ИДВ РАН  
 
26.04.2019 г.  
Внутренняя политика КНР: История и современность Печать
23.03.2010 14:37

3 марта 2010 г. в Учреждении Российской Академии наук Институте Дальнего Востока РАН состоялась 34-я ежегодная конференция Центра политических исследований Китая (ЦПИК) ИДВ РАН. Присутствовало около 50 человек. Представлено более 35 докладов. (Состоялась презентация отдельных докладов.) Сборник материалов конференции выйдет в свет в конце этого года.

Аннотации докладов участников конференции

 

 

1-й блок докладов

Тема: «Внутренняя политика КНР»

Д.А. Смирнов, к.и.н., руководитель ЦПИК  ИДВ РАН

Новый этап усиления партийного строительства и борьбы с коррупцией в КНР.

По мере успешного претворения в жизнь политики реформ и открытости, приведшей к выходу КНР на качественно новый уровень социально-экономического развития и наращивания совокупной государственной мощи, выявился и ряд проблем, ослабляющих силу правящей страной Коммунистической партии Китая. Это — проблемы с подбором и назначением кадров, коррупция, постоянный рост расходов на содержание административно-управленческого аппарата, несмотря на проводящуюся многие годы административную реформу и т.д.

За время проведения этой политики произошло коренное изменение структуры китайского общества, в котором сформировались новые социальные слои, в том числе весьма многочисленный и финансово состоятельный слой частных собственников. Эта социальная эволюция поставила КПК перед необходимостью урегулирования интересов различных социальных слоев и обеспечения социально-политической стабильности в условиях продолжающего увеличения разрыва между двумя социальными полюсами, разрыва в уровне развития города и деревни и между развитым приморским поясом и внутренними регионами страны.

Решению проблемы соответствия правящей партии требованиям эффективного управления государством в «новой обстановке» был посвящен состоявшийся в сентябре 2009 г. в Пекине очередной пленум ЦК КПК. Пленум принял ряд решений, которые направлены на повышение руководящего потенциала партии путем ужесточения партийной дисциплины и совершенствования стиля работы с соблюдением демократических норм и законов, развития внутрипартийной демократии, повышения способности партии своевременно выявлять закономерности в развитии Китая и мира и использовать новые научные идеи и новый опыт с тем, чтобы всегда оставаться в авангарде эпохи.

Поставлена задача дальнейшего укрепления и усиления низовых партийных организаций в городах и деревнях. Второй блок решений пленума направлен на реформирование кадровой системы и формирование корпуса кадровых работников, обладающих высокими деловыми и моральными качествами и способных выполнять задачи стратегии научного развития и содействовать установлению социальной гармонии в китайском обществе. Ключевым моментом в подготовке кадров объявлено создание динамичного механизма подбора и использования кадров с соблюдением принципов демократии, гласности и конкуренции. Третий блок решений направлен на борьбу с коррупцией, которая объявлена «важной политической задачей партии». При этом подчеркивается долговременность, сложность и трудность борьбы с коррупцией, а акцент ставится на эффективном предотвращении коррупции, усилении воспитания кадровых работников с целью обеспечения их неподкупности и на совершенствовании механизма контроля исполнения кадровыми работниками служебных полномочий.

В целом, как видно из материалов пленума и последующих выступлений руководящих деятелей КПК, коррупция вызывает у них особое беспокойство, поскольку она подрывает авторитет правящей партии как руководящей силы китайского общества, легитимность её правления, и препятствует выполнению ею своей руководящей миссии. Поэтому, в условиях усложняющейся обстановки внутри страны и в мире, можно ожидать дальнейшей активизации усилий руководства КПК в направлении борьбы с этим социальным злом.

 

В.Я. Портяков, д.э.н., проф., заместитель директора ИДВ РАН, главный редактор журнала «Проблемы Дальнего Востока»

Становление Китая как ответственной глобальной державы: внутристрановые измерения.

Внимание докладчика акцентируется на том, что как только КНР стала примеряться к статусу ответственной глобальной державы, сразу же стало очевидно, что принимаемая на себя Пекином ответственность должна распространяться не только на действия страны на международной арене, но и на основные направления его внутренней политики, рассматриваемой в широком смысле слова, то есть включая демографическую и социальную политику, модель экономического роста, функционирование базовых политических институтов и соблюдение прав человека. Анализируются причины подобного императива.

 

А.В. Виноградов, д.полит.н., заместитель руководителя ЦПИК ИДВ РАН

Современные политические механизмы КНР: некоторые механизмы генезиса.

Предметом анализа являются представления о современных моделях общественного устройства, в частности политсистемы КНР. По словам автора, для нас стало аксиомой, что одно из самых главных преимуществ современного западного мира заключается в превосходстве либеральной экономики и соответствующих ей либеральных свободах над всеми другими моделями общественного устройства. Для мира 20-летней давности, когда его большая часть, наша страна в том числе, вступила в фазу глубочайшего кризиса, именно последнее обстоятельство стало решающим при выборе пути развития.

Главное направление реформ и последующая их переориентация на демократическое переустройство политической системы были обусловлены эффективностью либеральной экономической модели. Тогда в нашей стране появился «закон Н.Шмелева»: «экономическая эффективность нравственна» или в другой формулировке «нравственно то, что экономически эффективно». Это по-своему был важный рубеж в развитии отечественной экономической, политэкономической и политической мысли.

Впервые после основоположников марксизма этика стала предметом рассмотрения экономистов. И сам этот факт ознаменовал завершение определенного цикла интеллектуального развития, – экономический детерминизм потребовал нового утверждения на онтологическом уровне нового обоснования. Оно было найдено, аксиома получила доказательство, которое опровергало предшествующие представления: если раньше экономический детерминизм свидетельствовал о превосходстве плановой экономики и общественной собственности, то теперь, наоборот, о превосходстве либеральной экономики и частной собственности. Это вывод стал манифестом второй буржуазной революции в России, которая последовала чуть позже.

Мировой кризис усилил сомнения в справедливости существующих представлений. Следуя логике экономического детерминизма, экономический взлет Китая уже очень скоро может привести к повальной моде на все китайское, в т.ч. к заимствованию китайской политической системы. И тогда универсальную ценность демократии заменит превосходство просвещенного авторитаризма. Уже в 1990-е годы, после того, как Китаю удалось сохранить свою политическую систему от потрясений аналогичных восточно-европейским, проблемы нового авторитаризма привлекли внимание в Китае и на Западе, но оставались в целом отвлеченной, практически не связанной с мировыми реалиями и развитием Запада темой. Сейчас ситуация изменилась. 15 лет назад дискуссия о новом авторитаризме в Китае, во-первых, была сугубо страноведческой, не имела выхода на крупные мировые тенденции. Во-вторых, сама система находилась в стадии формирования. Сейчас она если еще и не имеет мирового значения, то, во всяком случае, уже получила мировое звучание.

 

А.В. Ломанов, д.и.н., главный научный сотрудник ИДВ РАН

Внутриполитические споры в КНР и их международный резонанс.

