ИДВ РАН  
 
07.12.2019 г.  
35-я конференция Центра политических исследований Китая ИДВ РАН Печать
11.07.2011 21:38

Об очередной конференции Центра политических исследований Китая Института Дальнего Востока РАН "Внутренняя политика КНР: история и современность".


2 и 4 марта 2011 г. состоялась очередная научная конференция Центра политических исследований ИДВ РАН на тему «Внутренняя политика КНР: история и современность». На ней присутствовало около 40 человек. К этому событию проявили внимание известные ведущие ученые – политологи, историки, юристы, молодые специалисты и аспиранты из научных подразделений Института и других московских научных учреждений. Центральное место на конференции заняло обсуждение новых тенденций внутриполитической жизни Китая, проблемы его социально-политической стабильности, связанные с «цивилизационными» факторами, совокупность которых обеспечивает стране высшую степень идентичности и огромный потенциал самообновления и саморазвития.

Доклады и сообщения по своему содержанию распределились по направлениям: 1. Внутренняя политика и идеология, 2. Правовые проблемы, 3. Синьцзян, 4. Политическая история, 5. Китайская диаспора, 6. Тайвань.

В первом блоке докладов освещался комплекс проблем внутренней политики и идеологии. В сообщении об идейно-пропагандистских кампаниях в КНР в 2010 г. к.э.н. О.Н. Борох проанализирована связь тематики идеологической учебы, проводимой китайским руководством, с социальными и политическими проблемами страны. Фоном для проведения идейно-пропагандистских кампаний в 2009-2010 гг. стал мировой финансовый кризис 2008 г., вызвавший у китайских властей опасения роста внутриполитической нестабильности в результате ухудшения экономической ситуации. В ходе компании в начале 2009 г. по активизации пропагандистской работы в период кризиса для обоснования правильности официального курса преобразований были сформулированы «шесть главных вопросов», ставшие дилеммой выбора между правильной, т.е. соответствующей китайским условиям позицией, и ошибочной, которая угрожает нестабильностью и утратой имеющихся достижений.

Хотя Китай, подчеркивалось в докладе, успешно справился с негативным воздействием кризиса, эта кампания в 2010 г. обрела новую форму «проведения четырех границ» (марксизм – антимарксизм; экономический строй с главенством общественной собственности – приватизация либо возвращение к полностью общественной собственности; демократия с китайской спецификой – демократия западного капитализма; социалистическая культура – прогнившие феодальная и капиталистическая культура) и была направлена на то, чтобы в условиях многообразия взглядов и ценностей внутри общества выделить заведомо неприемлемые установки в области теории, экономики, политики и культуры. Развитием этой тенденции стала другая кампания, развернутая летом 2010 г. под лозунгом «семь “как смотреть”», не содержавшая открытой критики «ошибочных» взглядов. Она была призвана объяснить, как нужно относиться к неравномерности развития страны, трудностям с поиском работы и получением медицинской помощи, неравенству в получении образования, чрезмерно высоким ценам на жилье, несправедливому распределению доходов и коррупции. Ответы на эти вопросы, по свидетельству О.Н. Борох, были изложены в книге «Семь “как смотреть” – горячие точки теории лицом к лицу. 2010», подготовленной сектором теории Отдела пропаганды ЦК КПК. По мнению критиков, старые проблемы вернулись в результате проведения политики, позволяющей части людей обогатиться в первую очередь, приватизации собственности, отказу от системы социального обеспечения, стремления властей переложить бремя реформ на простых людей. Несмотря на существующий разрыв между официальными похвалами в адрес книги и неформальными откликами, по мнению докладчика, книга «Семь “как смотреть”» помогает понять, что волнует китайцев, какие вопросы они задают властям, как расставлены приоритеты и акценты в пропаганде государственной политики. В докладе отмечено, что в обеих пропагандистских кампаниях 2010 г. власти стремились продемонстрировать правильность проводимой политики, признавая при этом существование острых проблем, а их выступления с прямыми обращениями к народу подчеркивали важность учета мнения населения в процессе принятия решений.

Г.Д. Бессарабов, к.г.н., в сообщении «О влиянии национального сепаратизма на процесс формирования единой нации Чжунхуа миньцзу в Китае» отметил, что в научных кругах Китая продолжается дискуссия о происхождении китайской нации в контексте китаизации марксизма. Последнее достижение китаизации марксизма – это социализм с китайской спецификой. Одним из его постулатов является учение о Чжунхуа миньцзу – единой китайской нации, объединяющей 56 народностей (Е Цзян) или 56 наций (Хэ Шутао). Расходясь в этом важном пункте, этнологи единодушно считают, что идет процесс формирования единой, многослойной, сложной, полиморфной, молодой нации Чжунхуа миньцзу, возникшей в результате борьбы с «тремя большими горами: феодализмом, империализмом и бюрократическим капитализмом». В связи с этим современные китайские ученые считают, что, хотя подобные идеи высказывал еще Сунь Ятсен, эта модель отличается от моделей формирований наций других стран. По оценке докладчика, это вклад в классическое марксистское учение о нации с позиций китайской специфики. Обращается внимание, что мощным катализатором формирования Чжунхуа миньцзу являются реформы экономической системы, а также культурные и социальные перемены. Отмечалось также, что процесс формирования единой нации, как и построение социализма с китайской спецификой, рассчитан на длительный исторический срок. Хотя он существенно облегчается тем обстоятельством, что структурообразующая ханьская нация превышает 90% населения, в Китае наблюдаются серьезные проявления сепаратизма со стороны неханьских народов, что, по мнению докладчика, существенно затрудняет процесс формирования единой нации. В основе сепаратизма, считает автор, лежат национальные корни, и сепаратизм рассматривается обычно как этнический. Везде сепаратизм имеет глубокую историю и разные формы проявления. Часто сепаратизм как защита прав национальных меньшинств используется террористами. В докладе выделены общие системные причины проявления сепаратизма, характерные для всех без исключения «неспокойных» районов Китая, такие, как: 1. Исторические корни. Проблема разделенных наций и современных государственных границ; 2. Национальные корни. Подавление национального самосознания неханьцев. Национальная политика КПК; 3. Религиозный вопрос; 4. Острые нерешенные социально-экономические проблемы; 5. Интернационализация сепаратизма. Воздействие и поддержка извне; 6. Этнизация политических режимов на постсоветском пространстве.

