Анисимцев Н.В. Вопросы внутренней, правовой, экономической политики Японии в свете китайского японоведения Печать
01.03.2016 00:00

Вопросы внутренней, правовой, экономической политики Японии в свете китайского японоведения

Анисимцев Н.В. (к.и.н)

В рассматриваемый период вопросы внутренней политики и права также привлекали внимание китайских исследователей, в их трудах раскрывается широкий спектр проблем.

Ряд ценных исследований по внутренней политике Японии в указанный период принадлежит таким авторам как Лу И, Ма Цзюньвей, Гао Хун, У Цзинань, Лю Цзянъюн, Лян Юньсян, Ин Сяоюань, Сюэ Цзюньду, Лу Чжунвей, Лю Сяофен, Лу Яодун, Чжан Гуанъюй и др.

В числе самых последних публикаций можно отметить следующие работы.

Ли Сюши принадлежит «Исследование стратегии неоконсерватизма в Японии», Пекин, 2010 г., 329 с. [кит. Жибэнь синьбаошоучжуи чжанлюэ яньцзю] – фундаментальное исследование прошлого и настоящего японского неоконсерватизма, его внутренней и внешней политики, его социальных основ.

Ли Ин. «Исследование консервативной политической системы послевоенной Японии», Пекин, 2008 г., 430 с. [кит. Жибэнь чжанхоу баошоу чжэнчжи тичжи яньцзю]. Автор даёт фундаментальный анализ механизмов власти и правления консерваторов страны.

Чэнь Янь. «Политико-экономические преобразования после кабинета Коидзуми», Цзинань, 2010 г., 246 с. [кит. Сяоцюань нэйгэ илай дэ чжэнши цзинцзи бяньгэ]. Анализ политико-экономической эволюции Японии при кабинетах Коидзуми, Абэ, Фукуда, Асо, Хатояма.

Юань Цзюань. «Исследование образцов оценки эффективности японского правительства», Пекин, 2009 г., 236 с. [кит. Жибэнь чжэнфу цзисяо пингу моши яньцзю]. Исследование системы оценки деятельности правительства и министерств Японии, созданной в результате административной реформы.

Цзинь Ин. «Закулисье и сцена. Изменение структуры политического общества современной Японии», Пекин, 2009 г., 395 с. [кит. Миши юй цзюйчан. Сяньдай жибэнь чжэнчжи шэхуй цзегоу бяньтянь]. Политологическое исследование публичной и тайной политики Японии на примерах современных кабинетов (Коидзуми, Абэ и др.).

Сюй Ваньшен. «Исследование системы изменений партийно-политической системы Японии после холодной войны – Система 1996 г.».

Чжу Цзяньсун. «Над Японией меняются «небеса». Взгляд с близкого расстояния на рождение власти Демократической партии», Пекин, 2009 г. [кит. Жибэнь бяньтянь. Миньчжудан чжэнцюань даньшэн цзиньцзюйли гуаньча].

«Эволюционные изменения и влияния в истории правого крыла Японии», Чанша, 2009 г., 331 с. [кит. Жибэнь юи дэ лиши фачжань яньбянь цзи инсян].

Ван Мин и др. «Некоммерческие организации Японии», Пекин, 2007 г., 284 с. [кит. Жибэнь фэйинли цзучжи]. Исследование неправительственных и некоммерческих организаций Японии.

Чжан Сюань. «Японские комунны», Пекин, 2007 г., 270 с. [кит. Жибэнь шэцюй]. Исследований организации местных общин и местного самоуправления.

Цзэн Сянжуй. «Исследование новой системы местного самоуправления Японии», Пекин, 2005 г., 242 с. [кит. Синь жибэнь дифан цзычжи чжиду яньцзю]. Обстоятельное исследование местного самоуправления после административной реформы: население местных общин, законотворческие функции общин, финансы, взаимоотношения и др.

Неотъемлемой частью изучения внутриполитических механизмов Японии является и изучение её правовых институтов и норм. Помимо многочисленных переводов с японского языка, в Китае выходит и много своих оригинальных работ данной тематики.

Чжао Лисин. «Правовая система Японии», Пекин, 2010 г., 441 с. [кит. Жибэнь фачжиши]. Исследование правовой системы Японии с древнейших времён до наших дней, включая прогноз развития в XXI веке.

