Кризис фондового рынка КНР 2015 года: мнение эксперта ИДВ РАН Печать
31.07.2015 14:47

Обвал рынка акций КНР, начавшийся в июне 2015 г., привлек к себе широкое внимание российских и зарубежных политологов и аналитиков, международных и российских СМИ. Ниже мы публикуем комментарий к.э.н., с.н.с. ИДВ РАН, автора монографии «Фондовый рынок КНР» Вахрушина И.В.

Кризис фондового рынка КНР 2015 года: мнение эксперта ИДВ РАН

И.В. Вахрушин, к.э.н., с.н.с. ИДВ РАН, автор монографии «Фондовый рынок КНР»

Обвал рынка акций КНР, начавшийся в июне 2015 г., привлек к себе достаточно широкое внимание международных и российских СМИ.

К сожалению, в большинстве комментариев сквозят алармистские идеи о якобы грядущем крахе китайской экономики. Авторы этих комментариев рассматривают фондовый рынок КНР как аналог этого инструмента в западных финансово-экономических системах. Между тем двадцатипятилетняя история развития фондового рынка КНР наглядно показывает, что он отнюдь не является главным и тем более решающим звеном в структуре в целом стабильного, поступательно развивающегося финансового сектора Китая. Модель финансового рынка КНР по сути является банковской – кредитование играет решающую роль в финансировании экономики, и лишь незначительная оставшаяся часть финансирования осуществляется посредством публичных размещений акций на фондовых биржах (IPO), в отличие от так называемой англо-американской модели финансирования, в которой размещение акций доминирует над банковским кредитованием.

Так, в Китае коэффициент отношения годового объема финансирования посредством IPO к общей сумме выданных в течение года банковских кредитов в 2014 г. составил всего 4,76%. Максимального значения данный показатель достигал в рекордном для фондового рынка КНР предкризисном 2007 г. – 21,2%, в 2010 г. – 11,2%, среднее значение за период 1996 – 2014 г.г. – 7%.

Еще одним показателем, косвенно отражающим место фондового рынка в национальной экономике, является отношение совокупной рыночной капитализации обращающихся на биржах акций к объему ВВП. В 2014 г. он составил 58,5%, а максимум приходится на тот же 2007 г. – 131%, в основном за счет эффекта «пузыря», приведшего к краху рынка в 2008 г., когда показатель снизился до 40,3%. Для сравнения, в 2014 г. данный показатель в России - 33%, в США – 151%.

В силу относительно небольшого удельного веса рынка акций Китая его динамика зачастую не коррелирует с макроэкономическими показателями. Таким образом, изначально не приходится говорить о том, что он значительно влияет или является барометром состояния экономики. Вместе с тем развитие фондового рынка, как и все макроэкономические процессы в стране, находится под жестким регулированием и контролем государства в лице специального регулирующего органа – Комитета по ценным бумагам при Госсовете КНР (далее – Регулятор), который располагает значительным набором инструментов воздействия на рынок.

Отличительной особенностью фондового рынка Китая является структура инвесторов, в которой преобладают розничные инвесторы (фактически широкие слои населения). Ввиду традиционно низкого уровня ставок по банковским депозитам, рынок акций воспринимается как единственный источник существенного дохода на инвестиции. Однако подавляющая часть розничных инвесторов не обладает элементарными финансовыми знаниями, их сделки в большинстве своем носят спекулятивный, часто экономически необоснованный, рискованный характер, решения принимаются под воздействием рыночных слухов, поэтому они становятся главной жертвой всевозможных рыночных манипуляций. Едва рынок начинает расти под воздействием благоприятных макроэкономических факторов, миллионы частных инвесторов (ныне их около 90 млн), движимых биржевым азартом и неспособностью остановиться на достигнутой прибыли, создают крайне нездоровый ажиотаж, «разогревают» рынок до предельных значений, что в конечном счете ведет к образованию «пузыря», когда биржевые котировки отрываются от реальности и многократно превышают экономически обоснованные показатели. Прорыв «пузыря» неизбежен и может начаться под воздействием малозначительного события или рыночного слуха, в итоге начинается кризис фондового рынка.

Так в общих чертах выглядит самовоспроизводящийся механизм формирования кризиса фондового рынка КНР, приведший к его обвалу как в 2008 г., так и сейчас. Подобные финансовые потрясения в Китае носят циклический характер (еще ранее в 2001 г., также в середине 90-х г.г.), так как описанное выше поведение частных инвесторов порождает системную проблему рынка и его уязвимость к образованию «пузырей» в периоды роста.

Кризис фондового рынка Китая 2008 г. был в первую очередь связан с внутренними факторами – массовыми спекуляциями и образованием «пузыря», и в меньшей степени – с мировым финансовым кризисом. В докризисный период 2005 – 2008 гг. композитный индекс Шанхайской фондовой биржи вырос в 6 раз с 1012 п. в 2005 г. до 6124 п. к ноябрю 2007 г. Однако уже к ноябрю 2008 г. индекс упал до минимума в 1708 п., в результате чего снижение в течение года составило 72% (на тот момент - второй худший результат в мире после Украины).

Столь глубокое падение фондового рынка совершенно не коррелировало с показателями экономического роста страны (9% в 2008 г.). Вместе с тем индекс ШФБ демонстрировал высокую степень корреляции с фондовыми рынками США и ЕС. Так, осенью 2008 г. он ощутимо реагировал на все значимые события, происходившие в западном финансовом мире.

Представляется, что значительная доля ответственности за кризис 2015 г. лежит на Комитете по ценным бумагам (Регуляторе), так как его решения, направленные на стимулирование рынка, во многом носили избыточный характер.