Доклад аспирантки ЦПИК Л.А. Афониной содержал исследование особенностей государственной политики в религиозной сфере в начальный период реформ в КНР. Отмечалось, что разработке стратегии партии в управлении сферой религий посвящен принятый в марте 1982 г. документ ЦК КПК «Основные взгляды и основная политика по религиозным вопросам в период социализма в Китае».

По свидетельству докладчика, марксистское представление о религии – идеологическая основа политики в сфере религий. Однако с преобладанием в руководстве КПК прагматизма над идеологическим догматизмом, как отмечалось, произошло смещение акцентов от полнейшего искоренения религий к возможности их существования в социалистическом обществе периода реформ. Свобода вероисповедания провозглашалась как долгосрочный политический курс, поэтому новая тактика предполагала отказ от методов подавления религии. В документе прослеживается более терпимое по сравнению с периодом «культурной революции» отношение партии к религии. Вместе с тем противоречия и неопределенные формулировки, обращает внимание докладчик, делали проблематичным практическое применение ряда его положений в процессе контроля и регулирования религиозной деятельности со стороны государства, что открывало возможности для произвола властей на местах. Тем не менее, согласно оценке, содержание документа, который на долгие годы стал партийной программой по решению религиозного вопроса, свидетельствовало как о прежних еще неизжитых подходах к религии, так и о позитивном сдвиге властей по отношению к возрождавшейся религиозной деятельности.

Д.и.н. А.В. Ломанов своё сообщение «Внутриполитическая ситуация в КНР в оценках американских дипломатов» посвятил содержанию обнародованных на сайте «Викиликс» телеграмм посольства США в Пекине. Часть материалов касалась процессов принятия решений в китайском руководстве и подготовки к ротации высшей власти в 2012 г. Подготовленные в 2007-2009 гг. телеграммы опираются на сведения, почерпнутые от многочисленных осведомленных китайских источников. Ряд процитированных оценок, считает докладчик, носит субъективный и спорный характер. Тем не менее, составленные дипломатами материалы представляют, по его мнению, несомненный интерес не только для исследования китайско-американских отношений, но и для изучения современной внутриполитической ситуации в Китае. В частности, Ломанов А.В. отметил, что среди обнародованных материалов можно найти подробную неофициальную биографическую справку о заместителе председателя КНР Си Цзиньпине и запись его беседы с американским послом.

В докладе к.и.н. О.С. Артемьевой «Внутриполитические факторы в формировании внешней политики Китая» давалось теоретическое обоснование внешней политики КНР, ее взаимосвязь со стратегией и практикой внутреннего развития страны в 2000-е годы, рассматривались также основные направления внешнеполитической деятельности и их связь с внутриполитическими факторами. Акцент ставился на то, что разработанная в 2006 г. концепция «создания гармоничного мира» позволила китайским лидерам увязать свою внутриполитическую программу с внешнеполитической стратегией. Лозунг «гармонии» призывал показать другим странам, особенно основным партнерам по экономическому развитию из числа государств Запада и азиатского региона, что Китай может быть сильным и могучим, не нанося ущерба другим. По мнению Артемьевой, анализ принципов, вошедших в эту концепцию, позволил исследователям утверждать, что многие ее положения – приверженность Китая принципам мирного существования, взаимной выгоды в экономическом сотрудничестве, взаимодействия в области безопасности и другие – восходят к внешнеполитическим декларациям начального периода существования КНР.

Согласно выводам автора, важнейшим внутренним фактором, влияющим на формирование теории и практики внешней политики КНР, является курс китайского руководства на развитие реформ, выраженный в установке «все для экономического роста!». Рост экономической мощи Китая является основой благосостояния китайского народа, залогом внутриполитической стабильности страны, решения социальных, экологических и других проблем, и сам, в свою очередь, становится фактором внешней политики КНР. Внешняя политика должна обеспечить мирное окружение страны, которое позволит ей не отвлекать значительных средств на оборону. Поэтому дипломатия – одна из составляющих так называемой китайской «мягкой силы», вырабатывает внешнеполитические концепции, представляющие Китай как мирное государство, чье развитие служит на благо не только его самого, но и всего мира.

Еще одним важнейшим фактором внутреннего развития являются внутриполитические изменения и трансформация структуры китайского общества, способствующие становлению в стране гражданского общества. Поскольку взгляды разных представителей китайской политической элиты и простых китайцев на место Китая в мире, на его отношения с другими странами неодинаковы и нет единства мнений и в верхних эшелонах власти Китая, этот плюрализм мнений также будет влиять на внешнюю политику КНР.

Среди приоритетов внешней политики Китая для решения своих внутренних, прагматичных проблем, автор выделил отношения с Западом (США и ЕС) как «доминирующей силой в мире в политическом, экономическом и военном отношениях», странами АСЕАН (упор на экономический аспект) и Японией – важный торгово-экономический партнер, несмотря на ряд факторов, осложняющих двустороннее сотрудничество. Отношения с Россией как важным геополитическим партнером КНР являются важными, но не приоритетными, поскольку основные рынки, инвестиции, ноу-хау не связаны с РФ, также важным аспектом взаимодействия РФ и КНР является их деятельность в рамках ШОС. Китай стремится всемерно развивать двусторонние отношения с богатыми нефтью, газом и другими полезными ископаемыми странами ЦА. Страны Африки и Латинской Америки также являются важным направлением политики КНР, так как именно там КНР восполняет большую часть недостатка в своих потребностях в энергоносителях (нефти, газе) и полезных ископаемых. Китайское руководство рассматривает проблему обеспечения страны этими ресурсами как «вопрос национальной безопасности». Особые отношения у Китая с Ираном, который стал одним из основных поставщиков нефти в КНР. Китай, безусловно, заинтересован в международных организациях, таких, как ООН, ВТО и МВФ, членство в которых способствует укреплению престижа страны за рубежом, обеспечивает участие КНР в формировании международных «правил игры», способствует ее экономическому развитию, а также укрепляет позиции китайского руководства внутри страны. Заинтересован он и в сотрудничестве с международными организациями, занимающимися, в частности, вопросами здравоохранения ВОЗ, а также проблемой охраны окружающей среды, где у него особо много проблем. Однако масштаб и активность участия Китая в каких-либо проектах, связанных с этими проблемами, по мнению докладчика, определяются китайскими властями исходя из потребности экономического роста своей страны.

