСС.17.03.1997, АК-13;ИНФО-ТАСС, АИСТ-87. 28.12.1998; ИТАР-ТАСС. 10.07.1997; Компас. 1997, № 28. С. 14; ИНФО-ТАСС, АИСТ-87. 25.11.1999.

[v] Китайская Народная Республика: политика, экономика, культура в 2006 г. – М.: ИДВ РАН, 2007. С.276-278, 284, 286-287; Китайская Народная Республика: политика, экономика, культура в 2004-2005 гг.. – М.: ИДВ РАН, 2005. С.276-278; С. Уянаев. Китай-Индия: отношения в начале нового столетия // Проблемы Дальнего Востока. 2009. № 1. С.24.

[vi] ИТАР-ТАСС.20.06.2008;ИТАР-ТАСС. 12.11.2008;Китайская Народная Республика.: политика, экономика, культура. К 60-летию КНР – М.: ИД «Форум», 2009. С.345;ИТАР-ТАСС. 22.01.2008.

[vii] Китайская Народная Республика.: политика, экономика, культура. 2010-2011. – М.: ИД «Форум», 2011. С.230;Китайская Народная Республика.: политика, экономика, культура. 2014-2015. – М.: ИД «Форум», 2016. С.299, 301-302.

[viii] Китайская Народная Республика.: политика, экономика, культура. 2010-2011. – М.: ИД «Форум», 2011. С.236;Независимая газета. 26.11.2012;

[ix] По информации зарубежных СМИ, китайские офицеры показывали своим индийским коллегам карты, на которых некоторые территории с индийской стороны фактической границы были отмечены как китайские, что вызвало у индийских представителей подозрения в том, что «в следующем году они вернутся с новой картой, на которой граница будет передвинута еще дальше». В свою очередь, китайские представители обвиняли Индию в строительстве пограничных блокпостов на спорной территории и «создании нового предмета споров», что и «заставило китайскую сторону принять меры для защиты своих позиций». СМ.: Китайская Народная Республика: политика, экономика, культура.К 65-летию КНР. – М.: ИД «Форум», 2014. С. 277;Китайская Народная Республика.: политика, экономика, культура. 2014-2015. – М.: ИД «Форум», 2016. С. 301-302; Ивановский А.Л.Большие страны, большие проблемы. Индия и Китай на грани войны. «Мириполитика», № 2, 2013.С. 120-124;India-China Border Standoff: High in the Mountains, Thousands of Troops Go Toe-to-Toe("The Wall Street Journal") - http://inosmi.ru/world/20141103/224052245.html - 30/10/2014).

Обновлено 21.11.2016 12:49