ИДВ РАН  
 
21.05.2019 г.  
О XIII-й конференции корееведов Печать
07.04.2009 18:33

30-31 марта 2009 г. в Москве в Институте Дальнего Востока РАН состоялась очередная ежегодная, ХIII-я конференция корееведов России и стран СНГ «Корейский полуостров: время новых вызовов».

Несмотря на некоторые трудности, вызванные экономическим кризисом, конференция прошла в том же формате, в котором проходили конференции прошлых лет. Свыше 90 участников, почти 40 докладчиков и десятки выступивших в прениях, обширная география (Москва, Санкт-Петербург, Хабаровск, Владивосток, Сургут, Новосибирск, Нукус, и др.). Отмечено активное участие молодых специалистов и студентов - корееведов различных вузов Москвы

Конференция открылась выступлением директора ИДВ РАН академика М. Л. Титаренко, отметившего, что текущий год действительно является «временем новых вызовов» как для Корейского полуострова, так и для Северо-Восточной Азии в целом. Здесь и общее влияние мирового экономического кризиса; и несформировавшаяся еще политика нового руководства США в корейском вопросе; и очередные проблемы в урегулировании так называемой «северокорейской ядерной проблемы»; и определенные сложности во внутриполитической ситуации КНДР, породившие новый виток споров об устойчивости и перспективах ее режима; и перспективы развития Южной Кореи при новом президенте и в столь непростых условиях. В такой ситуации задача российских ученых – подготовить развернутый анализ тенденций, на основании которых наша страна смогла бы выстраивать свою политику в регионе.

Все перечисленные выше темы нашли отражение в докладах и обсуждениях. В первую очередь, это касается ситуации на шестисторонних переговорах и их перспектив, чему была посвящена целая серия докладов.

Было отмечено, что для некоторых участников переговоров денуклеаризация Корейского полуострова так и не стала основной целью. США, так или иначе, продолжают курс на смену режима в КНДР или поддержание такого уровня напряженности вокруг этой страны, который бы оправдывал создание ПРО, сохранение сил передового базирования и военно-политические комбинации, направленные против совсем не Северной Кореи, а иных стран региона. Фундаментальной целью американской политики, не слишком зависящей от текущей администрации, является создание на Корейском полуострове объединенного государства, которое стало бы глобальным партнером США.

Сюда же относятся попытки Японии протащить в программу переговоров вопросы, не имеющие никакого отношения к ракетно-ядерной тематике и являющиеся сугубо двухсторонними и под предлогом их нерешенности уйти от выполнения своих обязательств по решению ядерной проблемы.

Можно задаться вопросом и о том, насколько РК соблюдает свои обязательства не иметь, не хранить и не транспортировать ЯО. Скажем, является ли нарушением ДНЯО наличие в южнокорейских водах американских кораблей с ЯО на борту?

Тем не менее, отмечалось на конференции, прерывать шестисторонние переговоры нельзя. Во-первых, это та ситуации, когда сам процесс важнее его результата, так как вовлечение стран в переговоры позволяет лучше понимать друг друга и воздерживаться от крайностей. Во-вторых, шестисторонние переговоры – это шанс для России сохранять влияние на ситуацию.

В-третьих, следует отметить, что процесс переговоров всегда шел как бы волнообразно, и его не раз «хоронили».

Иное дело, что оба основных участника переговоров – КНДР и США – имеют тенденцию воспринимать конструктивную позицию оппонента как признак слабости и повод для «развития успеха». Так, в ответ на конструктивные шаги КНДР по демонтажу своего ядерной программы США немедленно попытались протолкнуть идею досрочного проведения инспекций.

Наибольшие сложности в переговорном процессе впереди. Они связаны не только с интерпретацией договоренностей, но и с техническими вопросами: «Как будет проходить верификация? Каков будет характер инспекций и их масштабы? Будет ли осуществляться вывоз проб за пределы КНДР?»