В поле зрения докладчика находится то, что вынесенный китайским судом в декабре 2009 г. приговор Лю Сяобо к 11 годам тюрьмы за «подстрекательство к свержению политической власти государства» вызвал значительный отклик за рубежом. На фоне заметного ухудшения отношений между Китаем и США в начале 2010 г. в обозримом будущем весьма вероятно повышение внимания администрации Барака Обамы к внутриполитическим проблемам КНР, дело Лю Сяобо может быть использовано в качестве предлога для наращивания давления на Китай. Благодаря усилиям западных властей и неправительственных организаций Лю Сяобо имеет шансы превратиться за рубежом в персонифицированный символ китайской оппозиции.

Важную роль в привлечении внимания к делу Лю Сяобо сыграла обнародованная в конце 2008 г. «Хартия 08», представившая всеобъемлющую программу политической трансформации Китая на основе расширения гражданских прав и свобод, перехода к многопартийной системе и федерализму. Этот документ получил большую известность за пределами КНР. Иностранная поддержка Лю Сяобо может рассматриваться в качестве косвенного поощрения подготовленной им программы демонтажа нынешней системы власти. Суровость приговора можно объяснить стремлением властей КНР не допустить попыток дестабилизации в условиях мирового финансового кризиса и предстоящей в 2012 г. смены китайского руководства. Усложнение экономической ситуации внутри страны может сделать организованное проявление политического недовольства особенно опасным.

 

О.М. Борох, к.э.н., ведущий научный сотрудник ИДВ РАН

«Шесть важных вопросов» современного развития Китая.

Доклад посвящен развернутой в начале 2009 г. идеологической кампании. Активизация пропагандистской работы на фоне негативного воздействия мирового финансового кризиса на китайскую экономику была нацелена на обоснование правильности официального курса преобразований.

«Шесть главных вопросов» были сформулированы как дилеммы выбора между правильной и ошибочной позицией: руководящая роль марксизма или плюрализм руководящих идей; специфически китайский социализма либо демократический социализм и капитализм; ведущая роль в экономике общественной собственности при многообразии форм собственности либо приватизация или тотальное господство общественной собственности; система собраний народных представителей или западное разделение трех властей; китайская система многопартийного сотрудничества или западная многопартийность, продолжение реформ или отступление назад.

Затронутые в ходе кампании взгляды относятся к различным идейным течениям, заявившим о себе в 2000-е годы. Власти попытались обозначить ограничительные линии по ключевым вопросам с учетом проблем, которые обсуждают внутри Китая на неофициальном уровне. Опубликованные материалы призывали к поддержанию политической стабильности, отказу от радикальных преобразований системы государственной власти и сохранению сложившихся за время существования КНР специфических механизмов народного представительства и политических консультаций.

 

Т.Г. Герасимова, старший научный сотрудник ЦПИК ИДВ РАН

Российские ученые о проблеме социально-политической стабильности в КНР.

/по материалам сборника «КНР: поиски стабильности на пике

мирового финансового кризиса» (М.: ИДВ РАН, 2009)/.

Тема социально-политической стабильности в китайском обществе заставляет внимательно следить за оценками, которые делают по данной проблематике наши ученые. Она является императивом внутренней политики Китая.

На основе докладов российских ученых на конференции Центра политических исследований в 2009 г., опубликованных в 24-м выпуске «Информационных материалов» ЦНИД, делается вывод, что углубляется тенденция к поиску устойчивого развития для проведения успешной модернизации в КНР. Несмотря на влияние мирового финансового кризиса и его последствий, китайскому руководству удается в целом стабилизировать ситуацию в стране. Однако, по мнению российских ученых, не все так просто на первый взгляд.

Комплекс вопросов по этой проблеме, которые приходится решать нынешнему поколению руководителей КНР, стоит в поле зрения российских китаеведов — авторов сборника.

 

А.Ч. Мокрецкий, аспирант ИДВ РАН (доклад с презентацией)

Об эволюции концепции научного развития КНР.

Доклад посвящен внешнеполитическому аспекту концепции научного развития. В новый век ЦК КПК с генеральным секретарем Ху Цзиньтао, широко используя 60-летний опыт управления государственными делами, с научной точки зрения определяя развитие и изменения в условиях времени, творчески выдвигают теории глубоких изменений, гармоничного мира, совместного развития, общей ответственности и активного участия. Автор отмечает, что влияние Китая на мир и его роль в мире продолжают увеличиваться, также и изменения международной среды и их роль все больше влияют на развитие Китая.

В целях построения общества «малого благоденствия» и осуществления реформ внутри страны Китай нуждается в развитии мирного окружения, главными особенностями которого являются мир, стабильность, гармония и сотрудничество. КНР искренне верит, что развитие – это мирный, открытый и совместный путь, требующий неустанных усилий и ведущий к гармоничному миру и всеобщему процветанию. Председатель Ху Цзиньтао полагает, что стремление к миру, содействие развитию и сотрудничеству являются исторической тенденцией, поэтому международному сообществу необходимо прилагать «усилия к построению гармоничного мира с долгосрочным миром и всеобщим процветанием». Ху Цзиньтао неразрывно связывает будущее развитие государства с дальнейшим процветанием всего мира, отмечая, что «чем больше Китай добьется в своем развитии, тем больше будет вклад в дело мира, что расширит возможности всей планеты».

 

В.Ф. Бородич, к.ю.н., ведущий научный сотрудник ЦПИК ИДВ РАН

Китайские политологи о концепции «суверенной демократии.

Об оценке некоторыми китайскими политологами идеи «суверенной демократии», вокруг которой консолидируется часть российской политической элиты и экспертного сообщества. Объясняется политическая и научная составляющая указанной оценки. Методом сравнения российских и китайских точек зрения исследуется область понимания китайскими политологами места и роли данной концепции в политическом процессе современной России.

Г.Д. Бессарабов, к.г.н., ведуший научный сотрудник ИДВ РАН

Дискуссия по проблеме образования китайской нации в контексте китаизации марксизма.

Докладчик останавливается на ряде дискуссионных статей в китайской печати по проблемам образования китайской нации. Дискуссия проходит на фоне призывов к соблюдению и укреплению позиций марксизма-ленинизма, раскрепощения и освобождения сознания, китаизации марксизма. Обращается внимание на основополагающий принцип общественных наук в Китае – неуклонное следование и наследование марксистской идеологии. В связи с этим большинство китайских этнографов, историков и обществоведов ссылаются на статью Фэй Сяотуна «Чжунхуа миньцзу – единство в многообразии», считая, что чжунхуа миньцзу – это единая китайская нация.