В докладе подчеркивалось, что за последние 10 лет теоретическое обоснование внешнеполитического курса Китая отчетливее, чем когда либо раньше, связывает потребность страны в благоприятной и «гармоничной» международной обстановке с созданием оптимальных условий для своего внутреннего развития. За годы реформ Китаю удалось достичь впечатляющих успехов в своем развитии (экономическом, политическом, культурном и других направлениях). Немалую роль в этом общем деле сыграла внешнеполитическая и внешнеэкономическая деятельность страны, направленная на создание оптимальных «гармоничных» условий для превращения Китая в мощную современную державу.

А.Г. Ларин, к.филол.н., в своем выступлении, посвященном некоторым урокам китайской модернизации, подчеркнул, что среди множества факторов, обеспечивших успех китайских реформ, наибольшего внимания с нашей стороны заслуживает наличие сильной государственной власти, способной адекватно оценивать реальность, находить оптимальные стратегические и тактические ходы и направлять усилия общества на решение стоящих перед ним задач в общенародных интересах. Формирование этатистской модели такого рода происходит лишь в определенных условиях. Представители различных политических течений и направлений экономической мысли в России по-разному оценивают опыт китайских реформ и его применимость к условиям нашей страны.

А.В. Сидорова, магистр, м.н.с., в докладе «Современные студенты КНР: гарант стабильности политического режима или сила коренных изменений?» продемонстрировала возможности государства в рамках системы высшего образования управлять самой активной и непокорной группой населения – студентами. В докладе отмечалось, что с 1999 г. Китай стал страной с массовым высшим образованием, что принесло не только возможность создания значительных резервов высококвалифицированных людских ресурсов, но и увеличивающееся количество безработных выпускников и неравенство в возможностях получения образования, которые потенциально могут дестабилизировать общество. Неудивительно, что уже звучат опасения кризиса в китайском обществе, в том числе из-за возможных волнений нетрудоустроенной образованной молодежи. Массовое высшее образование в Китае – это возможность включить бóльше молодежи в рамки существующего режима с помощью образовательной системы. Отсюда увеличиваются шансы создания «нового среднего класса», который в своем успехе будет опираться на существующие политические реалии. В то же время, в отличие от предшествующих периодов, процесс включения студентов и выпускников в структуру государства значительно диверсифицировался, разделяя молодежь по статусу образования, географическому положению и возможностям социальных связей их семей. На современном этапе студенты как никогда разделены между собой. Когда студенты или выпускники приезжают из бедных регионов в развитые приморские провинции и большие города в надежде на лучшую долю, они по-прежнему сталкиваются с ограничениями, диктуемыми системой прописки хукоу. Социальное положение и разная социальная среда обеспечивает отсутствие общего взгляда на действительность у интеллектуалов, есть и другие негативные явления. Все это не означает, что студенты перестали быть озабоченными проблемами социальных несправедливостей, расширяющейся пропасти между бедными и богатыми, непотизма, собственных возможностей лучшей жизни в Китае и особенно коррупции. Однако, будучи тесно включенными в систему высшего образования в качестве набора разобщенных индивидуумов и социальных групп, они находят, что приспособиться к существующему режиму будет легче и менее затратно, чем бросить ему радикальный вызов.

Экологической политике Китая были посвящены сообщения к.э.н. Е.В. Бирюлина и к.э.н. И.В. Ушакова. В частности, Е.В. Бирюлин проанализировал политический аспект проблемы безопасности продуктов питания в Китае. В последние десятилетия реформ с голодом в стране удалось покончить. Однако рост производства сельскохозяйственной продукции в значительной степени достигнут за счет глубокой интенсификации, основанной на широком применении химических удобрений, стимуляторов и средств защиты растений, а весь сегмент конечного производства и обращения продуктов питания был поставлен на рыночные рельсы, что создало для недобросовестных предпринимателей разнообразные возможности реализовывать недоброкачественную продукцию. В докладе отмечалось, что в последнее десятилетие случаи с отравлениями и пищевыми заболеваниями, происходили довольно часто. В 2008 г. произошел т.н. «меламиновый инцидент», когда в самый разгар Международных Параолимпийских игр обнаружилось массовое отравление детей молочными смесями компании «Саньлу», в которые добавлялся ядовитый меламин. Несмотря на принятые суровые меры, инциденты с пищевыми отравлениями происходят очень часто, и недовольство населения приобрело политическую окраску. Китайское руководство в ударном порядке приняло Закон о безопасности продуктов питания и ряд радикальных административных решений. Ближайшее будущее покажет эффективность этих мер. 

