ИДВ РАН  
 
25.09.2018 г.  
Лузянин С.Г. Большая Евразия: общие задачи для Китая и России Печать

Большая Евразия: общие задачи для Китая и России

Сергей Лузянин, директор Института Дальнего Востока РАН. Москва, 16 апреля 2018 г.

США не являются географической частью Евразии, но исходя из геополитических и инвестиционных интересов они пытаются получить доступ в отдельные зоны континента, предоставляя либо финансово-экономические, либо услуги безопасности (Афганистан). Как показывает практика последних лет, качество и политическая направленность этих услуг противоречит интересам России и Китая, приводит к дестабилизации и обострению конфликтов в местах пребывания США.

Состоявшийся XIX съезд КПК в Пекине затронул проблематику «Одного пояса, одного пути». В выступлении китайского лидера, в частности, говорилось, что инициатива нужна для «создания торговой и инфраструктурной сети, связывающей Азию с Европой и Африкой вдоль и за пределами маршрутов древнего Шёлкового пути». Фактически инициатива рассматривалась в докладе и как отчёт об успехах её реализации, и как план на ближайшее пятилетие.

В российском экспертном сообществе потенциальные социально-экономические выгоды инициативы рассматривают с точки зрения возможной диверсификации китайского проекта. То есть использование не только инфраструктурных/транспортных проектов, но и других направлений, которые неизбежно будут сопровождать развитие Нового шёлкового пути. Уже сегодня эксперты называют восемь треков: транспортный, банковский, инвестиционный, торговый, туристический, гуманитарный и другие.

Идея создания Большого евразийского партнёрства (БЕП) была сформулирована 3 декабря 2015 года, когда в Послании Президента России Федеральному Собранию была выдвинута инициатива о начале консультаций по формированию экономического партнёрства между государствами – членами ЕАЭС, АСЕАН и ШОС и государствами, которые присоединяются к ШОС. На протяжении 2016 года концепция неоднократно озвучивалась на различных многосторонних площадках, по сути став флагманской российской инициативой по развитию евразийской интеграции.

Опора этого процесса – конструктивное взаимодействие Москвы и Пекина. В связи с этим звучат скептические оценки (особенно на Западе), основанные на убеждении, что формирование нового полюса силы невозможно в силу якобы непреодолимых российско-китайских противоречий. Между тем ни одно из обсуждаемых противоречий между ведущими евразийскими государствами не является объективным, глубоким или антагонистическим. Россия и КНР ищут в общем соседстве разные ресурсы и возможности – рабочую силу в одном случае и пространство для инвестиционной экспансии в другом. И Россия, и Китай жизненно заинтересованы в региональной безопасности и стабильности политических режимов.

Выдвижение инициативы было во многом вызвано обеспокоенностью России в связи с падением авторитета Всемирной торговой организации (ВТО) и созданием «закрытых» региональных торговых объединений. Предлагаемый ответ состоит в гармонизации различных региональных экономических форматов при строгом соблюдении принципов равенства и открытости. В качестве положительного опыта Владимир Путин назвал деятельность Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и переговоры о его сопряжении с китайским проектом, которые в перспективе могут способствовать созданию Большого евразийского партнёрства. Конечной целью выступает утверждение ЕАЭС как центральной объединяющей структуры в сети региональной интеграции в Евразии.

Россия и Китай как крупные евразийские державы выступают естественными союзниками в интеграционных, инфраструктурных и торговых процессах в Евразии. Геоэкономическое совпадение интересов усиливается реализацией китайской инициативы «Один пояс, один путь» и осуществляемым Россией поворотом на Восток. Двусторонние отношения России и Китая, их стратегическая устойчивость обеспечивают определяющее влияние на успех сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса, одного пути» и формирование в перспективе Большого евразийского партнёрства.

США не являются географической частью Евразии, но исходя из геополитических и инвестиционных интересов они пытаются получить доступ в отдельные зоны континента, предоставляя либо финансово-экономические, либо услуги безопасности (Афганистан). Как показывает практика последних лет, качество и политическая направленность этих услуг противоречит интересам России и Китая, приводит к дестабилизации и обострению конфликтов в местах пребывания США. Политика Дональда Трампа по усилению протекционизма и развитию внутренних американских приоритетов отчасти снизила эту тенденцию, но не ликвидировала полностью потенциал соперничества Америки с РФ и КНР за Евразию.

Для России приоритетной площадкой в Евразии является ЕАЭС. Россия и Китай, полностью поддерживая инициативы Организации, развивают сотрудничество в рамках Организации по двум трекам. Во-первых, это подготовка не преференциальных соглашений о торгово-экономическом сотрудничестве, включая таможенное регулирование, электронную торговлю, защиту интеллектуальной собственности и прочие. Во-вторых, сопряжение ЕАЭС и китайской инициативы «Один пояс, один путь», включая формирование банка инфраструктурных и инвестиционных проектов, заключение соглашения о создании зоны свободной торговли (ЗСТ) с Вьетнамом, ведение переговоров по ЗСТ с Индией, Сингапуром, Республикой Корея, Монголией, Камбоджей.

Триггером многосторонних инициатив в Евразии выступает процесс создания сети транспортных коридоров, которые связали бы ключевые субрегионы Евразии в единое целое. Россия как государство, расположенное между Европой и Азией на пути основных транспортных маршрутов, потенциально имеет пока нереализованные логистические, транзитные и иные инфраструктурные резервы и возможности. Формирование евразийской транспортной сети позволит реализовать эти преимущества.

Важную роль в интеграции транспортного пространства может сыграть Транссибирская магистраль. Значительным потенциалом обладает проект по строительству высокоскоростных магистралей на территории России: сооружение ж/д дороги «Москва – Казань», в перспективе – продвижение этой линии через Казахстан на северо-запад Китая. Проект позволит создать новую опорную транспортную инфраструктуру для сообщения России, стран Центральной Азии, Китая и Европы.

России целесообразно изучить опыт Китая по формированию контейнерных перевозок для доставки грузов в европейские страны: на обратном пути из Европы в Китай они недозагружены. Россия могла бы использовать эту возможность для быстрой и экономически эффективной доставки пользующихся спросом в Китае российских товаров: для этого необходимо создать сеть современных транспортно-логистических центров.

Укрепление безопасности и экономического сотрудничества в центре Евразии является ключевой задачей Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), которая в 2017 году из «шестёрки» постоянных членов расширилась до формата «восьми». Вступление Индии и Пакистана означает качественную эволюцию организации, выход её из статуса региональной на уровень глобальной структуры. Российско-китайская «ось» и до, и после расширения ШОС неформально стабилизирует потенциальные трения внутри организации между отдельными членами. РФ и КНР совместно с Индией, Пакистаном, государствами Центральной Азии готовы предложить качественно новый набор высокотехнологических, инвестиционных, банковских, транспортных и иных услуг в сферах торгово-экономического взаимодействия.

Источник: Евразийские исследования

Оригинал: Лузянин С.Г. Большая Евразия: общие задачи для Китая и России // Валдай.

Обновлено 03.05.2018 15:21
 
Деятельность ИДВ РАН
Электронная библиотека ИДВ РАН
————————————
Проблемы Дальнего Востока
The Far Eastern Affairs
————————————
Японские исследования
Japanese studies in Russia
————————————
Вьетнамские исследования
The Russian Journal of Vietnamese Studies
————————————
Сотрудники ИДВ РАН в СМИ
Copyright © 2012 ИДВ РАН При полном или частичном использовании материалов сайта ссылка на источник(www.ifes-ras.ru)обязательна.