По оценке докладчика, это понимание близко к тому, что в свое время в СССР сложилась исторически новая социальная общность – советский народ. Одновременно обсуждается вопрос об образовании ханьской нации. Так, Фань Вэньлань считал, что после установления династии Цинь Китай превратился в единое государство с территорией, централизованной властью и раннефеодальной системой производства. Сказалась также важная роль единой иероглифической письменности. Участник дискуссии Е Цзян пишет, что выражение миньцзу можно трактовать одновременно как нация, так и народность (буцзу, цзуцюнь), что можно говорить об этнических группах хань, монгольской, тибетской, хуэй. Все эти народности образовали нацию – чжунхуа миньцзу. Роль ханьцзу велика, она является структурообразующей народностью. По мнению ученого Хэ Шутао, термины: нация, национальность, этническая группа нуждаются в осмыслении. В китайском языке понятие миньцзу имеет очень богатое содержание и широкий смысл. Чжунхуа миньцзу включает 56 наций, а не 56 народностей.

Докладчик в завершение подводит итог, что проблемы образования собственно ханьской нации и нации чжунхуа миньцзу еще остаются дискуссионными, при этом делаются попытки внести свой вклад в классическое учение с позиций китайской специфики.

 

Т.В. Лазарева, к.и.н., ведущий научный сотрудник ЦПИК ИДВ РАН

Изменение позиций Далай-ламы и китайского руководства по тибетскому вопросу в период переговоров (1959-2010).

«Тибетский вопрос» как проблема тибетской эмиграции возник в 1959 г. после бегства на территорию Индии ХУ1 далай-ламы и примерно 80 тысяч тибетцев. В Индии было создано «правительство Тибета в изгнании». С этого времени далай-лама, прикрываясь религией, «заботой о тибетцах», проживающих на территории Китая, направляет свои действия, как постоянно отмечают официальные источники, на раскол Китая и подрыв стабильности в Тибете.

С конца 60-х годов китайское руководство регулярно вело переговоры по прекращению любой политической деятельности эмиграции, носящей ярко выраженный антикитайский характер и возвращения далай-ламы.

Позиция и Далай-ламы, и китайского руководства с годами претерпевала изменения. В настоящее время далай-лама требует предоставления более широкой автономии Тибету в составе Китая. Китайское же руководство требует от далай-ламы прекращения раскольнической деятельности, признания Тибета и Тайваня неотъемлемыми частями китайской территории, а правительство КНР единственно законным правительством, представляющим интересы Китая.

Ведутся переговоры с представителями далай-ламы и китайским руководством и в настоящее время. В средствах массовой информации постоянно подчеркивается, что Китай «держит открытыми» каналы для контактов с тибетскими соотечественниками за рубежом. Кроме того, Китай категорически выступает против встреч политических деятелей любых зарубежных стран с далай-ламой и обсуждения с ним тибетского вопроса, считая это вмешательством во внутренние дела страны.

 

Чжао Мэн, аспирантка МПГУ.

Историческая эпоха в оценках руководства КНР от начала реформ до настоящего времени.

Определяя последние шесть съездов КПК как шесть периодов истории реформ, анализируя содержание докладов главных руководителей КПК на каждом съезде, изучая научные и пропагандистские публикации на соответствующие темы, автор исследует положительные и критические оценки, дававшиеся руководством КНР исторической эпохе реформ.

 

Юй Хуншэн, аспирант МПГУ.

Взгляды Мао Цзэдуна и Дэн Сяопина на партийную систему КНР и их развитие после 1997 г. в политической теории КПК.

Затрагиваются проблемы понимания партийной системы Китая, – института многопартийного сотрудничества и политических консультаций под руководством КПК. Автор сравнивает взгляды Мао Цзэдуна и Дэн Сяопина на данный институт, отмечает, что Мао Цзэдун акцентировал внимание на том, что формой института многопартийного сотрудничества и политических консультаций является единый фронт, а Дэн Сяопин обосновывал принадлежность данного института к другим политическим институтам Китая. Рассмотрены концепции, нашедшие отражение в правовых документах съездов, пленумов КПК, а также в документах демократических партий КНР.

Сообщение подготовлено на основе изучения отдельных работ Мао Цзэдуна и Дэн Сяопина, документов и материалов съездов, пленумов КПК, информации на официальном сайте новостей КПК и НПКСК, учебника Центральной партийной школы при ЦК КПК, а также исследовательских материалов китайских экспертов о партийных проблемах.

 

 2-й блок докладов

Тема: «Административно-правовые вопросы»

 

Л.М. Гудошников, д.ю.н, проф., главный научный сотрудник ЦПИК ИДВ РАН

Специфические черты конституционного законодательства КНР в особых автономиях.

Особые административные районы (ОАР) КНР – Сянган и Аомэнь – являются уникальными государственно-правовыми образованиями. Будучи частями унитарного государства, они обладают беспрецедентной автономией, не включающей в свою компетенцию лишь руководство вооруженными силами и внешнеполитическими делами (при этом они сохраняют за собой регулирование въезда в районы и выезда из них). На их территории не действует Конституция КНР, однако, специальными актами введены некоторые конституционные положения (о флаге, гербе, столице государства и т.п.). Конституционную роль в ОАР играют их Основные законы, принятые ВСНП и, следовательно, составляющие часть конституционного права КНР. При этом существует резкое различие в политических системах КНР и ОАР, также и в общественных строях. В ОАР по сути дела сохранились слегка модернизированные системы управления, существовавшие до перехода колониальных анклавов под суверенитет КНР.

Структура управления ОАР и порядок формирования их органов определяется из центра, для чего был издан ряд постановлений и положений ВСНП, опубликованных одновременно с Основными законами (в частности, о порядке формирования новых властных структур). Специфично и формирование законодательной власти. Избирательные системы в ОАР построены так, что законодательные советы избираются гражданами лишь частично. Формирование нынешних избирательных систем в ОАР диктуется стремлением держать обстановку под контролем как, прежде всего, властей ОАР, представляющих в основном интересы крупного капитала, так и центральных властей КНР, заинтересованных в общественном спокойствии в бывших колониальных анклавах, постепенности происходящих там процессов.

Определенную специфику имеют и правовые системы Сянгана и Аомэня. Различия двух ОАР в системах юстиции определяются принадлежностью к различным системам права. В Сянгане сохраняется система прецедентного права англосаксонского типа, тогда как в Аомэне действует привнесенная из Португалии континентальная система права, основанная на кодексах законов. Конечно, британские судебные прецеденты будут постепенно заменяться местными, несомненно, произойдут изменения и в статусном законодательстве. Однако система норм, прежде всего конституционных, регулирующих положение Сянгана как крупнейшего международного финансового, торгового и судоходного центра, не может быть подвергнута изменениям из чисто прагматических соображений.

 

О.О. Максимова, аспирантка МГЮА им. О.Е. Кутафина. 

Институт главы государства КНР в различные периоды ее политической истории.

Статья рассматривает периоды функционирования института Председателя КНР. С момента образования КНР 1 октября 1949 г. были приняты четыре Конституции в 1954 г., 1975 г., 1978 г. и ныне действующая Конституция 1982 г. Не все выше перечисленные основные законы включали, рассматриваемый институт. Конституцией 1954 г. он был введен в структуру органов власти республики, а затем с принятием, такого же акта в 1975 г. был исключен из структуры высших органов власти.