Какие могут быть решения? После ядерной сделки между Индией и США, которая противоречит нормам нераспространения ЯО, логично предположить, что переговоры должны развиваться по «индийской модели», тем более что речь идет о постепенном признании за КНДР ядерного статуса. Северная Корея готова к торгу, однако она учитывает нынешнее состояние практики применения международного права, при которой отсутствуют гарантии соблюдения соглашений. Достаточно отметить, что Рамочное соглашение, которое в КНДР считают юридически обязывающим документом, США в качестве такового не рассматривают.

Самая правильная тактика в отношении КНДР – не воспринимать эту страну как изгоя или неудачника, по отношению к которому правомерно применять двойные стандарты. КНДР является членом ООН и со своей стороны, как минимум, соблюдает букву закона в том объеме, в котором это предписано ООН на данный момент.

Мир на пороге ядерного ренессанса. Через 20 лет мощность ядерной энергетики мира возрастет в 5 раз, а отсутствие опыта, кадров и юридических норм создают много угроз для режима нераспространения яо. На фоне этих процессов попытка запретить Северной Корее доступ к мирным ядерным технологиям выглядит нонсенсом.

В отношении готовившегося в дни проведения конференции запуска спутника отдельные участники высказали мнение, что основное назначение этого запуска – не испытания баллистической ракеты, а политическое: это типичное для КНДР жесткое зондирование позиции оппонентов и попытка таким образом подтолкнуть их к диалогу.

С точки зрения российских ученых, ажиотаж вокруг ракетной проблемы КНДР излишен. Достаточно сравнить реакцию международного сообщества на неудачный запуск северокорейского спутника и вполне удачное испытание индийской или иранской ракет.

Тенденции развития ситуации увязывались с анализом грядущей политики нового президента США. К нынешнему времени можно говорить о двух направлениях в американской внешней политике. С одной стороны, в условиях финансового кризиса США вынуждены активизировать свою политику в АТР. Х. Клинтон старается дистанцироваться от политики предыдущей администрации, а во время своего азиатского турне назвала недостаточно обоснованными аргументы Дж.Буша, касавшиеся обвинений КНДР в создании тайной урановой программы.

С другой – продолжается бряцание оружием, примером чего стало проведение в марте 2009 г. крупномасштабных маневров на Корейском полуострове, в ходе которых прорабатывалась стратегия захвата КНДР.

Ситуация в КНДР также была объектом пристального рассмотрения. Отмечалось, что основная причина нынешней политики «приоритета армии» - сонгун - затяжной экономический кризис. В сложившихся условиях истощенный рабочий класс уже не является опорой власти и, более того, существует риск роста напряжения именно в этой среде. Самой дисциплинированной и лояльной силой становится армия, на которую ложится решение не только военно-политических, но и экономических задач. Кроме этого, оправдание поддержания военного потенциала страны связывают и с внешнеполитической ситуацией.

Интересно, что с политикой «сонгун» в КНДР связывают сохранение мира в Корее: если бы Северная Корея придерживалась иной политики, то на полуострове давно началась бы война. Именно поддержание обороноспособности на должном уровне подталкивает внешний мир к решению проблем с КНДР путем диалога.

По мнению идеологов «сонгун», строительство могучей державы в политическом смысле почти завершено, осталось восстановить экономику, которая должна минимально зависеть от внешних факторов. Эту задачу предполагается решить к 2012 г., но эта дата носит пропагандистский характер, так как связана со столетием со дня рождения Ким Ир Сена. К тому же, заявленный уровень, к которому надо стремиться, не превосходит показатели уровня жизни конца 1980-х.

В отношении перспектив режима отмечалось, что рассуждения об «устойчивости КНДР» в значительной степени базируются на анализе разнообразных рейтингов, методика проведения которых достаточно часто бывает некорректной, не говоря уже о влиянии на процесс ангажированных взглядов самих экспертов или их спонсоров. Именно поэтому в трудах западных политологов уже два десятилетия муссируется вопрос о том, что КНДР «неминуемо распадется в течение ближайших двух – трех лет». Между тем, легитимность режима на данный момент достаточно высока, и власть контролирует ситуацию.

При оценках внутриполитической ситуации надо принимать во внимание то, что большинство прогнозов опирается на косвенные данные. Разговоры о преемнике или внутриполитической борьбе в руководстве КНДР нередко являются спекуляциями, построенными на сомнительных данных.