Чэнь Гэнфа. «О духе японских законов», Пекин, 2005 г., 257 с. [кит. Лунь жибэнь фа дэ цзиншэнь]. Подробное рассмотрение истории японского права, начиная с эпохи Токугава, влияния различных правовых школ на современное японское право, особенности японского права.

Лэн Лаошэн. «Современная судебная система Японии», Пекин, 2002 г., 416 с.

Чэнь Даоин. «Сравнительный анализ судебного разбирательства в Японии и США», Пекин, 2008 г., 343 с. [кит. Жимэй сыфа шэньча бицзяо яньцзю]. Автор рассматривает принцип «судебной пассивности» в судебных тяжбах двух названных стран.

Цзян Ичунь. «Исследование судебных прецедентов корпоративного права Японии». Пекин, 2004 г., 343 с. [кит. Жибэнь гунсыфа паньли яньцзю]. Масштабное исследование важнейших правовых разделов законодательства Японии о компаниях, наиболее известных судебных прецедентов.

«Исследование гражданского и коммерческого права Китая и Японии». Под ред. Цюй Тао. Пекин, 2009 г., 403 с. [кит. Чжунжи миньшан фа яньцзю]. Сборник статей, сравнивающих право Китая и Японии.

Фань Юньшоу. «Практикум по торгово-экономическому законодательству Японии». Шанхай, 2002 г., 172 с. [кит. Фужи цзиншан фалюй шиу]. Изложение основ предпринимательского права Японии.

«Нормы и практика экологической экономики Японии». Пекин, 2008 г., 237 с. [кит. Жибэнь сюньхуань цзиньцзи фагуй юй шицзянь]. Разносторонний анализ экономического законодательства и экономики по защите природной среды в Японии.

Японская экономика - важная сфера внимания китайских учёных, чему свидетельство – обилие научных публикаций.

Множество работ посвящено исследованиям «экономики финансового пузыря» и причин длительной рецессии. Этой темой обстоятельно занимались Ван Лолинь, Юй Юндин, Ли Вэй, Тянь Чжунцзин, Чжоу Цзэхун, Ма Цзяньтан, Ян Чжэнвэй и другие. Цзян Жуйпин, Фэн Вэй, Ян Дунлян в своих работах исследовали экономическую систему Японии и проблемы её структурной реформы.

Экономическая реформа кабинетов Дз.Коидзуми освещалась в работах Хэ Юймина, Чжан Цзуго, Чжан Цзифэна и др. В частности, вопросы приватизации японской почты стали темой работ ФаньЧуня, Пэй Гуйфэня, Фань Юньмина, Фэн Чжаокуэйя, Ван Дэсюня.

Японской налоговой системе и фискальной политике посвящены труды Юй Юндина, Ли Вэя, Пан Дэляна, Се Шэнфэна, Юань Инхуа, Цуй Цзинхуа, Чжоу Юйхуна, Сунь Шихэ.и др.

Японская система предпринимательства и системы корпоративного управления – тема исследований Чжоу Цзяня, Ван Тао, Сюэ Шунли, Ван Ли, Ван Вэя, Дун Вэя, Хоу Хуйина, Лю Су, Сун Ли, Гао Юя, Чи Цзиня, У Хао, У Цзяньбиня.

Среди самых последних, интересных работ можно указать такие.

Лю Жуэй. «Финансовая политика Японии в условиях финансового кризиса. Трудности и вызовы». 2010, 285 с. [кит. Цзиньжун вэйцзи ся дэ жибэнь цзинжун чжэнцэ. Куньцзин юй тяочжань].

Ин Сяолян. «Энергетическая политика Японии после войны». 2010. [кит. Чжаньхоу жибэнь нэнъюань чженцэ].

Бай Имин. «Целевые японские консорциумы: открытие конкурентов и примеры для Китая». Пекин, 2010 г., 370 с. [кит. Мяочжун жибэнь цайтуань: фасянь чжунго дэ дуйшоу юй банъянь].

Сун Минь. «Эволюция и современное состояние системы развития сельского хозяйства Японии». Пекин, 2009 г., 238 с. [Жибэнь нунъе туйгуан тиси дэ яньбянь юй сяньчжуан].