Возродившая институт Председателя Конституция 1982 г., учитывая опыт прошлых лет, поставила его под контроль ВСНП, деятельность Председателя теперь должна вестись на основе Конституции и законов ВСНП. Интересным представляется тот факт, что власть в Китае концентрируется в трех центрах – политическом, партийном и военном, а возглавляет эти центры, как сложилось в политической доктрине Китая, одно и тоже лицо. в статье идет речь о коллегиальном главе государства с китайской спецификой.

 

П.В. Трощинский, к.ю.н., старший научный сотрудник ЦПИК ИДВ РАН

Основные направления борьбы с экономической преступностью в КНР в последние годы (уголовно-правовой аспект).

В докладе подчеркивается, что борьба с экономической преступностью не может быть ограничена только применением со стороны государства мер уголовного преследования лиц, совершивших противоправные деяния. Она предполагает использование совокупности мер не столько уголовно-правового характера, сколько экономической, политической, нравственной направленности. Ведь несомненно, что в любом обществе существует огромное количество объективных и субъективных факторов, которые выступают для человека некоторыми основаниями при совершении различного рода преступлений, в том числе и экономического характера. В частности, высокий уровень безработицы будет только способствовать увеличению количества преступлений. Низкая нравственность в обществе, политическая и экономическая нестабильность, рост имущественного расслоения – все это самым тесным образом связано с ростом преступлений в экономической сфере. Именно поэтому любое государство, не исключая и Китай, в первую очередь должно принимать комплекс превентивных мер, направленных на устранение подобных негативных явлений в обществе, и лишь только потом можно говорить об уголовно-правовом аспекте борьбы с экономической преступностью.

Что касается рассматриваемого уголовно-правового аспекта борьбы китайского государства с экономической преступностью, то здесь можно выделить основные направления, по которым китайский правоприменитель действует особенно жестко и бескомпромиссно: 1) борьба с изготовлением, сбытом поддельных и некачественных товаров (например, дело печально известной китайской молочной компании «Саньлу»); 2) борьба с преступлениями против порядка сбора налогов и отмыванием денег (например, арест самого богатого человека Китая, председателя правления корпорации «Гомэй» Хуан Гуанъюя; 3) борьба с коррупцией (например, дело заместителя председателя Верховного суда КНР Хуан Суню); 4) борьба с контрабандой (например, дело по контрабанде компьютерной техники в пров. Гуандун); 5) борьба с организованной преступностью (например, широкомасштабные аресты в одном из крупнейших городов Китая Чунцине); 6) борьба с финансовыми пирамидами (например, дело У Ин); 7) борьба за выдачу иностранными государствами проживающих за границей граждан КНР, совершивших экономические преступления на территории китайского государства (например, выдача канадскими властями известного преступника Дэн Синьчжи).

 

В.А. Сухомлинов, научный сотрудник ЦПИК ИДВ РАН

Развитие институтов морского права в современном Китае.

В сообщении отражена роль географических факторов местоположения Китая, повлиявших на преимущественную роль в развитии морских путей сообщения с иными государствами; исторические особенности проникновения Западной цивилизации в Китай; особая роль прибрежных «открытых» городов в развитии КНР от средних веков до настоящего времени. Освещен процесс участия КНР в формировании системы и институтов международного морского права в период после окончания Второй мировой войны и создания КНР. Рассмотрены примеры участия КНР в международных соглашениях в области морского права как на глобальном (Конвенции ООН), так и на региональном и двухсторонних уровнях.

Исследованы нормативные акты КНР, регламентирующие институты морского права на национальном уровне. Особо подробно рассмотрен Кодекс торгового мореплавания КНР (1992 года), описаны его структура, содержание и роль в развитии институтов морского права КНР. Описана система специальных судебных органов КНР – судов по морским делам, их развитие и результаты деятельности. Рассмотрен международный морской арбитражный орган – Китайская Морская арбитражная комиссия. Освещен его регламент и практика работы.

 

Д.А. Максимов, к.и.н., старший научный сотрудник ЦПИК ИДВ РАН

Реформа инвестиционного законодательства КНР.

 

А.В. Ершов, младший научный сотрудник ЦПИК ИДВ РАН

Образование Комитета по энергетике как проверка системы «больших министерств».

Рассматривается образование Комитета по энергетике в рамках реформы государственных органов КНР (административная реформа). По мере развития Китая как промышленно развитой державы возникает естественная потребность в организации эффективного управления энергетическими ресурсами страны для обеспечения эффективного производства, противостояния энергетическим угрозам и обеспечения энергетической безопасности страны. Приводятся структура и функции нового органа, присутствует перечень членов Комитета и занимаемые ими должности. Автор анализирует процесс управления энергетической отраслью с момента образования КНР; рассматривает причины, по которым Министерство энергетики не было создано в ходе последней, 6-й реформы Госсовета (2008 г.) и создании системы «больших министерств», а также факторы, препятствующие прямому созданию министерства в структуре правительства на данный момент.

В докладе анализируется роль Государственного управления по энергетике (ГУЭ) при Комитете по делам реформы и развитию (КРР) в формировании современной энергетической стратегии КНР, делается предположение о возможных путях дальнейшей эволюции структуры органов управления энергетикой КНР в рамках системы «больших министерств». Образование Комитета видится продолжением долгосрочного курса на создание единого регулирующего органа по управлению энергетической отраслью КНР.

 

Л.А. Волкова, к.э.н., ведущий научный сотрудник ИДВ РАН

Хозяйственные преступления – фактор дестабилизации социальной обстановки в деревне.

Докладчик затрагивает проблему хозяйственных преступлений в китайской деревне и их влияния на социальную стабильность. Рост масштабов этих преступлений вызывает озабоченность, а в ряде случаев и протест сельских жителей. Наиболее распространенными являются следующие нарушения: мошенничество при составлении и выполнении договоров с крестьянами на реализацию произведенной продукции, на поставку орудий, техники, семян и удобрений, фальсификация их количества, использование при расчетах фальшивых денег, присвоение общественного имущества, незаконное лишение крестьян подрядных участков земли и т.п. Китайские исследователи отмечают настоятельную необходимость принятия правоохранительными органами более действенных мер для пресечения или хотя бы сокращения масштабов хозяйственных преступлений в деревне.

 

Л.Д. Бони, д.э.н., главный научный сотрудник ИДВ РАН

Экспериментальная реформа системы имущественного права на землю в китайской деревне – важная часть решения аграрной проблемы Китая.

Рассматривается опыт первых лет преобразований системы землепользования в сельском хозяйстве, осуществляемых в экспериментальном районе городов Чэнду и Чунцина в рамках комплексной реформы по интеграции города и деревни как главного пути решения аграрной проблемы Китая, как неотъемлемой части стратегии построения общества «сяо кан».