Участники конференции затронули тему нормативно-правового регулирования в Китае. А.В. Макаров, д.ю.н., проф. и А.С. Жукова, аспирантка ЧитГУ, представили доклад «Коррупция: опыт успешной борьбы Китая и реальность современной России». Объектом исследования явилось понятие коррупции, ее сущности, типологии и мер по борьбе с нею в контексте опыта противодействия коррупции в Китайской Народной Республике. Проанализированы некоторые тенденции борьбы с коррупцией и меры по борьбе с ней в Китае, такие, как разработка плана по борьбе с коррупцией, модернизация законодательной базы, усовершенствование государственного управления как составной части системы антикоррупционных мер. Авторы пришли к выводу, что разработка и усовершенствование мер по подавлению и предупреждению коррупции – это основополагающая задача борьбы с коррупцией в КНР. Успех в борьбе с коррупцией, помимо политической воли высшего руководства страны, также требует необходимых институциональных изменений во всем государственном механизме, как и в России, поэтому возможность использования опыта КНР в борьбе с коррупцией для России может быть полезным для развития правового государства и профилактики преступлений коррупционной направленности.

В.А. Сухомлинов, н.с., посвятил свой доклад исследованию развития института прокуратуры в КНР, в котором давался анализ системы правовых актов, регламентирующих задачи, функции, структуру органов прокуратуры, а также способы и методы прокурорского надзора в Китае. Так, в 1949 г. в процессе формирования всей системы власти в стране предпринимались первые шаги к созданию этого института. Однако повсеместно органы прокуратуры были организованы лишь после принятия первой Конституции КНР в 1954 г. Образцом послужила система органов прокуратуры, существовавшая тогда в Советском Союзе. Новый импульс к развитию института прокуратуры был дан с началом проведения реформ в КНР в конце 1970-х-начале 1980-х годов. Конституция 1982 г. закрепила основные функции, полномочия и структуру органов прокуратуры. Более подробная регламентация институтов прокуратуры появилась с принятием в 1979 г. Закона КНР «Об организации народной прокуратуры», существенно изменённым в 1983 г. (приведён к требованиям Конституции 1982 г.), а также Закона КНР «О прокурорах», вступившем в силу 1 июля 1995 г. (поправки к Закону приняты 30 июня 2001 г.). В этом Законе наиболее важными по значению являются функции прокуратуры в рамках системы уголовного преследования. В принятом в 1979 г. Уголовно-процессуальном кодексе КНР (в редакции 1996 г.) прокуратура как правоохранительный, надзорный орган, а также как сторона государственного обвинения наделяется широким кругом полномочий. В настоящее время, отмечалось в докладе, прокуратура играет огромную роль в системе правоохранительных органов КНР. Осуществляя надзорные функции за ведением уголовного следствия и административного расследования, судопроизводства и исполнения приговоров, она обеспечивает соблюдение законности в стране, что в свою очередь, гарантирует стабильность общества в целом. Важна роль органов прокуратуры в борьбе с коррупцией и взяточничеством, активно проводимой в Китае.

Трощинский П.В., к.ю.н., освещая вопросы нормативно-правового регулирования защиты интеллектуальной собственности в законодательстве современного Китая, подчеркнул, что развитие, совершенствование и защита рассматриваемого правового института является одной из важнейших задач правоохранительных органов КНР. По мере успешного осуществления экономических преобразований в стране, открытия Китая внешнему миру, интеграции в международное сообщество, китайское государство встало на путь создания отвечающей принципам и нормам международного права системы охраны прав интеллектуальной собственности. Для этого руководством Китая с начала осуществления политики реформ и открытости был предпринят ряд законодательных и практических мер в указанной сфере.

В современном Китае вопросы защиты и использования интеллектуальной собственности, отмечалось в докладе, играют все более важную роль в коммерческой, производственной и внешнеэкономической деятельности предприятий и организаций всех форм собственности. Интеллектуальная собственность является одним из наиболее мощных стимуляторов прогресса во всех отраслях развития китайского общества, именно поэтому ей уделяется самое пристальное внимание. Однако работа по совершенствованию правового регулирования вопросов защиты авторского права и смежных прав, патентного права и права на торговые знаки все еще требует своего продолжения и совершенствования.

Система китайского законодательства в сфере интеллектуальной собственности в настоящее время, по оценке автора, достаточно сформирована и соответствует общим принципам международного права. Китайскими юристами и учеными активно изучается международный опыт в области интеллектуальной собственности, принимаются государственные программы развития этого института в КНР на многие годы вперед, в которых предусмотрено принятие необходимых актов правотворчества для более полного урегулирования вопросов интеллектуальной собственности.

На конференции было посвящено несколько сообщений политической истории КНР. В выступлении д.и.н., проф. Ю.М. Галеновича об истории процесса политических преобразований КНР отмечалось, что кардинальные политические изменения в Китае произошли в 1949 г., когда власть взяла КПК во главе с Мао Цзэдуном. Тогда была создана та политическая система – ЧЖЭНЧЖИ ЧЖИДУ, главной задачей которой является сохранение власти в государстве правящей политической партией, то есть власти КПК в КНР. С тех пор политическая система в государстве в основе своей остается неизменной, хотя в то же время, отмечает докладчик, на протяжении всего времени существования КНР, так или иначе, происходит процесс политических преобразований. Выбор путей существовал и существует; альтернативы, преобразования предлагались, в какой-то степени начинали осуществляться, но не приводили к коренным изменениям. Стержнем политической системы остается принцип полной власти или абсолютного руководства – ЦЗЮЕДУЙ ЛИНДАО над вооруженными силами и государственным механизмом со стороны правящей в КНР Коммунистической партии. При этом внутри руководства КПК, по словам автора, практически всегда существовала альтернатива.

Автор постоянно возвращался к вопросу об историческом процессе политических реформ в Китае. Так, в середине 1960-х годов председатель Постоянного комитета ВСНП Пэн Чжэнь ратовал за то, чтобы перед законом все были равны – ЖЭНЬ ЖЭНЬ ПИНДЭН. По сути дела, это было выступление за то, чтобы упразднить произвол, самовластие, диктатуру Мао Цзэдуна.