Китайские исследователи пишут, что после некоторого оживления в 2002 г. японская экономика, начиная с 2007 г., снова впала в стагнацию. Среди причин затянувшейся стагнации китайские исследователи выделяют: опоздание со структурными реформами, неэффективный рынок капиталов в стране, нечёткое определение экономических целей, протекционизм и закрытость в предпринимательской среде, ограниченность традиционной модели менеджмента, ряд других проблем. В анализе причин трудностей японской экономики не редок тезис, что «Япония приближалась к экономической модели США вместо того, чтобы искать новый путь». Дополнительные вызовы японской экономике бросают и факторы международного порядка – удорожание нефти и ресурсов на мировом рынке, спад в американской экономике. К этому добавился мировой финансовый кризис.

Исследователи также отмечают, что развитие китайской экономики оказывает всё большее влияние на японскую экономику, поддерживая её рост. Но при этом, в китайско-японских торговых отношениях нарастают трения. В самое последнее время в центре внимания оказалась проблема качества и безопасности продовольствия из Китая. В Японии нарастают протекционистские настроения. Много и других проблем в экономическом сотрудничестве двух стран.

Китайские исследователи уделяют внимание и изучению истории Японии.

За период 1949 г. по 1996 г. в КНР вышло пять версий обобщающих «историй Японии», в последовавшие годы (1997-2007 гг.) вышло ещё восемь версий истории Японии.

В КНР изданы общие труды по истории Японии - Лю Цзяньцяня, Ван Синьшена, Ван Баотяня, Ван Сюэсуна и др.

Древнюю историю Японии исследуют Ван Цзиньлинь,Чжоу Илян, Чжу Цяньчжи, Шэнь Жэнъань, Ли Сяобай, Ли Чжо и др. При этом уделяется особое внимание истории религий и общественной мысли.

Новая и современная история Японии представлена в работах Чэнь Шуйфэна, Ляо Дасы, Чжан Сяншаня, Юй Синьтуня, Ми Цинъюя, Лю Шилуна, Ван Цзяхуа, Лю Цзиньцая, Ким Гучуня, Ли Юя, Тан Чжуннаня, Линь Чжэня.

Но нынешнее состояние исторических исследований не вполне устраивает китайских специалистов. Среди главных задач и проблем – нужно найти свою, «китайскую» точку зрения на японскую проблематику, выработать свои критерии и характеристики, а не просто пересказывать мнения, идеи иностранных учёных. Во-вторых, необходимо интегрировать всё разнообразие исследований и тем в единую картину, чтобы знание было не набором частностей, а целостным пониманием происходящего. Третье, требуется увязать фундаментальные и прикладные исследования друг с другом. Четвёртое, даже язык науки представляет собой проблему: критики призывают историков «писать на нашем точном и беглом китайском языке, нежели копировать японские слова или использовать так наз. «диалект Маньчжоу-го», т.е. имеются проблемы с научной терминологией, засильем варваризмов японского происхождения, что неизбежно при неразвитости своих концептуальных подходов.

Специфической чертой китайского японоведения последнего десятилетия стало растущее внимание к культурологической проблематике, стремление понять мировоззренческие, психологические, культурные истоки социо-политического поведения японцев.

В центре внимания − разнообразная проблематика. Популярны «теории японской культуры и теории японца» – исследования образцов поведения и мышления японцев в бихевиористском стиле. Много внимания уделяется исследованиям истории японской мысли и религий. Активный подъём переживают исследования японской массовой культуры. Интересны, оригинальны сравнительные исследования культуры Китая и Японии (внимание акцентируется на сопоставлении семейных институтов). Всё шире внедряются социологические исследования японского общества и его общественных проблем.

Среди самых последних работ, достойных внимания:

Цзи Тинсюй. «Современное японское общество и течения общественной мысли». Пекин, 2007 г., 490 с. [кит. Сяньдай жибэнь шэхуй юй шэхуй сычао]. Автор изучает такие направления общественной мысли как национализм, пацифизм, позитивизм, консерватизм, великодержавное мышление и др.

Ван Лижун. «Сравнительный анализ этического образования современных Китая и Японии», Гуанчжоу, 2007 г., 254 с. [кит. Дандай чжунжи диодэ цзяоюй бицзяо яньцзю].