Реформа системы имущественного права на землю (с 2007 г.) сделана центральным звеном процесса интеграции города и деревни. Обеспечивая возврат крестьянам имущественного права на землю (права пользования коллективной землей) и превращая их в реальные субъекты рынка, она создает условия для обращения коллективной земли, ее капитализации, формирования масштабного хозяйства на земле, развития современного производства. Соответственно меняется сам характер коллективной, хозяйственной организации, способы управления землей; возрастает активность крестьян. Эта реформа тесно связана с направляемыми процессами местной урбанизации и индустриализации нового типа, которые, в свою очередь, стимулируют процесс модернизации сельского хозяйства. «Движущей силой» указанных процессов стал т.н. механизм «трех концентраций».

Государство играет важную роль в эксперименте, выступая гарантом проводимых реформ; стимулирует процессы урбанизации, индустриализации, модернизации путем правовой поддержки, льготной политики, развития сферы финансовых услуг в деревне и пр. Предварительно (2003-2007 гг.) были заложены институциональные основы интеграции: единые системы управления городом и деревней, планирования, прописки, сферы услуг, единый план капитального строительства.

Несмотря на первые успехи (высокий уровень сельской занятости, рост эффективности производства и доходов, начало развития современного сельского хозяйства и пр.), реформы столкнулись с серьезной критикой со стороны ряда китайских ученых и серьезным сопротивлением на местах.

 

А.В. Шитов, переводчик ЦПИК ИДВ РАН

Закон о военном положении КНР.

Рассматривается Закон КНР о военном положении, принятый 1 марта 1996 г., который до настоящего времени не редактировался. В нем излагается порядок введения военного положения на территории всего Китая, на территории и части территорий отдельных провинций, автономных районов и городов центрального подчинения. Согласно Закону, на территориях отдельных городов, уездов могут осуществляться мероприятия, аналогичные тем мероприятиям, которые проводятся в период действия военного положения. В положениях дифференцированно излагается содержание мер, связанных с осуществлением военного положения. По Закону допускается участие частей НОАК в обеспечении режима военного положения и применение боевого оружия в период военного положения. Принятый Закон является правовым инструментом пресечения массовых беспорядков, угрожающих государственной и общественной безопасности Китая, жизни, имуществу и безопасности его граждан.

 

В.Г. Ганшин, к.и.н., руководитель Центра научной информации и документации ИДВ РАН

Интернет с китайской спецификой.

История развития Интернет в Китае насчитывает менее двух десятилетий. Между тем сегодня страна по количеству пользователей уже вышла на 1-е место в мире – 380 млн. человек, больше, чем все население США. Люди получили возможность виртуального общения, обучения, поиска информации, ее обсуждения на форумах и чатах в кибер-пространстве.

Задача власти, как ее видит руководство КНР, содействовать тому, чтобы Интернет способствовал нормальному формированию и развитию гражданского общества в стране, оградить население от противозаконной деятельности хакеров, антигосударственных сил, поставить заслон на пути преступной пропаганды, порнографии и экстремизма.

 

3-й блок докладов

Тема: «Социально-демографические проблемы китайского общества»


А.В. Островский, д.э.н., проф., заместитель директора ИДВ РАН (доклад с презентацией)

Социальные проблемы в условиях мирового финансового кризиса.

Чтобы предотвратить любую возможность перехода финансового в экономический кризис, Госсоветом КНР была разработана программа из десяти направлений (декабрь 2008 г.). Следует отметить, что по своему содержанию Программа Госсовета КНР, в основе которой был стимулирующий пакет в 4 трлн. юаней на 2009-2010 гг., носила в значительной степени социальный характер. Приоритетными стали сельское хозяйство, строительство инфраструктуры, новых высоких технологий, экономичного жилья, развитие транспортной сети, восстановительное строительство в пострадавших от землетрясения зонах провинции Сычуань, программа повышения доходов сельских жителей за счет повышения норм обязательных закупок зерна и субсидий для крестьян, сокращение налогов на добавленную стоимость, поощрение технических инноваций.

Наибольшую тревогу вызывает растущая безработица в связи с разорением большого числа работающих на экспорт предприятий текстильной и легкой промышленности в приморских районах Китая (провинции Гуандун, Чжэцзян, Шаньдун). В условиях мирового финансового кризиса руководство КНР выдвинуло план по стабилизации безработицы на уровне 4,5% в городах, создания 9 млн. рабочих мест в течение года для обеспечения уровня доходов населения с целью повышения внутреннего спроса.

Определяющим моментом при реализации программы стало расширение внутреннего спроса в стране, особенно в сельских районах КНР, где проживает более 800 млн. человек. Уже во 2-м полугодии 2009 г. были восстановлены высокие темпы прироста ВВП (8-9%) благодаря принятой Госсоветом КНР инвестиционной программе из десяти направлений с целью расширения внутреннего спроса. Для ее реализации возрос объем банковских кредитов на приоритетные проекты, а также были сняты различные ограничения на получение кредитов.

Таким образом, уже к концу 2008 г. Китай уже смог начать переориентирование экономики с внешнего рынка на внутренний рынок. По нашим оценкам, к концу 2009 г. эта доля может снизиться и до 50% с учетом растущей емкости внутреннего рынка Китая в сельских районах в результате массированных инвестиций из госбюджета в развитие инфраструктуры страны и особенно сельских районов.

В результате использованной китайским руководством модели управления финансами при переходе к рынку КНР в наименьшей степени пострадала от последствий мирового финансового кризиса. Как считает автор, в целом следует признать, что принятый руководством КНР план развития экономики на 2009 г. позволил стране уйти от наиболее серьезных последствий мирового финансового кризиса, не допустить перехода финансового кризиса в экономический, расширить внутренний спрос и сохранить высокие темпы экономического развития по сравнению с другими странами мира. В настоящее время успехи китайской экономики за 30 лет реформ и методы государственного финансового регулирования показывают жизнеспособность китайской модели перехода к рыночной экономике, связанной с большой ролью государственного регулирования и значительным объемом инвестиционных программ для развития страны.

 

Е.С. Баженова, к.э.н., ведущий научный сотрудник ЦПИК ИДВ РАН

Новые тенденции в области социально-демографической политики в КНР.

В результате сорокалетних усилий Китай успешно нашел свой путь комплексного решения демографической проблемы: постепенно сформировалась система регулирования роста населения, в том числе его отдельных характеристик и планового деторождения, удалось поставить под контроль чрезмерный рост численности населения.

За период их проведения с начала 70-х гг. программы планирования семьи прошли три этапа. На первом этапе их проведение в жизнь было основано на строгих административных мерах и различных социальных ограничениях. На втором – они во многом определялись местными установками, постановлениями, ослаблением административных мер, стали разрабатываться механизмы с учетом интересов населения. На третьем – центр тяжести при осуществлении программ стал переноситься на усиление законодательных мер, улучшение обслуживания и всестороннюю помощь населению, участвующему в этих программах. Так, в 2004 г. началось введение системы социальной поддержки пожилых людей, участвовавших в программах планирования семьи в сельской местности. В 2004 г. число участников системы социальной поддержки составляло всего 297 000 человек и возросло до 941 000 в 2005 г. В 2006 г.: число получавших субсидии из государственного фонда, увеличилось до 1 866 000 человек; величина специального фонда для оказания социальной помощи составила 1,11 млрд. ю. (163,2 млн. долл.); из центрального бюджета было выделено 476 млн. ю. (70 млн. долл.) и из местных бюджетов – 634 млн. ю. (93,2 млн. долл.).