Итогом последнего по времени пленума ЦК КПК, состоявшегося в октябре 2010 г., является упор на неизменности положения КПК у власти в стране. Очевидно, что борьба внутри КПК продолжается. При этом в КНР критикуют КПСС за то, что сначала она допустила «ревизионизм» – СЮЧЖЭН ЧЖУИ при Н.С.Хрущеве, а затем «гуманный демократический социализм» – ЖЭНЬДАО МИНЬЧЖУ ШЭХОЙ ЧЖУИ при М.С.Горбачеве.

Таким образом, КПК, по сути дела, занята сохранением своей абсолютной власти – ЦЗЮЕДУЙ ЛИНДАО над государством и обществом. В целях сохранения этой власти она применяет такие приемы, как декоративные или лозунговые изменения, но не допускает перемен по существу. Автор пришел к выводу, что КПК остается правящей политической партией, которая определяет курс в том, что касается внутриполитических перемен в КНР. На пути существенных изменений внутриполитического характера продолжает находиться такое препятствие, как отношение приверженцев и последователей политического курса, который осуществлялся во времена правления Мао Цзэдуна, к таким понятиям как человечность, совестливость, свобода, демократия. И, тем не менее, процесс политических преобразований продолжается и, в конечном счете, его вряд ли можно остановить. 

Гудошников Л.М. проф., д.ю.н., в докладе «Организация и функции военного контроля в новоосвобожденных районах Китая и в КНР (конец 1940-х – начало 1950-х годов ХХ в.)» посвятил вопросу военного контроля, возникшего в ходе контрнаступления Народно-освободительной армии Китая 1947 г. Как трактовалось в докладе, это контрнаступление вылилось в широкое наступление, которое привело к краху гоминьдановского режима на материковой части страны. Развитие революции в форме гражданской войны возложило на вооруженные силы КПК организацию управления в новоосвобожденных районах. Создавать новый аппарат из людей, по большей части не имевших городского опыта, в короткие сроки было невозможно. Для этого была выработана новая форма организации революционной власти – военно-контрольные комитеты (ВКК), которые создавались, как правило, в крупных и средних городах.

Вопрос о военном контроле, отмечалось в докладе, тесно связан с вопросом о военном присутствии в государственном аппарате. Военные явились главным резервуаром кадров для всего политического аппарата страны (государственных и партийных органов, общественных организаций). Об этом свидетельствует, в частности, Директива народно-революционного военного совета от 8 февраля 1949 г. (она вошла в избранные произведения Мао Цзэдуна под названием “Превратить армию в рабочий отряд”). Директива обязывала военные кадры “учиться управлять городами”. Процесс выдвижения армейских кадров в аппарат управления был естественным в период гражданской войны. Однако армия оставалась главным резервом формирования органов государства и после образования КНР. Военный контроль возродился в годы “культурной революции”, но в совершенно другом качестве – как орудие борьбы внутри аппарата власти.

Военный контроль не распространялся на существовавшие вплоть до конца восстановительного периода производственные предприятия при аппарате – пережиток политики самообеспечения военного времени. Не устанавливался он и над частными предприятиями. Для государственного регулирования их деятельности вводилась система промышленно-торговой администрации в составе городских и вышестоящих народных правительств.

Мельникова Н.И., с.н.с., подвергла анализу позицию Линь Бяо в сложившейся критической ситуации во взаимоотношениях КПК и Гоминьдана в январе 1941 г., известной в литературе как инцидент с Новой 4-й армией. На основании документов она пришла к выводу, что Линь Бяо не поддерживал позицию Мао и его сторонников, не считал инцидент началом раскола единого фронта и началом новой гражданской войны в стране, а считал его одним из крупных, но преодолимых трений с Гоминьданом и выступал за мирное урегулирование конфликта. В докладе дана оценка ситуации, анализ ее причин и перспектив дальнейшего сотрудничества партий в рамках единого фронта, которые свидетельствуют о реалистичном подходе Линь Бяо к разрешению конфликта, что было необходимо для продолжения антияпонской войны и для решения главной задачи – борьбы за национальную независимость страны.

Предметом доклада к.и.н. Сотниковой И.Н. стала общественная и политическая жизнь видной деятельницы Гоминьдана мадам Сунь Ятсен (1893-1981), более известной под именем Сун Цинлин, которая после образования КНР работала в высших эшелонах власти и стала живым символом нового Китая. По словам автора, выступления и публикации тех лет свидетельствовалио том, что ее мировоззрение целиком и полностью находилось в русле политики партии и основывалось на высказываниях Мао Цзэдуна. В докладе дана оценка деятельности и большого авторитета Сун Цинлин, который она завоевала как внутри страны, так и на международной арене и, бесспорно, признана одной из величайших женщин ХХ века.

К.и.н. Смирнов Д.А. затронул тему причин распада СССР, которая постоянно остаётся в поле зрения китайских политологов. В докладе отмечался непреходящий интерес в Китае к событиям, предшествовавшим и сопровождавшим распад СССР, несмотря на то, что  после этих событий прошло уже 20 лет. Эта тема целенаправленно и планомерно продолжает изучаться на всем протяжении этого времени  с выходом на поиски обусловленных глубинными причинами закономерностей развития социализма в СССР и на попытки теоретических обобщений «уроков» развала Советского Союза для Китая. В докладе сделан вывод, что среди важнейших факторов, обусловивших развал советской сверхдержавы, на первое место китайские эксперты ставят догматизм в руководстве страной, приведший к прогрессирующему отставанию в экономическом и научно-техническом развитии, отрыв правящей партии от народа, чрезмерную уступчивость давлению Запада. При этом подчеркивается, что внешний фактор создавал условия для перемен, а внутренний составлял опору перемен, внешний фактор воздействовал через внутренний развал СССР. Устранение от власти КПСС произошли именно в соответствии с данной закономерностью.