Янь Дэсюэ. «Путь воина. Японская стратегическая культура и военные тенденции», Пекин, 2006 г., 276 с. [кит. Уши чжи лу. Жибэнь чжэнлюэ вэньхуа цзи цзюньши цзоусян]. Исследование традиций японского милитаризма с древности до современности.

Хуан Чжилянь. «Поиск Японии: внутренняя и внешняя политика и китайско-японские отношения в 21-м веке». Шанхай, 2003 г., 806 с. [кит. Хуньчжао жибэнь: 21 шицзи жибэнь нэйчжен вайцзяо юй чжунжи гуанси таньсо]. Китайский автор, проработавший много лет профессором университета в США, публикует серию своих статей о Японии, опубликованных в период 1980-2000-х гг.

«Международные взгляды китайского общества», Пекин, 2009 г., 200 с. [кит. Чжунго дэ миньчжун дэ гоцзигуань]. Специальная глава книги написана на основе социологического обследования и посвящена тому, как китайцы психологически воспринимают Японию.

Ли Вэнь. «Распространённость и влияние японской культуры в Китае. 1972-2002 гг.», Пекин, 2004 г., 349 с. [кит. Жибэнь вэньхуа цзай чжунго дэ чуаньбянь юй инсян 1972-2002]. Масштабное исследование распространения японской культуры в Китае (в том числе, отношение Дэн Сяопина к японской культуре, вопросы обмена студентами, заимствование технологий и т.п.).

Китайские культурологи исходят из убеждения, что без понимания национальной культуры, без понимания этнического и гражданского характера японцев не возможно глубокое проникновение в их историю и социальное поведение, в конечном счёте, невозможно и взаимопонимание народов.

Китайские авторы выделяют такие базовые особенности японского менталитета, ярко выраженные в различных доктринах националистического характера, как традиционная психология коллективизма, «деревенскость», этническая культура. По их справедливому мнению, «модернизация» Японии, формирование современного буржуазного общества не являлась простым заимствованием западных внешних форм культуры и жизни, так наз. «вестернизацией». Япония приспосабливала зарубежную культуру к традициям и задачам японского общества, она прививала на ствол национальной культуры продуманно отобранные западные институты, и, прежде всего, западное рационалистическое мышление и научное знание.

Создаются в Китае и обобщающие японоведческие труды, они становятся со временем всё более интересными, оригинальными, информативными.

Есть работы справочно-энциклопедического типа. Так, к примеру, ещё в 1994 г. вышла «Краткая энциклопедия Японии», Пекин, 1994 г., 693 с. [кит. Цзяньмин жибэнь байкэ цюаньшу]. Материалы носили во многом ещё просто переводной характер.

А в последние годы Институт Японии Академии общественных наук начал выпускать ежегодники «Доклад о развитии Японии. Голубая книга Японии», 2009 г. – 483 с., 2010 г. – 417 с., 2011 г. [Жибэнь фачжан баогао. Жибэнь ланпи шу]. Ежегодники оперативно дают всестороннюю картину развития страны за самый последний период, статьи написаны на высоком научном уровне.

Также, публикуются многотомные серии работ, тематические подборки трудов. Например, Академией общественных наук выпущена «Центральная библиотека изучения истории Китая и Японии». Нанкайский университет издаёт «Нанкайскую серию японских исследований», уже вышло 37 томов, издание продолжается.

Своеобразным индикатором зрелости, высокого уровня исследовательской работы является наличие историографических, науковедческих исследований.

Обширную, подробную информацию о китайском японоведении можно найти в книге: Ли Юй и др. «Указатель трудов китайского японоведения. 1949-1988 гг.», Пекин, Б.Г., 557с. [кит. Чжунго жибэнь сюэ луньчжу соинь]. Это подробная библиография китайского японоведения, сгруппированная по отраслям знания и обеспеченная указателями, содержит свыше 20 тысяч статей.

Более современен указатель организаций и специалистов, занимающихся в Китае изучением Японии: «Исследования Японии в Китае». – Пекин, 1997 г., 563 с. [Чжунго дэ жибэнь яньцзю].