По мере проведения экономических реформ и политики контроля над рождаемостью демографические изменения вызывают к жизни новые проблемы – нехватки рабочей силы в городах и приморских районах Китая с более высоким уровнем развития, старение населения страны в целом. Однако изменения, происходящие в структуре населения, не отменяют главной задачи, стоящей перед руководством страны, – обеспечение контроля планирования рождаемости с тем, чтобы привести в состояние рационального равновесия число жителей, запасы природных ресурсов и потребности устойчивого экономического развития с целью построения общества «малого благоденствия».

 

Е.Н. Степанова, аспирантка ИДВ РАН (доклад с презентацией)

Сравнительный анализ женского политического представительства в странах и регионах Восточной Азии и сужение гендерного разрыва

Сохраняющееся гендерное неравенство в политическом представительстве является одной из основных проблем современных демократических государств. Даже в таких высокоразвитых азиатских обществах, как, например, в Японии, на Тайване, в Южной Корее, где женщины имеют заметные успехи в высшем образовании и профессиональной занятости, наблюдается замедленный прогресс участия женщин в политике, несмотря на то, что Азия проходит период быстрых социально-экономических изменений и политической реструктуризации. На долю женщин, представляющих собой половину населения, приходится только часть выборных и назначаемых позиций на разных правительственных уровнях в рассматриваемых странах и регионах. Уровень женского политического представительства в них можно оценить через сравнительный анализ представительства женщин в национальных парламентах, местных органах власти, в политических партиях, анализ их политического статуса, типов избирательных систем, используя концепцию содействий, которая предлагает определенные условия и тактики, облегчающие продвижение женщин во власть: институциональные, контекстуальные и индивидуально ориентированные.

Изучение ситуации с гендерным представительством в этих обществах позволяет сделать вывод о том, что процессы происходящих там изменений в экономике, демократизации политического устройства и культурного развития, наделение женщин закрепленными в конституции политическими правами, включая избирательное право, создают возможности для расширения женского представительства, причем не только в количественном, но и в качественном плане.

Второй вывод – возможности для продвижения женщин во власть, скорее всего, возрастут там, где наиболее активны женские движения и организации, способные эффективно содействовать женскому представительству в политике. Женщины по-прежнему традиционно не играют главной роли в политике в рассматриваемых странах и регионах по причине отсутствия или недостатка опыта, а также из-за непризнания лидерами – мужчинами необходимости женского политического представительства, и, чтобы изменить ситуацию и обеспечить минимальный уровень женского представительства в законодательных органах, применяются различные системы резервирования мест. Так, одним из важных факторов содействия избранию женщин является применение «смешанной» избирательной системы (на Тайване и в Японии). Эффективным методом увеличения количества женщин, участвующих в политической жизни, может быть так называемая «быстрая модель» или введение квот для выборных официальных лиц или по партийным спискам. Культурные факторы, предопределяющие процесс социализации женщин и доминирующую политическую культуру, в первую очередь влияют на присутствие или отсутствие женщин в политической жизни.

Традиционные гендерные предубеждения могут быть преодолены в определенной мере вышеупомянутыми квотами и позитивным отношением общества к изменяющейся социальной роли женщин. В результате роста образовательного и культурного уровня женщин, которое все же является недостаточным, хотя и необходимым условием для достижения гендерного равенства, закладывается основа для массовой мобилизации женских движений и широкой общественной поддержки политики гендерного равенства, что имеет положительные последствия для «действительного» женского политического представительства. Учет в конституциях и законах гендерных проблем, решаемых, в том числе, при помощи специальных выборных механизмов, часто бывает важнее для продвижения реального процесса демократизации, чем укрепление уже существующей, ориентированной на мужчин, политической системы.  

 

4-й блок докладов

Тема: «Проблемы охраны окружающей среды и экологическая политика КНР»


Е.В. Бирюлин, к.э.н., старший научный сотрудник ЦПИК ИДВ  РАН

Долгосрочные перспективы экологической политики КНР.

В последнее время заметно увеличился интерес к долгосрочным перспективам развития экологической политики КНР. Усилилась критики Китая как страны, потенциально угрожающей стабильности биосферы планеты, поскольку он стал главным производителем двуокиси углерода и является одним из крупнейших продуцентов других парниковых газов, прежде всего метана и хлорфторуглеводов.

В 2009 г., в связи с проведением Конференции в Копенгагене, интерес к этой проблеме возрос. Произошло дипломатическое столкновение стран Запада и Китая. Позиция Китая свелась к тому, что основная доля вины возлагалась на страны Запада, а такая позиция весьма уязвима.

Китайское руководство и ученые намерены существенно сократить выбросы. Ху Цзиньтао и Вэнь Цзябао неоднократно заявляли об этом. Непосредственно перед конференцией правительство Китая заявило, что обязуется сократить выбросы парниковых газов на 45% к 2020 г. В марте 2009 г. Академия общественных наук Китая опубликовала «Доклад о стратегии продолжительного развития Китая на 2009 г.». В нем выдвинута цель сокращения до 2020 г. объема выбросов двуокиси углерода в расчете на единицу ВВП на 50%.

Однако зарубежные ученые-эксперты не разделяют оптимизма своих китайских коллег. Они пришли к выводу, что рост выбросов в Китае может замедлиться только после 2020 г., с максимумом около 2030 г. Такой вывод усугубляется тенденциями роста некоторых важнейших отраслей китайской промышленности и, прежде всего, – автомобильной. Уровень годового производства автомобилей в Китае превысил 10 млн единиц, существенно обойдя Германию и США. При этом, показатель персональной автомобилизации растет невиданными темпами.

Повышенный темп автомобилизации определяет и высокий уровень производства в других отраслях. Тем не менее, надо отдать должное большим усилиям китайского руководства по форсированному развитию и внедрению технически передовых отраслей энергетики. Первостепенное значение здесь отводится строительству атомных электростанций. Китай планирует ввести больше гражданских ядерных энергетических мощностей, чем все остальные страны мира, вместе взятые.

Китайское правительство принимает резкие ограничительные меры. Ликвидируются устаревшие производства. В середине июня 2009 г. заместитель министра по вопросам окружающей среды Чжан Лицзюнь на специальном форуме в Тяньцзине заявил, что подобная практика будет расширена и ужесточена. По мнению докладчика, китайская программа сокращения использования «неэкологичных» энергоносителей не выглядит вполне реалистичной. Спрос на жидкое топливо и потребление сырой нефти возросли менее чем за 10 лет в два с лишним раза.

