ИДВ РАН  
 
21.06.2018 г.  
Интервью директора ИДВ РАН С.Г. Лузянина газете «Лонг Бао» Печать

Газета «Лонг бао» опубликовала развернутое интервью директора ИДВ РАН, профессора С. Г. Лузянина, в котором подробно освещается положение России в современном мире, ее политика на евразийском направлении и подходы к расширению российско-китайских отношений и связей.

ПУТИН 4.0: ЗАГРУЗКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ

На завершившихся в марте 2018 года президентских выборах Владимир Владимирович с неоспоримым преимуществом вновь был избран Президентом Российской Федерации на 4 срок. В мировой печати мгновенно обозначили это событие, как «Путин. 4.0». 7 мая 2018 года состоится инаугурация Президента, затем последует назначение нового правительства, Россия приступит к реализации сложнейших и очень перспективных задач. По мнению очень многих аналитиков и обозревателей начало «Эпохи Путиа 4.0» происходит в сложнейших условиях. Новому руководству России придется решать гигантские задачи по развитию страны в заметно усложнившихся внешних условиях, в том числе в условия давления и санкционной политики Запада. Своим мнением о перспективах развития страны с читателями «Лонг Бао» делится известный российский политолог, директор Института Дальнего Востока РАН, член Международного дискуссионного клуба «Валдай» и Российского Совета по внешней и оборонной политике, профессор Сергей Лузянин.

Сергей Геннадьевич, для начала хотелось бы спросить Вас, что Вы думаете по поводу развития перспектив отношений между Россией и Западом. Прежде всего, между РФ и Европой. Ведь начало нового этапа работы вновь избранного российского президента было омрачено так называемым делом об «отравлении шпиона Скрипаля», усилением санкционного давления на Москву, инициированной США и Соединенным Королевством высылкой российских дипломатов и ответными мерами со стороны РФ. Причем, многие полагают, что начало ухудшения этих отношений связано с конфликтом, который возник в связи с Украиной. Как Вы думаете, в чем причины этих конфликтов и удастся ли их преодолеть?

– Вы правильно обратили внимание на современное состояние международных отношений, прежде всего в контексте контактов Россия – Запад. Сразу же отвергну расхожую версию о том, что все проблемы сегодняшнего дня для России связаны с отношением нашей страны к перевороту на Украине в 2014 году и возвращением Крыма в состав РФ, который на самом деле произошел в соответствии с волеизъявлением народов. Давление на Россию началось задолго до этих событий.

Вспомним хотя бы реакцию Запада на речь В.В. Путина на Мюнхенской конференции по вопросам безопасности 10 февраля 2007 года. Именно тогда он заявил о том, что «для современного мира однополярная модель не только неприемлема, но и вообще невозможна». После чего последовали различного рода методы политического, экономического и иного давления на Москву сначала в виде различных акций, связанных со «списками Магнитского», «отравлением Литвиненко» все в той же Великобритании и другие действия Запада.

А ведь сегодня любому здравомыслящему политику ясно, что в условиях глобализации экономической, политической и межцивилизационной гуманитарной жизни сохранение диктата лишь одного политического центра, пусть даже обладающего самой развитой экономикой и мощнейшей армией, объективно тормозит развитие остального мира.

На смену старому, однополярному или двуполярному миру, идет новый многополярный мир. И полюс, преследующий тоталитарные цели в международной жизни, добивающийся преимуществ исключительно для себя и своих союзников, вряд ли добровольно расстанется со своими привилегиями.

Последние события в Великобритании лишь фиксируют эту тенденцию. Россия обвиняется не просто в покушении на убийство, а в использовании оружия массового уничтожения на территории зарубежной страны. Хотя напомню, что Россия, по официальным данным ОЗХО, одна из немногих стран мира, полностью выполнила свои обязательства по уничтожению химического и биологического оружия.

Уровень политического и информационного давления на Москву до получения каких-либо внятных свидетельств и доказательств беспрецедентен. Россия виновата просто потому, что она виновата. Консолидация ЕС и НАТО вокруг британской позиции закрепляют тренд. Новые провокации могут произойти где угодно. Допускаю, что очаги давления против несогласных с США и НАТО могут возникнуть и где-нибудь в регионе Восточной Азии, где происходят кардинальные экономические и политические перемены.

Хотел среди великого множества мудрых китайских пословиц есть пара-тройка, широко растиражированных в России. Думаю, не надо пояснять, хорошо ли живется в эпоху перемен. Истина относится и к людям, и к государствам, и группам стран или регионам. И Регион Азии не исключение.