Что же до «китайского фактора», то КНДР и КНР остаются военно-политическими союзниками, между которыми хватает разногласий. Так, в вопросах, касающихся безопасности страны, Пхеньян китайцев особенно не слушает, и если будет принято решение о втором ядерном испытании (его прогнозирует ряд политологов), его проведут, невзирая на протесты Пекина. Однако, даже эта ситуация не приведет к полному разрыву или радикальному изменению модели отношений двух стран.

В отношении внутриполитической ситуации в РК и межкорейского диалога было отмечено, что в РК произошла радикальная смена политического курса, похожая на смену курса США при переходе власти от Клинтона к Бушу. «Исправления радикального уклона» в политике на северокорейском направлении превратились в откат к временам Ким Ён Сама.

Формально новое руководство РК говорит о политике «сосуществования и сопроцветания». Однако северяне воспринимают эту линию как отступление от основополагающих принципов межкорейского сотрудничества, зафиксированных в документах 2000 и 2007 гг.

Основой изменившейся стратегии является то, что межкорейские отношения, которые ранее воспринимались как нечто специфическое и не тождественное обычным межгосударственным отношениям, теперь сводятся Сеулом именно к последним. Между тем, старая модель предусматривала запрет на критику партнера, невмешательство в его внутренние дела. Сеул же делает прямо противоположное, критикуя КНДР и присоединяясь к антисеверокорейским проектам резолюций ООН.

В КНДР не приняли политику Сеула в отношении Пхеньяна под лозунгом «Денуклеаризация, открытость, 3000» как явно неравноправную. Денуклеаризация не является внутрикорейской проблемой, и РК, по сути, занимается не своим делом. Опыт итогов российской перестройки северянам тоже известен. И потому они не без оснований подозревают Юг в намерении сменить у них режим. 3000 долларов предполагаемого годового дохода на душу населения в КНДР посте реализации программы денуклеаризации и открытости, - отсылка к показателям РК перед Олимпийскими играми 1988 г.

Экономическая секция во многом была посвящена актуальным проблемам экономического развития Республики Корея и состоянию и перспективам ее взаимодействия с Россией. Доминировала тема кризиса, вызвавшая довольно оживленную дискуссию, касающуюся способности Республики Корея преодолеть данный этап.

В представленных докладах, посвященных анализу современного экономического развития РК и вызовам со стороны текущего мирового финансового кризиса, были озвучены разные подходы к рассмотрению причин, основных тенденций и последствий этого кризиса относительно южнокорейской действительности. Получили освещение как современные проблемы и вызовы, с которыми сталкивается Южная Корея в стремлении преодолеть понижательные тенденции в прежде высокодинамичном развитии, так и те меры, которые руководство страны принимает для противодействия этим тенденциям и для оздоровления в целом всей экономики. В частности, были поставлены проблемы соответствия и адекватности мер экономической политики правительства РК текущим вызовам глобальной финансовой системы. Особое внимание было уделено мерам долгосрочного характера, которые направлены на внесение существенных корректив в стратегию развития. В их числе модификация региональной политики, взаимодействие государства и частного бизнеса в ходе проведения инновационной политики, адресная поддержка населения и т.д. Была проанализирована и траектория спада южнокорейской экономики и намечены ключевые направления ее развития в 2009 г., затронута тема возможного влияния спада в экономике на российско-южнокорейские торгово-экономические отношения.

Отдельное внимание получил еще один важный вызов южнокорейской экономике – проблема миграционных процессов и «утечки мозгов». Острый характер этой проблемы особенно очевиден в современных условиях, когда магистральной задачей дальнейшего развития определено построение экономики знаний.

Второй важной темой, обсуждавшейся на экономической секции, была тема двух- и трехстороннего сотрудничества, в том числе современное состояние двустороннего взаимодействия в нефтегазовых проектах на Сахалине и перспективы «Туманганского проекта» - подробный доклад на эту тему осветил сохраняющиеся в целом хорошие перспективы для его продолжения, а равно отметил аспекты, которые препятствуют его реализации и в первую очередь несогласованную политику таможенных властей и администрации РЖД.