Таким образом, долгосрочные перспективы реализации намечаемых экологических целей Китая выглядят весьма расплывчатыми. Впрочем, реальная картина будет зависеть от того, насколько глубоко руководство Китая сумеет согласовать быстрый экономический рост с задачами охраны окружающей среды.

 

И.В. Ушаков, заведующий Научно-издательским отделом ИДВ РАН

Климатический императив Пекина.


5-й блок докладов

Тема: «Проблемы Тайваня и китайской диаспоры»

А.Л. Верченко, старший научный сотрудник ЦПИК ИДВ  РАН (доклад с презентацией)

Выборы в местные органы власти и внутриполитическая борьба на Тайване в 2009 г.

Дается оценка состоявшимся 5 декабря 2009 г. выборам глав 17 городов и уездов Тайваня, а также депутатов местных парламентов и руководителей малых городов и поселков несколько пошатнули позиции правящего Гоминьдана, который потерял 2 округа. Выборы отмечены множественными нарушениями, низкой явкой избирателей, особенно сторонников Гоминьдана, сокращением роли малых партий, увеличением процентной доли т.н. независимых кандидатов.

Борьба между Гоминьданом и Демократической прогрессивной партий в течение года оставалась непримиримой, особенно по вопросу о расширении сотрудничества с Китаем и подписании Соглашения об экономическом сотрудничестве. В нынешней ситуации Ма Инцзю требуется сосредоточить усилия на наведении порядка в партии, установлении рациональных отношений между Гоминьданом и правительством, проведении эффективных мер по восстановлению и развитию экономики, сокращению безработицы, максимальной защите экономических интересов Тайваня на переговорах с континентом.

По оценке докладчика, о результатах можно будет судить по итогам предстоящего в декабре 2010 г. заключительного этапа местных выборов.

 

А.Г. Ларин, к.ф.н., ведущий научный сотрудник ЦПИК ИДВ  РАН

Китайские мигранты и политика Пекина.

Главная цель политики руководителей КНР в вопросах, касающихся китайских мигрантов в России – обеспечить стабильное, желательно – растущее присутствие трудовых мигрантов Китая на российском рынке. Прежде всего, интересы Пекина здесь касаются коммерсантов, в совокупности представляющих собой мощный канал для сбыта китайских товаров; а также для скупки и вывоза в Китай леса, металлолома, биоресурсов с российского Дальнего Востока. Немаловажное значение здесь имеет и возможность получить работу для нескольких сотен тысяч  китайских тружеников.

Задача продвижения на российский рынок распространяется и на экспорт (по контрактам) рабочей силы, преимущественно в сферу строительства и сельского хозяйства. Однако попытки китайской стороны получить для своих крестьян в долгосрочную аренду пустующие земли в европейской России оказываются неудачными.

Важным направлением в политике Пекина является противодействие трансграничной преступности, ведущееся в сотрудничестве с российскими пограничными, правоохранительными и таможенными органами. Оно включает в себя борьбу с контрабандой, наркотрафиком, нелегальным пересечением государственной границы.

Больным местом в сотрудничестве двух стран уже много лет остается «серая растаможка». Правительство КНР категорически выступает против использования серых схем таможенной очистки и требует от предпринимателей строго соблюдать российские законы. Китайские ведомства, представительства в России, СМИ ведут большую разъяснительную работу с коммерсантами, а в случае ареста и конфискации товаров китайские власти самым энергичным образом встают на защиту своих соотечественников.

Еще один источник постоянной головной боли для китайских ведомств,  отвечающих за мигрантов в России – это постоянные посягательства на личные права мигрантов. В особенно серьезных случаях китайская сторона реагирует достаточно решительным образом, используя дипломатические каналы. Однако в целом китайские власти отвечают на агрессию против мигрантов взвешенно, сдержанно. Принципиальная линия властей состоит в том, чтобы, отстаивая интересы своих сограждан, не допускать разжигания страстей.

Китайские дипломатические представительства поддерживают постоянные связи с  китайской общиной в России, приобщают мигрантов к политической жизни своей страны.

 

Г.А. Степанова, к.и.н., ведущий научный сотрудник ЦПИК ИДВ  РАН

Китайское студенчество за рубежом как часть китайской диаспоры.

Освещен ряд вопросов, связанных с обучением китайской молодежи за границей. Отмечается, что практика получения образования за рубежом имеет в Китае давнюю традицию, начавшуюся еще в XIX в. Прослеживаются разноречивые тенденции отправки студентов на учебу в XX в. и причины, по которым количество уезжающих за рубеж возросло в конце XX и начале XXI вв. Указываются страны, принимающие на учебу китайскую молодежь. Имеет место также проблема с возвращением на родину тех, кто получил образование, и их трудоустройством.

В докладе делается вывод о том, что зарубежное китайское студенчество, с одной стороны , является важным каналом подготовки научно-технических кадров, с другой – постоянным источником пополнения зарубежной китайкой диаспоры.

 

А.А. Козлов, к.и.н., учёный секретарь ИДВ РАН

Китайская община в США и ее роль в американо-китайских отношениях.

В настоящее время в США проживает 3,3 млн. этнических китайцев (2006 г.), 1% населения США. По численности община занимает 4-е место в мире после общин в Индонезии, Таиланде и Малайзии. История китайской иммиграции в Северную Америку начинается с середины XIX в. Она имеет три периода: 1) 1820-1882 гг. – время неограниченного въезда в США; 2) 1882-1943 гг. – период действия закона от 1882 г. о запрете иммиграции из Китая; 3) 1943 г. и после – постепенное снятие ограничений на въезд иммигрантов. Община поддерживает широкие связи с китайским миром за пределами США. Из-за различий политических взглядов ее членов она не может оказывать заметное влияние на формирование внешней политики США в отношении КНР.

 

А.А. Сергеева, аспирантка ИСАА МГУ

Эволюция политической линии КНР в отношении реэмигрантов в годы реформ.

Китайская диаспора, насчитывающая по разным данным от 30-ти до 50-ти млн. человек, – крупнейшая в мире. Китай и его диаспора связаны тесными узами: родственными и земляческими, культурными, деловыми, информационными. Сегодня они исключительно важны для Китайской Народной Республики, государство задает импульс для их развития, и, безусловно, китайская диаспора, как и сама метрополия, от этого только выигрывают. В конце 1980-х – начале 1990-х годов процессы реэмиграции в КНР стали поистине глобальным феноменом благодаря множеству факторов, а реэмигранты – одной из важных целевых групп в системе диаспоральной политики КНР. В докладе рассматриваются политические институты, деятельность которых направлена на работу с реэмигрантами, функции этих органов власти. Рассматриваются и анализируются законы и подзаконные акты в различные периоды современной истории Китая, связанные с вопросом реэмиграции. Сделан вывод об устойчивом развитии политической линии, направленной на разработку мероприятий по защите реэмигрантов и хуацяо как важного стратегического ресурса страны.  