Что касается упомянутой в Вашем вопросе высылки российских дипломатом, скажу, что с российской стороны последовали решительные ответные адекватные меры, которые произвели сильное впечатление на наших оппонентов. К тому же не все европейские страны пошли на поводу у США и Англии. Более того, большинство стран, в том числе и сами США, поспешили заявить, что Россия может прислать новых своих дипломатов, вместо тех, кто покинул эти страны. А это, как и многое другое, что сегодня практически вытекает из русофобской политики США и НАТО, больше напоминает фарс и трагикомедию.

Хочу сказать, что Россия при Путине последовательно добивается своих целей. Уместно вспомнить, что в начале 2000-х России удалось достичь политической стабилизации российского общества. Вернуть российской внешней политике понятие «государственных национальных интересов», перевести экономику на рельсы постепенно роста, начать заново отстраивать промышленно-производственную базу, восстановить вооруженные силы и решить серьезные проблемы, связанные с исламским радикализмом и терроризмом. Сегодня новое время и новые проблемы, которые будут решаться столь же последовательно и упорно. А это не нравится некоторым за пределами России.

Сергей Геннадьевич, мы все видим, что в нынешнем раунде российско-британского конфликта не все европейские страны проявили ожесточенную реакцию по отношению к вашей стране. Да и в санкциях проглядывается разный подход у разных стран. До украинского кризиса у европейских стран с Россией также были разногласия, но в основном поддерживалось сотрудничество. В антироссийской политике Лондон и Вашингтон придерживаются агрессивной и жесткой позиции, Франция, Германия, в свою очередь, считаются умеренными. В то же время не просто развиваются отношения с Турцией, хотя на последнем российско-турецком саммите проявились положительные моменты. Как, по Вашему мнению, Россия будет действовать в такой сложной ситуации?

– Безусловно, отношения России с европейскими странами имеет многослойный, многоуровневый характер. Москва неоднократно заявляла о том, что не видит смысла в санкционном давлении. Тем более, когда дело касается такой державы, как Россия. Любые ограничения против нашей страны лишь стимулируют русских на укрепление собственной экономической независимости. Для этого у нас есть все условия, в том числе и материальные, и финансовые, и энергетические, и ресурсные.

Конечно, санкции осложняют нам жизнь, но они же закаляют нашу страну и наш народ. Парадоксально, но они способствуют быстрому восстановлению промышленной базы, разрушенной в 1990-е годы не без «помощи Запада».

Обратите внимание на резкий рывок развития отечественного сельского хозяйства. Россия еще недавно была импортером сельхозпродуктов. Сегодня она превращается в успешного экспортера продуктов питания и зерна. Такого не было даже в период СССР. Европа же еще недавно поставляло огромные продуктовые ресурсы в РФ. Присоединение же к санкциям навредило лишь ей самой, а также европейским фермерам.

Более того, несмотря на мощное давление, Германия, например, не захотела отказаться от строительства «Северного потока-2». Все разрешения на прохождение этого газопровода недавно выдала Финляндия. Идет строительство южного направления газового потока – «турецкого». Иными словами, экономическому сотрудничеству, выстраиваемому на взаимовыгодной основе, не мешают никакие санкции.

Хотелось бы обратить внимание читателей на еще одно обстоятельство. Россия совместно с Казахстаном, Белоруссией и другими странами реализует программу по созданию ЕврАЗЭС. Одновременно Китай работает над практической осуществлением идеи «Один пояс – один путь».

Сегодня мы говорим о сопряжении этих двух программ. В них вовлекаются десятки азиатских, ближневосточных и европейских стран. Успешная реализация новых целей на огромном евразийском пространстве уже сегодня становится мощным драйвером развития Евразии, а в случае успешной реализации этого сопряжения, «новый Шелковый путь» станет драйвером развития всей мировой экономики. К тому же такая политика объективно экономически усиливает наши страны. И это станет серьезным примером успешного развития мира в условиях многополярности.

Ряд известных Вам стран откровенно не заинтересован в этом, ибо они могут потерять свои экономические и валютно-финансовые преимущества. Отчасти именно этим можно объяснить и санкции против России, и угрозы повысить таможенные сборы на китайские товары, что является формой откровенного давления на вторую экономику мира, какой и является Китай.

Зарубежные эксперты сегодня много спорят: «повернулась» ли Россия на Восток или нет? Спор этот не состоятелен. Россия уже давно и очень активно работает на Востоке. И это не только Восточная Азия, но и Ближний и Средний Восток, Южная Азия, регион БРИКС и ШОС. Взять ту же Турцию. Это сложный и не простой партнер. Тем не менее, эта страна занимает важное стратегическое экономическое и политическое положение в Евразии. И последний российско-турецкий саммит показал, что с Анкарой можно и нужно работать.