На тему «Китайская диаспора» выступили 3 участника конференции. М.н.с. А.В. Афонасьева в докладе «Инновационные компании реэмигрантов в КНР: современное состояние, проблемы и перспективы развития» отметила, что более 70% компаний, созданных реэмигрантами – «хайгуй», вернувшимися на родину китайскими специалистами, получившими образование и опыт работы за рубежом, ориентировано на разработку и развитие инновационных продуктов. Несмотря на меры правительства КНР по стимулированию разработок, развития и продвижения новых и высоких технологий, существует ряд проблем, препятствующих развитию инновационных компаний реэмигрантов.

В докладе приведены основные схемы и слагаемые успеха создания компаний реэмигрантами, освящены проблемы, с которыми сталкиваются «хайгуй» при создании инновационных компаний в КНР, и меры по минимизации данных проблем, предложенные китайскими экономистами. Сделан вывод о целесообразности изучения и частичного использования опыта КНР для стимулирования разработок, развития и продвижения инновационных продуктов в России.

Доклад к.и.н. Г.А. Степановой «Реэмигранты – особая прослойка населения Китая» посвящен вернувшимся на родину китайцам, которых насчитывается в стране 30 млн. человек. Указаны основные районы их расселения, прослеживается политика руководства КНР в отношении реэмигрантов, названы официальные документы, принятые в отношении этой категории населения, права и льготы, предоставляемые ей. Отмечаются также основные сферы, в которых заняты реэмигранты и общественные организации, занимающиеся их делами.

П.В. Коновалов, к.ю.н., в докладе «Рамки правового поля трудовой миграции в Россию» отметил, что сегодня РФ является страной с высокой иммиграционной привлекательностью. Особенно важно учитывать высокий уровень иммиграции в те регионы, где явно прослеживается низкий уровень населенности, в первую очередь, речь идет о Дальневосточном федеральном округе. В соответствии с официальными данными, Сибирь и Дальний Восток потеряли более 350 тыс. своих жителей, что составляет более половины (52%) перераспределенного между округами населения. Почти 70% общего сокращения численности населения Дальневосточного федерального округа и 40% Сибирского федерального округа сложились за счет миграционного обмена населением между округами. Явный перевес в миграционных потоках прослеживается в регионах, которые приближены к границам Китая. А именно, это Приморский край, Хабаровский край и Амурская область. Все это указывает на то, что соотношение мигрантов и граждан России внутри страны растет не в пользу коренного населения, а иммиграция из Китая продолжает расти. Подчеркивалось, что законодательство в сфере миграции продолжает формироваться, а анализ действующих в рассматриваемой сфере нормативных актов не позволяет выявить конкретно сформулированную цель регулирования отношений в сфере миграции. В действующих нормативных актах трудно усмотреть и достаточные принципы регулирования трудовой миграции в стране. В докладе проанализированы Федеральные законы: «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию», «О беженцах», «О занятости населения в Российской Федерации», «О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации». Самое главное, по мнению автора, это то, что в настоящее время и на протяжении уже достаточно продолжительного срока в стране не действует нормативный акт, содержащий в себе концептуальные основы регулирования миграционных процессов. Действующее в сфере трудовой миграции правовое поле характеризуется частыми изменениями. Это, в первую очередь, касается непосредственно Федерального Закона № 155-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан», Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, а также других нормативных актов.

Докладчик отметил, что, в свою очередь, отношения между России и Китаем по вопросу трудовой миграции и освоению российских территорий нашли отражение в ряде нормативных актов, касающихся непосредственно этих двух государств. Например, по вопросу совместного использования лесных ресурсов принято Постановление Правительства РФ от 26.09.2000 N 723 "О заключении Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Китайской Народной Республики о сотрудничестве в совместном освоении лесных ресурсов". В числе прочего оно предусматривает оказание содействия в решении вопросов, связанных с оформлением въезда, выезда, временного проживания и трудовой деятельности граждан КНР, направляемых в Российскую Федерацию для реализации соответствующих договоров, в соответствии с законодательством РФ и КНР. Приведенный нормативный акт указывает на открытость России к иммиграционной политике Китая. Это подтверждается и другими нормативными актами. Кроме этого, говоря о возможностях въезда на территорию России граждан Китая, стоит учитывать и нелегальную миграцию.

Итак, трудовая миграция в Россию приобрела ярко выраженный специфический характер. Она масштабна, устойчива и циклична, целенаправленна и поддерживается, как минимум, соответствующими общественными организациями иностранных граждан. Установить истинное количество трудовых мигрантов в России не представляется возможным. Это, в первую очередь, связано с тем, что мигранты въезжают, руководствуясь собственными потребностями, а не в зависимости от действующей миграционной политики России. В данном контексте следует упомянуть о допустимом пороге миграции, или иначе о «критическом пороге». Эти цифры варьируются от 5 до 17-20%.

П.В. Коновалов обратил внимание, что проведенный анализ дает достаточно оснований полагать, что так называемый критический порог миграции в России уже достигнут и положение продолжает усугубляться. Что же происходит в случае его преодоления? С одной стороны, у коренного населения возникают чувство дискомфорта, укрепляются ксенофобские настроения, и на этой почве возрастает вероятность межнациональных конфликтов, поскольку при достижении определенной численности мигранты перестают ассимилироваться, не принимая культурных и иных традиций принявшего их региона. Они живут в рамках своих общин, свойственных им традиций и культурных ценностей, пренебрегая традициями и устоями принявшего их общества. Что в настоящее время уже можно наблюдать в регионах, наиболее подверженных иммиграции. Этому, в первую очередь, способствует содержание миграционной политики в стране. Положение, особенно нелегальных трудовых мигрантов в России, нередко располагает их к совершению разной степени тяжести преступлений, в том числе и против личности.

С другой же стороны, преодоление допустимого порога мигрантов связано с социально-экономическими отраслями жизни региона, которые подвергаются существенному воздействию миграции, где коренное население региона может оказаться в худшем положении, чем мигранты. Здесь следует говорить о таких факторах, как возрастающая загруженность медицинских учреждений, образовательных учреждений, особенно школьного и дошкольного образования, существенная деформация рынка труда, особенно в сферах торговли, услуг, строительства и другие обстоятельства. Как нередко отмечается в работах, посвященных трудовой миграции, рынок труда в стране, особенно в регионах, наиболее подверженных трудовой миграции, приобретает ярко выраженный национальный характер и связанный с этим ограниченный доступ к отдельным сферам приложения труда, а также их специфическую криминализацию.