А.В. Афонасьева, аспирантка ИДВ РАН

К вопросу привлечения квалифицированных кадров из числа зарубежных китайцев для работы в КНР

Исследуется вопрос о привлечении квалифицированных кадров из числа зарубежных китайцев для работы в КНР. Для дальнейшего осуществления модернизации Китаю необходимы значительные ресурсы, в т.ч. и человеческие ресурсы высшего и высокого уровня. Правительство КНР уделяет серьезное внимание проблеме нехватки квалифицированных кадров на рынке труда. В частности, существует ряд программ и грантов, нацеленных на привлечение зарубежных ученых и квалифицированных специалистов китайского происхождения, организуются ярмарки вакансий для китайских выпускников зарубежных вузов, как в КНР, так и за рубежом, и тому подобные мероприятия.

В докладе отмечается, что более чем 20-летний опыт Китая в области привлечения квалифицированных трудовых ресурсов во многом может быть полезен России, которая в настоящее время осуществляет государственную программу по оказанию содействия добровольному переселению в РФ соотечественников, проживающих за рубежом.

 

6-й блок докладов

Тема: «История КНР и историография»

 Ю.М. Галенович, д.и.н., главный научный сотрудник ИДВ  РАН

Современная интерпретация процесса создания Китайской Народной Республики

(к 60-летию КНР).

Предметом доклада является фильм под названием «Основание Республики», снимавшийся к 60-летию КНР известным режиссером Чэнь Кайгэ. Эта пропагандистская картина представлет современную интерпретацию процесса создания КНР. Впервые в кинематографе ударение делается не только на беспощадной войне 1946-1949 гг. против вооруженных сил Чан Кайши и Гоминьдана, но и на огромной деятельности Мао Цзэдуна, работавшего со всеми политическими силами в Китае, в том числе с руководителями Партии Гоминьдан Китая, которые не разделяли точку зрения Чан Кайши.

В 1945 г. Вторая мировая война завершилась, но будущее Китая не было определено, – утверждается в начале фильма. Это может означать, предполагает докладчик, что Китай настолько велик, самостоятелен, обособлен, что мировые события, даже такие, как Вторая мировая война, – лишь внешний фон, на котором Китай жил, живет и будет жить своей жизнью.

Режиссер проводит также мысль о том, что КПК берет на вооружение имя, принципы и образ Сунь Ятсена.

Большое место уделено руководителям демократических партий, лидерам, прежде всего наиболее влиятельной из них Демократической лиги Китая, – Чжан Ланю, Ло Лунцзи, Шэнь Цзюньжу. Все они, в конечном счете, содействовали приходу к власти в Китае Мао Цзэдуна.

В фильме дважды появляется Сталин. Вводится тема, что все, что добились Мао Цзэдун и КПК в 1945-1949 гг. достигнуто только благодаря собственным усилиям; о помощи со стороны СССР не упоминается.

Лейтмотивом звучит отношение авторов фильма к нашей стране: Мао Цзэдун самостоятельно свершил революцию, создал КНР; Сталин не верил в победу КПК, был озабочен только тем, как бы события в Китае не нанесли вред взаимоотношениям СССР и США; когда же стало очевидно, что КПК одерживает победу, Сталин заявил, что СССР признает КНР, и на это Лю Шаоци ответил: «Очень хорошо».

По мнению докладчика, главная мысль в фильме, которую современные китайские пропагандисты решили донести до зрителей, состоит в следующем: Китай велик, Китай самостоятелен, будущее за Китаем. Пропагандистское содержание фильма заключается в том, чтобы с современной точки зрения трактовать интересы нации, а также позиции лидеров – Мао Цзэдуна и Чан Кайши, и, наконец, показать отношение к Китаю со стороны США и СССР.

 

Н.Л. Мамаева, д.и.н., заместитель руководителя ЦПИК ИДВ  РАН

Переговорный процесс между Гоминьданом и КПК накануне гражданской войны 1946-1949 гг.

Послевоенный период в истории Китайской Республики стал временем противостояния Гоминьдана и Компартии Китая, в котором победила КПК, выступив в роли партии национального спасения. Содержание переговорного процесса между официальной властью и КПК в течение 1945-1946 гг., изучение которого стало более углубленным на основе новой документальной базы, позволяет всесторонне представить позиции сторон и оценить шансы мирного развития политического процесса.

 

А.Н. Карнеев,  к.и.н., заместитель директора  ИСАА МГУ

Группировка Гоминьдана в период Нанкинского десятилетия: новые подходы в историографии.

Тема противоборства группировок внутри ГМД всегда вызывала довольно большой интерес у китайских историков. Введение в научный оборот большого массива новых источников и определенная либерализация историописания в последние годы заставляет внимательно следить за оценками, которые делают по данной проблематике ученые КНР, особенно ученые среднего и молодого поколения.

В Гоминьдане после образования нанкинского правительства происходили сложные процессы перегруппировки сил и переформатирования внутренних связей и альянсов; на фоне риторики объединения в интересах страны продолжалось противоборство в борьбе за политические и иные ресурсы. Некоторые авторы считают справедливой формулу, что вся история нанкинского десятилетия была историей непрекращавшейся борьбы фракций и группировок внутри партии и правящего режима.

В довоенный период внутрипартийные конфликты и споры имели острый характер и зачастую противоречия в позициях оппонентов переходили к вооруженным столкновениям, так как оппозиционеры могли находить поддержку у располагавших самостоятельными вооруженными силами региональных правителей. При этом следует относиться с некоторой долей условности к таким закрепившимся за теми или иными группами в Гоминьдане ярлыками, как «левые», «правые».

В своем сообщении автор в основном сосредоточил внимание на противоборстве ряда влиятельных группировок внутри прочанкайшистского «ядра» гоминьдановского режима.

 

И.Н. Сотникова, к.и.н., ведущий научный сотрудник ИДВ  РАН

Основные направления советской помощи КНР в 50-е годы.

На основе новых сведений зарубежных и отечественных публикаций рассматриваются главные направления помощи Советского Союза вновь образованной в 1949 г. Китайской Народной Республике, в особенности ее экономической составляющей, — помощи кредитами.

Е.Н. Брун, аспирантка ИСАА МГУ

Положение интеллигенции в современном Китае (историографический обзор).

Рассмотрено определение понятия «интеллигенция» и дан краткий обзор российских (включая советский период), французских, англо-американских и китайских публикаций по теме доклада.

 

 

 

 

 

Обновлено 23.03.2010 14:59
 
Деятельность ИДВ РАН
Электронная библиотека ИДВ РАН / Scientific Digital Library of IFES RAS
————————————
Проблемы Дальнего Востока
The Far Eastern Affairs
————————————
Японские исследования / Japanese Studies in Russia
————————————
Вьетнамские исследования
The Russian Journal of Vietnamese Studies
————————————
Китай в мировой и региональной политике. История и современность / China in World and Regional Politics. History and Modernity
————————————
Персональные блоги/сайты
Copyright © 2012 ИДВ РАН При полном или частичном использовании материалов сайта ссылка на источник(www.ifes-ras.ru)обязательна.