Сергей Геннадьевич, какую роль сыграла Россия в ситуации в Сирии? Сирийская тема это еще одна горячая тема сегодня, таковой она останется до той поры, пока не завершится процесс внутриполитического урегулирования в этой стране. Как вы объясните стратегическое значение Ближнего Востока в России с точки зрения борьбы с терроризмом, национальной безопасности и экономических интересов?

– Я уже говорил выше, что Россия в геополитическом смысле уже вернулась на Восток. Решительные и определяющие успех действия Москвы по ликвидации ИГИЛ и выдавливанию из Сирии террористических группировок, начало Астанинского процесса – то есть процесса внутриполитического примирения в Сирии – это как раз и есть проявление, с одной стороны, возвращения России на Восток, а с другой стороны, - возвращение к стратегическим интересам самой России.

То, что происходит сегодня вокруг Сирии, по сути дела, является отражением столкновения двух концепций: концепций однополярного и многополярного мира. И, к сожалению, отказ от многополярного мира будет означать передачу мира под диктат одного гегемона. Разрушение Ливии, многолетняя война в Сирии, попытки переворотов в Египте, война в Южном Йемене – мотивация всех этих трагических событий находится в русле однополярной политики диктата.

Процесс урегулирования в Сирии, который пока еще находится на хрупкой начальной стадии, стал возможным благодаря непростому диалогу и согласованным действиям, которые наблюдаются в рамках взаимоотношений между Россией, Ираном и Турцией. Обращу Ваше внимание на то, что между этими тремя странами существуют непростые отношения, у них разное отношение к сегодняшнему руководству Дамаска. Тем не менее, сообща им удалось сделать то, чего не смогла добиться коалиция во главе с США. И, если бы не вмешательство извне, процесс внутриполитического урегулирования и примирения при поддержке мирового сообществ проходил бы быстрее и эффективнее.

Вы много говорили об Америке. И вот что интересно, после того, как В.В. Путин был переизбран на четвертый срок, президент США Трамп по собственной инициативе позвонил ему и поздравил с победой на выборах, хотя советники отговаривали его от этого. Президент США несколько раз за последние два месяца говорил о грядущей встрече с президентом России. Но почему он до сих пор не установил хорошие отношения между Соединенными Штатами и Россией? Существует ли непримиримое структурное противоречие между двумя странами?

– В российской и зарубежной прессе эта тема не раз освещалась. Встреча с Трампом в этом году будет. И не важно в каком формате: на встрече «G-20», на саммите АТЭС или в виде двусторонней встречи в какой-нибудь третьей стране? Главное, что со стороны России к такой встрече и переговорам препятствий нет. Сегодня мы говорим о преградах в виде русофобии в политическом окружении Дональда Трампа. Но русофобия это лишь оружие в руках противников многополярного мира. С одинаковым успехом таким же оружием может стать и китаефобия, конвергируемая в тезисы об «экономической агрессии и экспансии» Китая.

И это не просто политический спор Америки с Китаем или Америки с Россией. Это проявление борьбы за сохранение мирового лидерства. На мой взгляд, именно такой подход делает мир и ситуацию в нем неопределенными, сложными, а порой даже опасными.

Чтобы не допустить возникновения критической массы, нужен диалог, надо договариваться. Россия и Китай в своей внешнеполитической практике в одинаковой степени руководствуются дипломатическими методами и приемами, стремлением говорить и договариваться. И в этом смысле показателен пример с Северной Кореей. Именно дипломатия помогла начать межкорейский диалог, создать условия для возможной личной встречи президента США и руководителя КНР.

После того как Си Цзиньпин был вновь избран Председателем КНР, а В.В. Путин выиграл президентские выборы, оба руководителя были первыми, кто поздравил друг друга с переизбранием на высшие посты в своих государствах. Частые контакты между главами России и Китая в предыдущие годы были прекрасным дипломатическим ландшафтом в двусторонних отношениях. Как Вы оцениваете современное состояние российско-китайских отношений?

– Мы уже привыкли характеризовать двусторонние отношения, как «находящиеся на высочайшем уровне своего развития». Эти фразы стали привычными, и они не позволяют глубоко заглянуть в содержание наших двусторонних контактов.