В дискуссии отмечалось, что разрыв экономических отношений, произошедший между Россией и КНДР в начале 90-х гг., очень больно ударил не только по Северной Корее, но и по российскому Дальнему Востоку, где заметная часть промышленных объектов была связана с КНДР элементами технологического цикла. В результате определенная деиндустриализация региона произошла не только в КНДР, но и там. И нынешние экономические проблемы российского Дальнего Востока – в определенной мере следствие внешнеэкономического курса первой половины 90-х гг.

Что же касается участия российского капитала в двух- или трехстороннем сотрудничестве, то основная проблема заключается в том, что наши бизнесмены стремятся вкладывать средства в такие проекты, которые дают большую выгоду в короткие сроки. Долгосрочные вложения при 5 – 10 % прибыли их не устраивают. И не случайно наиболее успешные проекты на корейском направлении связаны с деятельностью госкорпораций.

Экономические аспекты межкорейского диалога тоже не остались без внимания. В течение 2007 г. торговля между Севером и Югом выросла, особенно – северокорейский экспорт в РК, объем которого даже опередил северокорейский экспорт в КНР. Однако странное убийство южнокорейской туристки в Кымгансане было использовано РК как предлог для сворачивания экономических контактов.

Не менее насыщенной важными для корееведов проблемами была работа секции истории и культуры. Многие обсуждавшиеся там темы, будь то история государства Бохай или вопросы обстоятельств начала Корейской войны 1950-1953 гг., имеют важное прикладное значение, ориентированное не на прошлое, а на настоящее и будущее.

Значительное число докладов на этой секции было посвящено вопросам антропологии и культурологии. Интерес к данной тематике со стороны участников конференции чрезвычайно полезен и важен, так как успешное прогнозирование и анализ могут базироваться только на совершенном понимании национальных и культурных особенностей.

В частности, нельзя не отметить важность того, как в современной Южной Корее сочетаются традиция и модернизация, насколько новое поколение, воспитанное в рамках культуры глобализации, понимает и принимает корейские традиционные ценности и насколько это различие нового и старого поколений влияет на способность корейской нации эффективно противостоять вызовам современной ситуации.

Растущая утечка мозгов, с одной стороны, и диспропорция на рынке труда, связанная с увеличением роли мигрантов, говорят о том, что молодое поколение корейцев в значительной мере больше беспокоится о своем сегодняшнем благополучии и свободе личности, чем о труде во имя завтрашнего дня. И если корейское экономическое чудо и преодоление кризиса 1997 г. были во многом построены на «человеческом факторе» и способности рядовых членов общества ограничивать себя ради будущего страны, то сегодня молодежь не готова к таким жертвам.

Отдельно стоит отметить и серию докладов, посвященных вопросам современной корейской литературы. Последнее подтверждает то, что конференция, проводимая в ИДВ РАН, является форумом, открытым для представителей всех корееведческих специальностей.

Подводя итоги, можно сказать, что XIII конференция корееведов снова подтвердила свой статус головного форума отечественного корееведения.

С текстом приветствия М. Л. Титаренко и аннотированным списком докладчиков конференции можно ознакомиться на сайте ИДВ РАН. Материалы конференции будут опубликованы в отдельном сборнике, который выйдет из печати до конца 2009 г.

 

Центр корейских исследований ИДВ РАН

 

 

Обновлено 21.05.2009 14:05
 
Деятельность ИДВ РАН
Электронная библиотека ИДВ РАН / Scientific Digital Library of IFES RAS
————————————
Проблемы Дальнего Востока
The Far Eastern Affairs
————————————
Японские исследования / Japanese Studies in Russia
————————————
Вьетнамские исследования
The Russian Journal of Vietnamese Studies
————————————
Китай в мировой и региональной политике. История и современность / China in World and Regional Politics. History and Modernity
————————————
Персональные блоги/сайты
Copyright © 2012 ИДВ РАН При полном или частичном использовании материалов сайта ссылка на источник(www.ifes-ras.ru)обязательна.