Во-первых, в отличие от 2008 г. новым фактором давления на рынок, ускорившим прорыв «пузыря», стали маржинальные сделки (торговля «с плечом» - возможность осуществлять сделки на заемные средства, полученные от брокера, что значительно повышает как масштабы, так и риски торговли). Они были разрешены Регулятором в 2012 г. сначала в качестве эксперимента в крайне ограниченном объеме, однако стоимость открытых маржинальных сделок к середине января 2015 г. выросла до 1,08 трлн юаней с 400 млрд юаней в июне 2014 г.

К маю 2015 г. количество маржинальных счетов выросло до 7,2 млн, удвоившись за год. Объем заемных средств, используемых для игры на фондовом рынке, увеличился до 2,3 трлн юаней (370 млрд долл.), что составляло около 9% от общей капитализации рынка. В среднем на торги «с плечом» приходится около 16% рынка, что делает его крайне неустойчивым. Пиковое значение в 22% зарегистрировано 18 июня.

Во-вторых, приток избыточной ликвидности на рынок акций произошел по таким каналам, как паевые инвестиционные фонды, фонды взаимных инвестиций, внебиржевой рынок или взаимное кредитование физических лиц (так называемое peer-to-peer кредитование). По оценкам экспертов, из этих источников на рынок могло поступить до 1,4 трлн юаней (225 млрд долл.).

В-третьих, открыт прямой торговый канал между Шанхайской и Гонконгской фондовыми биржами (Shanghai-Hong Kong Stock Connect program), позволяющий инвесторам в КНР приобретать ценные бумаги, зарегистрированные на Гонконгской фондовой бирже (ГФБ), и, соответственно, гонконгским инвесторам - на биржах КНР. Реализацию этой схемы в определенной мере можно также рассматривать в качестве фактора образования кризиса.

На начальном этапе развития данный инвестиционный механизм подлежит количественным ограничениям: из Гонконга в Китай разрешено инвестировать около 49 млрд долл.; инвесторы из КНР могут приобрести ценные бумаги в Гонконге на 41 млрд долл.

По оценке Bloomberg, до начала кризиса китайский фондовый рынок рос рекордные 935 дней, а за последний год шанхайский индекс увеличился на 150%. К 12 июня 2015 г. композитный индекс ШФБ достиг максимального значения за последние 8 лет – 5166 п., а рыночная капитализация рынка акций превысила 10 трлн долл. Затем менее чем за месяц индекс и, соответственно, капитализация обрушились на 35%.

На фоне инвестиционного бума только за одну неделю в апреле 2015 г. было открыто 4,4 млн новых брокерских счетов. Всего же с января по май в стране было открыто 33 млн брокерских счетов. Однако образовательный уровень пришедших на рынок инвесторов крайне низок: по некоторым данным, большая их часть даже не окончила школу, а около 6% не умеют читать и писать. На частных инвесторов за последний год рыночного бума приходилось около 90% дневного торгового оборота.

С началом кризиса финансовые регуляторы оперативно задействовали широкий перечень антикризисных мер, в том числе принят ряд достаточно жестких решений нерыночного характера.

С целью пресечь дальнейшие массовые продажи акций со стороны «корпоративных инсайдеров», 8 июля введен шестимесячный мораторий на продажу акций публичных компаний акционерами (включая топ-менеджеров) с пакетом более чем 5%.

27 июня Народный банк Китая (НБК) объявил о снижении резервных требований и базовой процентной ставки на 0,25 п.п. до 4,85%, ставка по годовым депозитам снижена до 2%. Брокерам разрешено выпускать краткосрочные облигации для финансирования выданных ими маржинальных кредитов.

1 июля Шанхайская и Шэньчжэньская фондовые биржи на одну треть снизили гербовый сбор на операции с ценными бумагами.

Решением Государственного комитета по контролю и управлению государственным имуществом подведомственным ему государственным компаниям запрещено продавать свои акции на фондовых биржах на период аномальных рыночных колебаний.

Более 20 крупнейших брокеров заявили о готовности учредить стабилизационный фонд в размере не менее 20 млрд долл. Они инвестируют в него сумму, равную 15% собственных чистых активов. Средства будут направлены на покупку паев биржевых фондов (ETF), инвестирующих в крупные компании.

Наиболее масштабным антикризисным направлением стало вливание ликвидности в специализированное государственное агентство China Securities Finance (CSF), в задачи которого входит финансовая поддержка брокеров, в первую очередь в сегменте маржинального кредитования. По сообщениям СМИ, в июле CSF получила от Народного банка Китая и крупнейших коммерческих банков до 3 трлн юаней (483 млрд долл.), которые будут направлены на пополнение ликвидности брокеров, а также массовую скупку акций и паев инвестиционных фондов на биржах.

В ходе реализации антикризисного плана индекс уже вырос на 18% с минимального уровня, достигнутого 8 июля, однако по завершении государственной поддержки перспективы дальнейшего роста представляются крайне неоднозначными.

В заключение необходимо отметить, что потрясения на фондовом рынке не могут нанести существенного ущерба финансовой системе Китая, так как она базируется на колоссальных ресурсах в виде сбережений населения и текущих средств предприятий, составляющих соответственно 76% и 59% ВВП (на конец 2014 г.). Также события на фондовых биржах Китая не способны затронуть российский финансовый рынок, так как институциональные российские инвесторы пока не работают на рынке акций Китая, и в целом инвестиционные потоки между двумя странами представлены незначительной величиной.

31.07.2015