Китай и Россия конструктивными, продуманными шагами сегодня поддерживают

стабильность, сохраняют этот хрупкий миропорядок. Две страны на всех формальных и неформальных площадках пытаются, с одной стороны, усилить позиции "неамериканского" мира, в который входят не только Россия и Китай, но и десятки стран, близких КНР и РФ по духу.

С другой стороны, наши страны стараются использовать такие площадки, как ШОС и БРИКС, а также институты классического направления исключительно для сохранения стабильности и развития. Напомню, что на Пекин и Москву постоянно оказывается давление извне, например, в виде размещения американской системы ПРО в Республике Корея, либо в иной другой форме. Две страны решают эти проблемы либо самостоятельно, либо сообща, либо в рамках Шанхайской организации сотрудничества, в ходе различных международных форумов.

С третьей стороны, у России и Китая есть стратегический формат отношений, которые уже не нужно далее «сближать и усиливать», поскольку дальше – только союз. Все пограничные вопросы между Россией и КНР, к счастью, урегулированы. Объективно мы вместе находимся в пуле стран, выступающих против однополярного мира. В этом контексте, думаю, геополитическое оппонирование Китая и Америки продлится еще десятилетия, невзирая на их экономическую взаимозависимость.

Для России Китай – государство-гигант, будущая сверхдержава, с которой у нас 5 тысяч километров общей границы. Ведь не зря же и у нас в стране любят повторять формулу «всегда друзья и никогда враги».

Наши экономические интересы могут не совпадать, но в стратегическом плане – цели общие. Стратегически связаны наши государства еще и потому, что им обоим выгодно было бы обустроить Евразию, в том числе без навязчивого вмешательства США. Этой задаче служат самые разные проекты – через ШОС, через сопряжение «экономического пояса Шелкового пути» и Евразийского экономического союза.

Хотел бы обратиться к еще одной составляющей наших отношений.

Сегодня привычными стали рассуждения и о том, что политические контакты у нас «горячие», а вот экономическое сотрудничество все еще остается «холодным». Доля истины в этом есть, конечно. Но не забывайте, что Китай развивает активные связи с внешним миром, и прежде всего с Западом, вот уже 40 лет, и имеет сорокалетний деловой опыт ведения бизнеса с внешним миром. Россия в этой сфере отстала от Китая лет на 20, поскольку по-настоящему деловой опыт стала приобретать только с начала 2000-х годов. Но Россия учится очень быстро, и делает это в крайне сложных для себя внешних условиях. И в этом ее преимущество.

Сегодня экономические отношения двух стран возрастают и в количественном и в качественном отношениях. В 2016 году объем товарооборота просел до $62 млрд. В 2017 году торговля выправилась, товарооборот составил $82,3 млрд. Таким образом, произошел рост на 20,8% год к году. В этом году тенденция к росту сохраняется. За первый квартал 2018 года, объем торговли вырос более чем на 28 % по сравнению с таким же периодом прошлого года. Реализуются крупные проекты, в том числе нефтегазовой сфере, в области добычи и переработки сырьевых ресурсов, в прокладке новых транспортных артерий в рамках реализации идеи «Один пояс – один путь».

В целом это неплохо. Конечно, заявленных $100 млрд в торговле мы пока не достигли, но главное, что выросло качество взаимной торговли. И 2018 год позволит нам вплотную приблизиться к этой отметке.

Иногда китайские друзья нас спрашивают, а каково место Китая во внешнеполитической стратегии России? Ведь РФ одновременно развивает полноценные отношения и с Индией, и с Японией и с другими странами. Скажу так, что перспективы нашего стратегического партнерства были определены в новой концепции внешней политики РФ, утвержденной президентом 30 ноября 2016 г. и на следующий день вступившей в силу. Не знаю, обратили ли вы внимание на то, в каком порядке были перечислены страны, представляющие для России наибольший интерес? В разделе «Азиатские страны» на первом месте стоит, естественно Китай, а какая страна, по-вашему, названа второй? Индия. На третьем месте – Монголия. И только после них идет Япония. Впрямую о «приоритетах» не говорится, но в таких документах перечисление, если оно не в алфавитном порядке, всегда многозначительно. И в этом смысле следует подчеркнуть: загрузка программы «Пуиин 4.0» продолжается.

Спасибо за внимание.

Записал Александр Исаев

Публикация на китайском языке: http://epaper.dragonnewsru.com/#/issue/434/3

Обновлено 25.05.2018 13:31
 
Сотрудники ИДВ РАН в СМИ
Copyright © 2012 ИДВ РАН При полном или частичном использовании материалов сайта ссылка на источник(www.ifes-ras.ru)обязательна.