Есть среди них и аналитические работы. Например: Янь Шаодан. «Записки об истории японской синологии», Пекин, 2009 г., 613 с. [Жибэнь чжунгосюэ ши гао]. Рассказ о японской синологии с древнейших времён до 1985 г.

С настоящим днём китайского японоведения можно ознакомиться на страницах журнала «Вестник японоведения» [Жибэнь сюэкань], издаваемого Институтом Японии Академии общественных наук КНР. Он ежегодно публикует статью о достижениях и задачах китайских учёных в этой области. Иногда выходят обширные подборки материалов научных конференций по японоведению.

Нельзя обойти вниманием появившийся совсем недавно «Обзор японских исследований в Китае», подготовленный Институтом Японии Академии общественных наук, Китайской ассоциацией японоведения, Нанкайским университетом при финансовой поддержке Японского фонда. Это масштабный анализ и описание состояния и тенденций китайского японоведения в период 1997-2007 годах.

Всё сказанное позволяет сформулировать некоторые итоги.

В предшествующий период (1970-х − 1980-х гг.) китайские исследования и публикации о Японии, хотя и демонстрировали растущую численность, но по качеству оставляли большой простор для совершенствования. Как правило, тематика была достаточно узкой – проблематика из сферы китайско-японских отношений и история «революции Мэйдзи». Изобиловали переводные работы по политике и экономике – с японского, английского и других западно-европейских языков, при этом переводы выполнялись не всегда качественно, содержали много ошибок и нелепостей. Идейно-теоретический уровень был не свободен от схоластических примитивистских установок, господствовавших в прежний период, не редки были и различные методологические изъяны.

Но в рассматриваемый период ситуация заметно изменилась – китайское японоведение набирает зрелость, обретает самостоятельность и силу.

Прежде всего, бросается в глаза значительное расширение исследовательской тематики, теперь исследователи охватывают и проблемы стратегии и многосторонней дипломатии, также, внутренней политики страны, вопросы военного дела и военной истории, появились социологические исследования, вышло множество работ культурологического характера, и даже вопросы языкознания, проблемы общественной идеологии и историографии, в сферу их внимания теперь входят и научно-техническое развитие Японии, экономическая глобализация и регионализация страны и т.д. – всё теперь стало полем исследований китайских японоведов.

Возрастает идейно-теоретический уровень, расширяется мировоззренческий кругозор китайских учёных, и как следствие, их работы демонстрируют новую глубину понимания. Если раньше их исследования отличались плоским, так сказать, «монохромным» видением вопросов, то теперь они дают объективный анализ развития общества, экономики, государства, анализируют их противоречия и историческую трансформацию, развивается и прогнозирование развития страны.

Обогащается методологический инструментарий их исследований. Они практикуют и работу с документами, и анализ статистики, даже проводят социологические опросы по проблемам, связанным с Японией.

Вместе с тем, несмотря на бесспорные достижения, сохраняется и ряд проблем, касающихся качества работы китайских учёных. Как пишет на страницах «Вестника японоведения» китайский автор Сунь Синь, наблюдается некоторая рассогласованность в среде учёных. Во-первых, прикладные политические исследования не всегда тесно увязываются с фундаментальными теоретическими исследованиями, положениями. Также, фундаментальные теоретические подходы в свою очередь не всегда скореллированны с исследованиями современной политики. Сохраняется некоторая дистанция между тем, что создают учёные-японоведы, и тем, что вправе ожидать от них китайское государство и общество. И, во-вторых, автор Сунь Синь призывает китайских учёных строже держаться в своих работах принципов исторического материализма, а не «следовать чужим словам»: надо иметь собственный взгляд на явления японской политики, экономики, культуры, повышать свой теоретический уровень осмысления социальных исторических процессов[1].

Несмотря на отмеченные проблемы, очевидно, что на сегодняшний день японоведение в КНР, и в организационно-кадровом, и в информационно-аналитическом плане превратилось в серьёзную научную и общественную силу в рядах китайской науки, и вышло на своём научном участке на передовые позиции в мире, оно способно решать задачи, которые ставит перед ними общество и государство.


[1] Сунь Синь. Японоведческие исследования в Китае со времени начала реформ. – Жибэнь сюэкань. 2009. №3. с.145-151. [кит.: Кайгэ кайфан илай чжунго дэ жибэнь яньцзю].