В докладе дана оценка проблемы в связи с уходом трудоспособного населения с рынка труда, в том числе женщин, родивших детей. В частности, она особенно актуальна для регионов Дальнего Востока.

В заключение автор делает вывод о том, что миграционная политика страны остается не сформулированной. Это приводит к серьезным нежелательным последствиям как для интересов российского гражданского общества, так и государства, влияя, в первую очередь, на социальную, экономическую сферы и сферу  правопорядка. Сложившаяся ситуация не способствует созданию условий для демографического развития страны, в первую очередь за счет естественного прироста. Действующий иммиграционный режим не отвечает интересам российского гражданского общества, отдельных граждан и государства в целом. С этой точки зрения, привлечение в страну мигрантов должно представлять собой способ – средство для решения ряда экономических задач, направленных на создание условий роста как социальных, так и истинных демографических показателей. При этом одной из задач миграционной политики в сфере трудовой миграции должна стать защита национального рынка труда. Другими словами, трудовую миграцию следует рассматривать исключительно как косвенный способ улучшения демографической, социальной и экономической ситуации в стране.

Тема «Синьцзян» вызвала большой интерес на конференции. Своим предметом исследования к.э.н. Баженова Е.С. избрала экономические и демографические аспекты современного Синьцзяна. С ее точки зрения, геоэкономическая позиция Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР (СУАР) – географическое положение в самом центре Евразии, огромная территория, которая составляет 1/6 площади КНР, и богатейшие запасы природных ресурсов на перспективу – может сделать его в высшей степени привлекательным для инвестиций из восточных провинций Китая, а также близлежащих государств. Подчеркивалось, что такие географические и этнографические преимущества его расположения имеют большое значение для перспектив развития технико-экономического сотрудничества со странами ШОС.

В докладе отмечалось, что в рамках новой стратегии преимущественного развития западных районов и экономики Китая в целом на перспективу Синьцзяну отводится достаточно важная роль. Синьцзян становится важной энергетической базой Китая. Общий объем энергетических ресурсов в СУАР оценивается в 2,2 трлн. т, или 40% от общего объема в Китае. По уровню социально-экономического развития среди западных районов Синьцзян занимает ведущие позиции, по отдельным видам производства может конкурировать и с другими провинциями страны.

Китай делает ставку на индустриально-экономическое развитие Синьцзяна, в масштабах Центральной Азии СУАР – это регион с крупной и развитой экономикой, где промышленные товары составляют 67% экспорта, темпы роста ВВП в среднем 8,5% в год. Специфическое положение Синьцзяна на новом Шелковом пути способствует его превращению в важнейшее место для транзита капиталов и организации производства. Будучи для Китая воротами на Запад на важнейшем участке нового Шелкового пути, Синьцзян имеет возможность развивать открытую промышленную зону, ориентированную на рынки Центральной Азии, в том числе на рынки стран ШОС.

По мнению Е.С. Баженовой, опыт Китая в деле освоения обширных западных районов несет ряд позитивных моментов, могущих быть полезными для усиления азиатских регионов РФ. Совместные транспортные и энергетические проекты, участие Китая в освоении природных ресурсов приграничных районов России может внести свой вклад и в решение региональных проблем наших двух стран. Для России очень перспективно в той или иной форме подключение к планам развития западных районов Китая. Это направление сегодня является важным резервом для расширения российско-китайского торгово-экономического сотрудничества.

Т.В. Лазарева, к.и.н., представила доклад «Развитие и прогресс Синьцзяна» (по материалам китайской печати). В докладе уделялось внимание вопросам экономического развития региона, социально-политической стабильности, культуре. Подчеркивалось, что за период после начала проведения Китаем политики реформ и открытости в Синьцзяне произошли значительные перемены. Сейчас регион находится на стадии ускоренного социально-экономического развития. По мнению правительства, по историческим и природным причинам в регионе по-прежнему существуют многие трудности и серьезные вызовы, мешающие развитию и сохранению стабильности.

В докладе отмечалось, что правительство разработало стратегию и национальную политику, способствующую развитию региона. В 2000 г. началось осуществление стратегии освоения Запада, в которой Синьцзяну было отведено важное место. Большое внимание было уделено развитию сельского хозяйства, промышленности, созданию инфраструктуры и защите окружающей среды. Синьцзян обладает богатыми сельскохозяйственными ресурсами. Ускоренными темпами развивается животноводство, его доля в сельскохозяйственном производстве составила 27%, в 2008 г. было произведено 1,75 млн.т мяса. Постепенно создается современная индустриальная система, включающая нефтяную, угольную, металлургическую и энергетическую отрасли, производство стройматериалов и текстильных изделий. Постоянно увеличивается использование информационных технологий, снижаются энергозатраты, усиливается контроль над вредными выбросами. Идёт активная реализация социальных проектов, в первую очередь образования и медицинского обслуживания. Существенной составной частью культуры Китая являются древние языки народов Синьцзяна, уделяется внимание получению образования на родном языке.

В идеологическом плане правительство автономного района провозгласило лозунг «Все обладают идеологией единства, все понимают национальную политику, все делают всё для единства». Как отмечалось, народы Синьцзяна на практике осуществляют принцип «три не отрываться: ханьцы не должны отрываться от нацменьшинств, нацменьшинства не должны отрываться от ханьцев и нацменьшинства не должны отрываться друг от друга». Синьцзян с давних пор отличался поликонфессиональностью. На территории Синьцзяна исповедуют ислам, буддизм, христианство, даосизм. Как подчеркивается в китайских средствах массовой информации, развитие и прогресс Синьцзяна в условиях единого многонационального государства и стабильного общества также является результатом борьбы всех народов за национальное единство. Вместе с тем, уже многие годы сторонники создания «Восточного Туркестана» в Китае и за рубежом пропагандируют сепаратизм, занимаются террористической деятельностью, подрывают национальное единство и мешают прогрессу.

Т.В. Лазарева пришла к выводу, что в Синьцзяне, несмотря на достигнутый в последние годы значительный прогресс, потенциал еще далеко не исчерпан. Большую роль может сыграть реализация ускоренного плана по развитию Синьцзяна на ближайшие годы. Успешное экономическое развитие является одним из условий обеспечения стабильности в СУАР, мощным рычагом воздействия на общество. Это четко осознается руководством страны.

Последний блок докладов посвящался Тайваню. С.н.с. А.Л. Верченко отметила некоторые особенности избирательной кампании и выборов 2010 г. на Тайване. Выборы 2010 г., как и предыдущие, показали рост влияния независимых кандидатов, которые получили вполне ощутимое количество голосов на низовом уровне: в городских собраниях и, особенно среди глав городских районов. Рост числа сторонников независимых кандидатов ставит перед двумя главными политическими партиями Тайваня задачу расширения работы среди этой части электората с целью привлечения на свою сторону большего числа выборщиков. Увеличение числа независимых кандидатов является показателем отсутствия единства в рядах Гоминьдана и ДПП, поскольку т.н. «независимые» – это часто вчерашние партийцы, не сумевшие добиться выдвижения в качестве главного кандидата от своей партии, не подчинившиеся дисциплине партии и вышедшие из членов партии, не пожелав побороть свои амбиции. Обычно это политики, хорошо знающие нужны избирателей своего района, использующие в предвыборной платформе идеи, привлекательные для среднестатистического избирателя. Рост числа сторонников независимых кандидатов свидетельствует о том, что растет число выборщиков, которые отходят от поддержки программы партии и исходят больше из своих интересов.

Основными вопросами избирательной кампании 2010 г. стали безопасность острова в свете отношений с материком, здравоохранение и безработица. Вокруг этих проблем формировались программы и предвыборные обещания практически всех кандидатов. Серьезная борьба кандидатов разгорелась за голоса неопределившихся избирателей, которые не приемлют ни независимость Тайваня, ни объединение с континентом. Выборы показали, что в целом расстановка политических сил в центральной и северной частях острова кардинально не изменилась, Гоминьдан не потерял территорию своего преимущественного влияния, а, следовательно, по мнению генерального секретаря партии Цзинь Пуцуна, не потерпел поражения.

Выборы показали, что на Тайване параллельно с общественным прогрессом и изменением политической культуры идет процесс трансформации поведения и избирателей и избираемых, а также избирательных технологий. Стирается четкая грань между районами влияния Гоминьдана и ДПП, идет процесс размывания их территориальных баз. Если ранее на севере и в центре острова доминировали сторонники Гоминьдана, то теперь их позиции ослабляются. Растет (особенно на юге) число независимых кандидатов, выражающих интересы избирателей, которые защищают свои конкретные интересы и далеки от высоких целей и теоретических программ партий.

В докладе констатировалось, что для получения поддержки электората кандидаты в выборной кампании 2010 г. сочетали элементы традиционного, рационального и эмоционального. На прошедших выборах ни одна из партий не одержала ярко выраженную победу. Обе партии не удовлетворены итогами. Ма Инцзю очень сдержанно комментировал итоги голосования. Генсек Гоминьдана Цзинь Пуцун признал, что результаты голосования являются предупреждением для партии. Цай Инвэнь, констатировав «почетное поражение», отметила, что выборы не оправдали ее ожидания, но она не намерена покидать пост председателя партии. В данной ситуации, по мнению докладчика, главное - не выяснение того, кто одержал победу, а то, как будут реализованы результаты прошедших выборов и что они могут дать для предстоящих выборов президента.

Е.Н. Степанова, м.н.с., ИДВ, в докладе «Женщины и власть на Тайване» подчеркнула наличие тенденции к повышению политического статуса женщин на Тайване. Она констатировала, что этому способствовали меры правительства по повышению гендерного равенства и женского представительства в структурах власти, такие как повышение пропорционального представительства женщин в выборных институтах, выделение на выборах специальных партийных квот для женщин, как и общая модернизация политической культуры в тайваньском обществе. Отмечалось более активное присутствие женщин в парламенте по сравнению с такими странами со сходным уровнем развития, как, например, Южная Корея и Япония. По мнению автора, ввиду роста политической активности женщин и изменения в обществе отношения к их участию в социально-политической жизни, значение женского электорального ресурса как политического фактора на Тайване будет возрастать.

Итоги конференции подвел в заключительном слове председатель оргкомитета, руководитель ЦПИК к.и.н. Д.А. Смирнов. Он отметил, что научная работа ЦПИК ИДВ РАН в значительной степени будет продолжаться в направлении исследований актуальных проблем, которые были затронуты на указанной конференции. Доклады и сообщения будут опубликованы в одном из выпусков “Информационных материалов” ЦНИД ИДВ.

 

 

Т.Г. Герасимова,

старший научный сотрудник

ЦПИК ИДВ РАН

Обновлено 11.07.2011 22:06
 
Издания ИДВ РАН
Электронная библиотека ИДВ РАН / Scientific Digital Library of IFES RAS
————————————
Проблемы Дальнего Востока
The Far Eastern Affairs
————————————
Китай в мировой и региональной политике
China in World and Regional Politics
————————————
Японские исследования / Japanese Studies in Russia
————————————
Вьетнамские исследования
The Russian Journal of Vietnamese Studies
————————————
Восточная Азия: факты и аналитика / East Asia: Facts and Analytics
————————————
Персональные блоги/сайты
Copyright © 2012 ИДВ РАН При полном или частичном использовании материалов сайта ссылка на источник(www.ifes-ras.ru)обязательна.